Опубликовано: 5309

Болат Ниязымбетов: Кто сказал, что бокс – не для женщин?

Болат Ниязымбетов: Кто сказал,  что бокс –  не для женщин?

Известный в прошлом боксер Болат Ниязымбетов успел много кого потренировать. Подопечными бронзового призера Олимпиады 1996 года и неоднократного чемпиона Азии были и профессионалы из “Астаны Арланс”, и молодые ребята из сборной Казахстана, и боксеры команды города Алматы. Сегодня Ниязымбетов учит уму-разуму девчонок, мечтающих о победах на чемпионатах мира и Олимпийских

играх.

У девчонок своя дедовщина

– Поработать с нашими юниорками меня попросил Ермахан (Ибраимов, олимпийский чемпион-2000, ныне директор Центра олимпийской подготовки. – Прим. ред.), – рассказывает Ниязымбетов. – Я был удивлен – раньше сам был противником женского бокса. С девчатами ведь сложнее, чем с ребятами, – они капризные, начинают ревновать, если к ним недостаточное внимание. Когда принял команду, там был бардак. Даже не представлял, что в женском коллективе своя дедовщина. Есть совсем неуправляемые девчата. Первые два месяца занимался дисциплиной, некоторых даже пришлось отчислять со сборов. Но сейчас все нормализовалось.

– Много девчонок в Казахстане занимаются боксом?

– Очень много. Я поначалу не владел информацией, думал, что на юниорский чемпионат Казахстана приедут 40–50 человек. Участвовали же 300! Я вот как-то в Турции на сборах видел, как дерется многократная чемпионка мира Кэти Тэйлор из Ирландии. Она в ринге делает то, чего мужчины не умеют. Сейчас же в Казахстане есть даже более сильная молодежь. Надо просто ее правильно довести. Девчата все впитывают быстрее, чем мужчины. Они полностью отдаются на тренировках, у них глаза горят. Порой даже останавливать приходится. Через год-два девчонок будем передавать во взрослую команду, и надо, чтобы они были свежие, а не как выжатый лимон. Основной результат они должны давать не сейчас, а во взрослом боксе. Сейчас идет только подготовка к нему.

“Боялись отпускать: вдруг не вернутся?”

– Еще в этом году вы работали с мужчинами-профессионалами в “Астане Арланс”, а тут сразу женский бокс…

– Предложение возглавить женскую молодежную сборную Казахстана мне поступило еще в середине сезона-2011/12 WSB (Всемирная серия бокса). Но я сказал, что оставлю “Астану Арланс” только после окончания чемпионата. Только там, в WSB, я увидел настоящий бокс: жесткие удары, иной судейский подход.

– За кого из боксеров “Астаны Арланс” вы отвечали как тренер?

– За Абдельхафида Беншабла, Шуаиба Булудинатца, Хабибуллу Исмаил-Ахунова, Досжана Оспанова и Адлета Егизекова.

– Алжирцы тяжело привыкали к Казахстану?

– Они плакали, когда все разъехались на Новый год, а их оставили в Астане. Мы боялись их отпускать – вдруг не вернутся, где их потом искать? Булудинатц – способный и общительный парень. Он научился и русскому, и казахскому языкам, стал здорово ориентироваться в Астане. Мы даже у него спрашивали, как лучше проехать в то или иное место. Беншабла же – самородок, врожденный талант, но не пахарь, сачок, любитель поспать. Вот на Олимпиаду приехал неготовым и остался без медали. Он, кстати, просил меня помочь ему с подготовкой, но я уже дал согласие работать с девчонками. К тому же получилось, что просил сам боксер, а не представители Федерации бокса Алжира. Иначе, может быть, и задумался бы.

В семье – боксер и футболист

– В Лондоне в одном весе с Беншабла выступал Адильбек Ниязымбетов. Вы с ним не родственники?

– Нет. Он из Нукуса, а я из Тараза. Мы просто однофамильцы. Но об этом не все знают, поэтому было столько поздравлений по поводу серебряной медали Адильбека (смеется). Мой родной брат – бывший футболист Азамат Ниязымбетов (полузащитник сборной Казахстана, чемпион страны 1996 года в составе “Тараза” и 2000 года в составе “Жениса”. – Прим. ред.). Он сейчас тоже тренером работает.

