Опубликовано: 2158

Человек для "Казцинка" - сырье?

Человек для "Казцинка" - сырье?

13 погибших, свыше 30 тяжело травмированных, более 120 пострадавших – это “достижения” корпорации “Казцинк” за последние три года. Семьи изувеченных и погибших рабочих, как показывает жизнь, остаются с бедой один на один. Впечатление такое, что металлургический гигант действует по принципу: нет человека – нет проблемы.

Может, пришло время вмешаться в этот конфликт акимату области, правительству и Парламенту? Ведь это наши люди страдают!

Два года назад в материале “Право на смерть” (от 30.05.2008 г.) мы рассказывали о ситуации на риддерских рудниках “Казцинка”. Как перекладывают вину за инвалидность и гибель под обрушениями пород на самих рабочих. Как бросают без помощи осиротевшие семьи… Мы надеялись, что высокое руководство корпорации пересмотрит отношение к людям… Но как калечились и умирали горняки ради сверхприбыли компании, так калечатся и умирают. А семьи погибших и покалеченных на производстве рабочих по-прежнему не чувствуют со стороны предприятия ни действенного участия, ни поддержки.

Как оценили жизнь рабочих

Андрей Каменев пришел на Риддер-Сокольный рудник пять лет назад – ему едва исполнилось 18. В феврале этого года бригадир проходчиков Каменев погиб под завалом при выполнении наряда, в 23 года. В один день его жена Юлия Каменева стала вдовой, а пятилетний сын Владик сиротой.

Когда после похорон Юлия пришла на предприятие, чтобы спросить, как жить дальше, юрист сразу предложил ей подписать типовое соглашение. Цитируем: “В целях оказания социальной поддержки, возмещения морального вреда, определенного получателями (так в тексте. – Прим. автора), выплатить на всех единовременно сумму 1,5 миллиона тенге (по 500 тысяч – матери, жене и сыну погибшего)”. И дальше по тексту, что обязательства компании на этом считаются полностью выполненными и семья погибшего горняка не имеет права впредь обращаться в суд.

“Мы спросили, – говорит Юлия Каменева, – для чего нас подталкивают подписывать такой текст. Юрист ответил: люди, мол, не понимают, что им все выплатили, идут в суд, и поэтому они разработали типовой документ, чтобы судьям лишнюю работу не создавать. После смерти мужа остались его мама, мы с сыном. Нам предложили по 500 тысяч тенге на каждого. Кто определил такой размер “морального вреда”? Юрист ответил: “Казцинк” вообще ничего вам не должен и деньги предлагает только из благотворительности”.

Такая попытка “облагодетельствовать” семью, потерявшую на руднике кормильца, продолжается уже пятый месяц. У Юлии остались ипотека, кредит, но, сколько бы она ни обращалась в компанию, ответ один: “Подпишите соглашение”.

Возникает вопрос, а в какую сумму на “Казцинке” оценивают жизни, например, председателя совета директоров Геннадия Зильберберга, или президента компании Николы Поповича или первого вице-президента Юлии Попович?

“Погиб – закопали и забыли”

13 октября 2006 года под завалом на Тишинском руднике погиб горняк Олег Тютюньков. Через месяц на выработках рудника “40 лет ВЛКСМ” обрушившаяся горная масса искалечила Евгения Федоренко – проходчика с 16-летним подземным стажем. В феврале 2007-го на Риддер-Сокольном руднике под многотонной рухнувшей породой был погребен 26-летний Мурат Нурахметов. Через два месяца его судьбу повторил Айтмуханбет Колыбаев – горняк с 21-летним стажем… Список трагедий можно продолжать долго.

– Раньше в случае гибели рабочего его семья получала 10 годовых зарплат, – говорит вдова Олега Тютюнькова Жанна, – плюс ежемесячное пособие на детей. Но закон изменили, и в итоге компания освобождена от повышенной ответственности. На мои запросы “Казцинк” всегда отвечает, что, кроме страховой выплаты, на сына ничего не положено. Дай бог, чтобы тем, кто строчит эти бумаги, не пришлось растить ребенка на такие деньги!

Каиргуль Колыбаева даже через три года после гибели мужа не может сдержать слез, вспоминая документ, который ей передали накануне похорон. Там утверждалось, что корпорация провела с семьей погибшего встречу, разъяснила ее права. “Зачем эта ложь? – плачет Каиргуль. – Никто не приходил! В соседнем подъезде жил директор рудника – и не подумал заглянуть! Нелюди они все, что ли? Похороны мы организовывали сами”.

Сегодня Колыбаевы за погибшего на руднике главу семьи получают чуть больше 25 тысяч тенге. И все. За три года ни один руководитель рудника и тем более корпорации не позвонил Каиргуль, не спросил, как живется ее семье без отца, как растит двух сыновей, в чем нуждается! Точно так же никому на “Казцинке” нет дела, как приходится семьям погибших Олега Тютюнькова, Мурата Нурахметова, Андрея Каменева, искалеченного обвалом Евгения Федоренко… “Человек для корпорации – сырье. Погиб – закопали и забыли”, – говорят вдовы.

Такой вот “инстинкт” уважения

Женам горняков понадобились годы, чтобы “выдавить” договор “Казцинка” по обязательному страхованию ответственности как работодателя. А когда они увидели документ, обомлели: сумма составляет несколько миллиардов тенге – на столько “Казцинк” заключил договор со страховой компанией для выплат компенсаций при несчастных случаях на производстве! Но в семьях пострадавших горняков и металлургов видят только крохи от этих миллиардов.

“Мы обратились в национальный центр по правам человека, – говорит Жанна Тютюнькова. – Нам ответили, что ради совершенствования законодательства принят закон, устанавливающий обязательное страхование от несчастных случаев на производстве. Но мы не видим этих денег. Закон не работает? Если бы семьи тех, кто погиб или стал инвалидом, действительно получали многомиллионные суммы, возможно, предприятие иначе относилось бы к своим людям. Выгодней было бы беречь людей, соблюдать технику безопасности, модернизировать производство”.

Полгода назад вдовы обратились в профсоюз “Казцинка” с тем же вопросом: почему им выплачивают только мизерные пособия на детей? “Единовременная компенсационная выплата в размере 10 годовых зарплат в связи со смертью работника упразднена, – отписал в своем ответе председатель профкома С. Солдатов. – В коллективном договоре на 2008–2012 годы пункт о выплате 10 годовых зарплат в связи со смертью работника не предусмотрен… Профсоюзный комитет не усматривает нарушения ваших прав и гарантий”. Комментарии, как говорится, излишни…

Меж тем не так давно первые руководители “Казцинка” представили очередной проект. На слайдах мелькали витиеватые фразы типа “вживление в организм компании инстинкта уважительного отношения к человеческой личности”… Семьи погибших горняков в этих красивых словах видят самую настоящую насмешку. Как понимает компания “инстинкт уважения” в реальной жизни, они убедились на себе.

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Восточно-Казахстанская область

[X]