Опубликовано: 4423

Чего нужно бояться Казахстану?

Чего нужно бояться Казахстану?

Мир становится непредсказуемым. Прежние схемы поведения как отдельных политических лидеров государств, так и целых регионов не работают. Потому особенно остро встает вопрос безопасности страны. Чего на самом деле нужно бояться Казахстану? Об угрозах, реальных и мнимых, на этой неделе рассуждали ведущие казахстанские политологи.Политолог Булат СУЛТАНОВ, ныне возглавивший новый Институт международного и регионального

сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете в Алматы, посетовал, что просьбы к правительству создать научные центры по изучению России, Китая, Центральной Азии, стран Запада, арабского мира так и не услышаны.

– Трудно говорить о развитии Казахстана на евразийском и глобальном пространстве, не зная доподлинно, что происходит в соседних странах.

По мнению Булата Султанова, одной из самых важных проблем Центрально-Азиатского региона будет оставаться наркотрафик из Афганистана:

– За 14 лет доля Афганистана в мировом производстве опия выросла до 90 процентов. В 2014 году в Афганистане произведено 6 400 тонн опия, в 2013-м – 5 500 тонн. Из 1 килограмма опия производится 100 граммов героина. Килограмм героина стоит 30 тысяч долларов. Прибыли баснословные! В Афганистане производством опия занимается 400 тысяч человек. По данным российских экспертов и источников ООН, афганский героин идет из Афганистана в Таджикистан, затем в Киргизию и Казахстан. Отсюда уже в Россию. По этому пути идет 25–30 процентов афганских опиатов.

Причем мы все очень много говорим о борьбе с экспортом героина из Афганистана, но дружно умалчиваем о поставках прекурсоров из Центральной Азии в Афганистан, а без них создать героин невозможно. Легче пресечь поставку прекурсоров в Афганистан, чем поставку героина оттуда в Центральную Азию. Проблема, видимо, заключается в том, что афганский наркокартель – это мощная международная структура, более сильная, чем “Талибан”, об этом, в частности, недавно писали журналисты Deutsche Welle. В эту структуру вовлечены крупные политические фигуры, причем не только в Афганистане, но и в Иране, России и республиках Центральной Азии.

Киргизская угроза, или “Красный героин”

По мнению эксперта, наиболее сложная ситуация с наркотиками сложилась в Киргизии. В докладе Управления ООН по наркотикам и преступности говорится, что из 80 ОПГ, занимающихся в Центральной Азии нелегальной транспортировкой наркотиков, 50 функционируют в Киргизии. Основные маршруты киргизского наркотрафика пролегают от киргизско-таджикской границы до границы с Казахстаном. При этом сами киргизские эксперты признают, что “сотрудники силовых структур и правоохранительных ведомств Киргизии вовлечены в сбыт наркотиков. Появился даже термин “красный героин”, обозначающий наркотики, продаваемые правоохранителями. Как считают киргизские эксперты, в отдельных регионах страны наркобизнес превратился в основной источник доходов населения. Около 10 процентов наркотиков оседает в самой республике, в результате в Киргизии от передозировки ежегодно умирает 1,5 тысячи человек, большинство из них молодежь от 14 до 18 лет. И когда наши, казахстанские правоохранители говорят, что наркозависимых у нас мало, стоит вспоминать Киргизию, которая подает нам опасный сигнал.

Тон задает не Россия, а Китай

Всегда, когда речь заходит о евразийской безопасности, так или иначе возникает тема Китая.

Главный научный сотрудник КИСИ Константин СЫРОЕЖКИН, говоря о нюансах китайской политической игры и ее влиянии на формирование евразийской системы безопасности, подметил, что формирование азиатского направления в мировой политике возникло не от хорошей жизни:

– США не хочет видеть ни Россию, ни Китай в системе безопасности мира. Значит, нужно создавать что-то такое, что обеспечивает безопасность. Поэтому и было предложено создание азиатской системы, куда входит евразийская система безопасности. Поэтому тон задает Китай, не Россия. Она тоже оказалась в роли ведомой. Конечно, Китай ничего экстраординарного не предлагает. Все это в рамках нормальных международных отношений, но другого варианта нет. Это первое. Второе: на нашем пространстве возникает конкурентная борьба нескольких интеграционных проектов. Я не буду говорить об американском “Шелковом пути”, он присутствует. Есть неоосманский проект Турции, есть Евразийский интеграционный проект с Россией, с 2013 года есть еще один интеграционный проект – создание экономического пояса на Шелковом пути. Выбирать сложно, особенно когда есть страна, которая готова оплачивать эту интеграцию. Причем в огромных объемах. Цена вопроса одного визита Си Цзиньпина в 2013 году в Казахстан – 70 миллиардов долларов. Ли Кэцян приехал и пообещал еще 30 миллиардов долларов только Казахстану.

Вопрос в том, каковы цели того или иного проекта. Хотя речь вроде бы идет об экономике, создание пояса на Шелковом пути – это проект геополитический.

Есть еще одна проблема – это расширяющееся присутствие Китая. Он постепенно вытесняет из региона всех, в том числе и Россию. Тенденция неприятная. Но она есть. Сейчас особых угроз со стороны Китая я не вижу, его политика относительно предсказуема. Но вопрос в смене поколений.

На смену старшему поколению приходят люди, которые не знали бедствий, они выросли в динамично развивающемся Китае, и с большим уровнем не только эгоизма, воспитанного в однодетных семьях, но и уровнем амбиций. Как поведет себя это поколение, предсказывать не берусь.

Алматы

[X]