Опубликовано: 2923

Боремся с пытками, не жалея госбюджета!

Боремся с пытками, не жалея госбюджета!

В Казахстане идет государственная кампания по созданию “нулевой терпимости” к пыткам. На что из бюджета выделены сотни миллионов тенге. Увенчается ли борьба успехом?

Боремся, не жалея госбюджета

Еще в 1998 году республика присоединилась к Конвенции против пыток, в 2007 году были подписаны все протоколы этой конвенции. В прошлом году внесены изменения и дополнения в некоторые законодательные акты в этой сфере.

 Главным механизмом в борьбе с пытками во всех ее проявлениях стал Национальный превентивный механизм (НПМ) – государственный орган с полным финансированием из бюджета. На его деятельность уже в 2014 году выделено 200 миллионов тенге.

К слову, аналоги подобных организаций есть во многих странах. Но чаще всего они не финансируются государством либо финансируются в очень небольших объемах. Так что Казахстан стал первым в мире государством, которое стало бороться с пытками, не жалея госбюджета.

 Этот факт вызвал двоякую оценку. Одни считают, что госструктура станет очередным “карманным” исполнителем указок сверху. Другие, наоборот, надеются, что раз уж на таком уровне взялись за борьбу с пытками, то можно ожидать реальных сдвигов.

Проверки – по плану

Членами НПМ могут стать рядовые граждане РК, выбранные на конкурсной основе. Отбор проводился в начале года посредством открытого конкурса. Правда, информация об этом выкладывалась на сайте омбудсмена РК, который отнюдь не является активно посещаемым. Поэтому, видимо, заявок от кандидатов поступало мало, конкурс продлевали трижды.

В задачу НПМ входит мониторинг так называемых зон риска – сизо, колоний, диспансеров, изоляторов – в списке около 600 подобных объектов по всей стране.

К большому недоумению специалистов, в список не вошли детские дома. Традиционно считается что пытки – в основном дело рук полицейских. Однако в детских домах, в силу беззащитности питомцев, наказания, сравнимые с пытками, и тому подобные “воспитательные методы” порой превосходят даже показатели армии, полиции и всего остального вместе взятого.

Пыточные дела

Как часто подобные дела становятся известны общественности? Вот только несколько “дел о пытках”, происшедших непосредственно в Южно-Казахстанской области за последние два-три года. Имена фигурантов изменены.

Советы в Интернете до тюрьмы довели

В июле 2011 года в Шымкенте в собственной квартире была убита Татьяна Х. Следов взлома в квартире не обнаружилось, но исчезли ценные вещи и деньги. По подозрению в убийстве спустя неделю полиция арестовала 25-летнего Алексея Г. Как установило следствие, он познакомился с погибшей через Интернет. Несмотря на то что женщина была гораздо старше Алексея, между ними установились тесные отношения. В доме у задержанного были найдены ряд вещей погибшей и крупная сумма денег. В скором времени Алексей дал признательные показания.

Однако на суде он заявил, что признание было сделано под пытками. Это, кстати, подтверждалось результатами медицинского осмотра, который проводился спустя несколько часов после задержания, – фельдшер констатировал наличие у Алексея кровоподтеков, обширных гематом в области лба и затылка, ссадин и царапин (в протоколе, составленном полицейскими в момент задержания, ни о чем подобном не упоминалось). Медик однозначно определил эти травмы как полученные в результате побоев.

По утверждению самого подсудимого, сразу после задержания на него надели наручники и стали “допрашивать” несколько полицейских – дубинками и пинками, используя противогаз и даже кастет. В результате Алексей оказался на больничной койке.

По сути обвинения сам Алексей на суде сообщил, что пришел в квартиру Татьяны, с которой был в близких отношениях. Открыл дверь ключом, который она сама ему дала. И нашел свою приятельницу мертвой в луже крови. Шокированный, он сел за стол, включил компьютер, вышел на один из интернет-форумов. И начал советоваться с форумчанами, как ему лучше поступить в такой ситуации. Ему и насоветовали имитировать ограбление – взять кучу вещей и смыться, не сообщая в полицию.

Суд признал Алексея виновным в умышленном убийстве и приговорил его к 11 с половиной годам лишения свободы строгого режима.

Подозреваемые или жертвы произвола?

В 2012 году убоповцы штурмом взяли одну из квартир в Шымкенте. По оперативным данным, преступная группа удерживала здесь в неволе молодую девушку. В ходе операции была освобождена 19-летняя жительница Сарыагашского района, находившаяся на шестом месяце беременности. Она рассказала, что ее обманом заманили в притон и под угрозой расправы заставляли заниматься проституцией. Полиция также задержала четверых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет.

