Опубликовано: 2200

Быть ли народным судьям?

Быть ли народным судьям?

На днях прозвучало заявление о кардинальном реформировании судебной системы.

Было предложено ни много ни мало – распустить весь судейский корпус во главе с председателем Верховного суда и ввести выборность судей народом.

Общественные организации, специализирующиеся на антикоррупционных программах, подготовили свою программу реформирования судебной системы, сославшись на то, что при нынешнем подходе действующие судьи полностью зависимы от председателей судов, а судьи, отличающиеся личной позицией и принципиальностью, подвергаются гонениям со стороны судейского сообщества.

На проведенном в Астане по этому поводу “круглом столе” было сказано, что прежде всего необходимо обратить внимание на компетентность судей.

И назначать на эту должность лиц не младше 35 лет, имеющих стаж работы в правоохранительных органах более 10 лет. Предложено возродить Конституционный суд, куда мог бы обратиться любой гражданин. Ввести в обиход традиционное понятие “бии”, которое бы заменило собой медиаторов, поскольку Закон о медиации, по мнению участников “круглого стола”, работает плохо. Самое смелое предложение по кардинальному реформированию судебной системы было внесено Народным антикоррупционным комитетом, глава которого Мусагали ДУАМБЕКОВ считает, что судей должен выбирать народ.

Но настолько ли необходимо требовать такой кардинальной реформы, при которой структура одной из ветвей государственной власти не просто реформируется, а изменяется полностью? И что еще можно предложить в сложившихся условиях, чтобы возродить доверие общества к судьям?

Это, пожалуй, самый больной вопрос. И ответ на него дать очень сложно.

“КАРАВАН” постоянно пишет об историях, ассоциирующихся у простых людей с судейской несправедливостью. Все они обусловлены тем, что судьи по-прежнему остаются закрытыми от общества и для общества.

Принцип открытого судебного слушания для многих судей продолжает оставаться раздражающей темой, присутствие на заседаниях представителей прессы зачастую воспринимается “в штыки”. Рассмотрение даже самого несложного дела может затянуться на долгие месяцы, получение судебных актов и процессуальных документов представляет для граждан непреодолимую полосу препятствий – это видно в любом районном суде.

Отдельным вопросом является право судей на судебную ошибку. Они настолько привыкли к тому, что могут себе позволить ошибиться – ведь вышестоящие инстанции могут потом все исправить! – что зачастую принцип отправления правосудия лишь по внутреннему убеждению и правосознанию нивелируется изначально.

Получается, что точность и единообразие применения законодательства, гарантированные Конституцией, остаются на втором плане? Не поэтому ли приговоры и решения пишутся отдельными судьями с орфографическими и, самое страшное, юридическими ошибками? А выносятся именем государства.

Неужели все это нельзя исправить в рамках существующей системы правосудия? Думается, можно. Нужно лишь добиться того, чтобы судьи отвечали за грубые процессуальные ошибки. Должны они отвечать и за пренебрежительное отношение к гражданам, волокиту и прочие нарушения, позволяющие усомниться в их беспристрастности. Закон обязывает граждан уважать суд, но нельзя забывать о том, что он обязывает и судей уважать участников процесса, обратившихся к нему за защитой.

В последнее время  Верховный суд пытается наладить диалог с обществом, но без реального задействования в  этом процессе нижестоящих судов все положительные инициативы могут быть сведены на ноль. Ведь до Верховного суда еще добраться надо по процессуальным лабиринтам, а люди теряют время и нервы там, где живут и где их порой не хотят даже выслушать. Впрочем, это тоже только альтернативная точка зрения – в надежде, что ее услышат!

Алматы

[X]