Спустя некоторое время один из задержанных написал заявление о том, что стал жертвой полицейского произвола. Случай по-своему примечателен еще тем, что попал в отчеты правозащитных организаций сразу с двух сторон. С одной стороны, длительную реабилитацию в женском ресурсном центре проходила потерпевшая. А с другой – правозащитники потребовали расследования в отношении полицейских, которые предположительно выбивали признания из подозреваемого.

2013 год отметился тем, что в Шымкенте, в районе, именуемом Чапаевка, с пугающей периодичностью происходили взрывы самодельных мин у частных жилых домов. Полиция задержала троих подозреваемых, но взрывы продолжались! Полицейские решили, что оставшиеся на свободе сообщники пытаются отвести подозрения от своих арестованных дружков. В ходе следствия полицейские получили признания от всех троих. Однако на суде все трое утверждали, что их вынудили взять вину на себя угрозами, шантажом и пытками. Несмотря на это, суд приговорил их к длительным срокам заключения.

Не пытали, а превышали

В статистике правозащитников все эти случаи числятся как дела, где госорганами не были исчерпаны все меры по расследованию признаков применения пыток.

– По Южно-Казахстанской области уже имеется два судебных решения 2013 года в отношении пятерых сотрудников полиции, признанных виновными именно в применении пыток к подозреваемым, – сообщил начальник управления прокуратуры Южно-Казахстанской области Булат ЖУМАТОВ. – За 6 месяцев 2014 года в производстве спецпрокуроров области находятся 4 уголовных дела на сотрудников полиции, подозреваемых в применении пыток.

Отметим, что до 2013 года практически не было уголовного преследования полицейских за совершение пыток. В крайнем случае их привлекали по статье “Превышение должностных обязанностей”. Как в деле шымкентского опера, который во время “беседы” с задержанным так его пнул, что тот вылетел в окно третьего этажа. После этого на всех этажах в зданиях шымкентских РОВД начали ставить на окнах решетки, а полицейский был срочно уволен из органов, осужден и получил “за превышение” пять лет лишения свободы.

– К сожалению, практика применения пыток свидетельствует о непрофессионализме борцов с преступностью, – считает Адиль СЕЙТКАЗИЕВ, директор Южно-Казахстанского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека. – Вместо выяснения всех обстоятельств преступления, сбора доказательств и улик идет просто поиск крайнего. Из которого потом выбиваются нужные признания.

К тому же такие методы порождают у самих сотрудников правопорядка чувство вседозволенности и безнаказанности. И кто знает, чем это обернется для обычного гражданина, случайно оказавшегося во власти таких “защитников”?

Дело Кабулова

Энергичная борьба с пытками в нашем отечестве началась после того, как правительство Казахстана не смогло добиться экстрадиции из стран Западной Европы нескольких беглых олигархов – таково мнение некоторых политологов. Европа мотивировала отказ в экстрадиции одним фактором – мол, в Казахстане весьма негуманно обращаются с преступниками. Что подтверждалось докладами правозащитников, публикациями в СМИ и даже официальной статистикой Генпрокуратуры РК.

Однако история, ставшая знаковой в хронике борьбы с пытками в Казахстане, вовсе не касалась олигархов.

В 2004 году на территории Украины был задержан казахстанец Амир Кабулов. В Казахстане против него было возбуждено уголовное дело по подозрению в убийстве, но он бежал за границу. В Киеве Кабулова задержали случайно – за скандал в одном из кафе. Украинские полицейские, выяснив, что задержанный разыскивается в РК, стали готовить его к экстрадиции. Однако Кабулов, поняв, что его вот-вот отправят на родину (где за убийство предусматривалась смертная казнь), обратился в Европейский суд с иском против Украины – мол, нарушаются мои права, защитите!

Европейский суд рассматривал дело до 2010 года. И вынес положительное решение по ряду претензий Кабулова, обязав Украину выплатить “пострадавшему” 5 000 евро (Кабулов просил 100 тысяч евро). А также запретил его экстрадицию в Казахстан.

Это было первое дело Европейского суда, касающееся Казахстана в вопросах экстрадиции. И хотя решение было принято непосредственно по Украине, а Казахстан вообще не подпадает под юрисдикцию Европейского суда, но для нашей страны принципиальным было именно это решение: экстрадировать в Казахстан нельзя. Так что, вполне возможно, государственной кампанией по борьбе с пытками мы должны быть обязаны подозреваемому в убийстве Кабулову.

• Если вы или ваши родственники подверглись пыткам, то можете обратиться в группу Национального превентивного механизма (НПМ)

• Членами НПМ в основном стали правозащитники, общественники, журналисты

• Объекты, вошедшие в список зон риска, будут проверяться по плану – не реже одного раза в четыре года

• Официально заявлено, что никаких секретных КПЗ, изоляторов и тюрем в Казахстане на сегодняшний день нет

• Жертвы пыток могут обратиться еще и в общественную наблюдательную комиссию, членам которой не требуется разрешения на посещение зон риска

Шымкент

[X]