– Когда на Олимпиаде в финале против россиянина Егора Мехонцева счет был равным, верили, что победу дадут Ниязымбетову?

– Нет. В последних боях он выглядел не так ярко. Поэтому еще до финала симпатии судей, думаю, были на стороне Мехонцева.

Серик Сапиев – машина XXI века

– А как вообще оцениваете выступление сборной Казахстана в Лондоне?

– Очень рад за Серика Сапиева. Он долго шел к этому золоту. Сапиев показал себя современной машиной XXI века, которую никто не остановит. Он молодец, умница! Четыре года назад на Олимпиаде в Пекине Серик был не хуже тайца, но судьи отдали в том четвертьфинале победу его сопернику. Сапиева та неудача не сломала. В Лондоне он был настроен на победу, его не интересовало, кто находится перед ним. Серик сразу задавал настолько высокий темп, что никто из соперников не мог его поддержать. К тому же Сапиев получил Кубок Вэла Баркера – как самый техничный боксер олимпийского турнира. В его весе хотел продолжить любительскую карьеру олимпийский чемпион Пекина Бахыт Сарсекбаев. Он пытался пробиться на Игры через WSB, но не получилось. В сборной же первым номером был Сапиев. Тренеры сделали выбор в его пользу и оказались правы.

– После Олимпиады Сапиев собирается перейти в профессионалы…

– Сейчас AIBA открыла новый проект. Он ближе к профессиональному боксу, чем WSB. Там будут 8-раундовые бои. Сапиев еще до Олимпиады подписал такой контракт. Знаю, что в новом проекте попробуют свои силы россиянин Артур Бетербиев (чемпион мира-2009. – Прим. ред.), китаец Чжоу Шимин (олимпийский чемпион-2004 и 2008. – Прим. ред.). Для нового проекта AIBA участие сильнейших боксеров-любителей – это реклама. Для самих ребят – шанс хорошо заработать.

Зарплата – $2500, премиальные за победу – $5000

– В “Астане Арланс” боксеры зарабатывают хорошо?

– Премиальные за победу – 5 тысяч долларов. Плюс зарплата 2,5 тысячи долларов.

– А тренеры?

– Мы были только на зарплате 200 тысяч тенге.

– Второй сезон у всей команды получился не таким ярким, как первый. К примеру, Канат Ислам выглядел не так здорово…

– Он просто запутался. В Китае он был настоящим Канатом, а здесь частая смена тренеров его сгубила. Каждый из наставников работал с ним по-своему, и Ислам все растерял. А тут еще история с запретом на участие в Играх-2012. Он не отобрался в Лондон через WSB, но были другие лицензионные турниры. И перед одним таким стартом в Астане китайцы предлагали Канату снова выступить за них, обещали создать ему все условия. Но Ислам отказался, и тогда китайцы сказали, что запретят ему выступать на Олимпиаде, поскольку у него не закончился карантин после смены гражданства. Я, кстати, с ним недавно разговаривал. Он собирается уходить из “Астаны Арланс” в профессионалы. Но там ему будет очень тяжело. В Америке и Европе есть свои звезды, там даже не все олимпийские чемпионы приживаются.

– А в чем была проблема у Ержана Мусафирова, который также выглядел неярко?

– Знаете, очень тяжело восемь месяцев сидеть на базе. В команде боялись отпускать ребят по домам, чтобы они вдруг не вернулись растренированными. И они просто устали. Во втором сезоне команду, по сути, тащил один Мерей Акшалов. Я удивлен, почему его не вызвали в сборную Казахстана. Там сделали ставку на Данияра Елеусинова, которого Мерей побеждал на ринге. В этом сезоне Акшалов снова получил приглашение в “Астану Арланс”.

“Устал гонять по 10 кг”

– Какие ожидания от третьего сезона WSB – Всемирной серии бокса?

– Он будет еще сложнее и интереснее. В прошлом сезоне национальные сборные не давали своих боксеров, даже для спаррингов. Их можно понять – шла подготовка к Олимпиаде. Я на их месте поступил бы так же. Поэтому были сложности с комплектованием. Директор “Астаны Арланс” Болат Манкенов ездил в Баку на чемпионат мира, вел переговоры, но многие отказывались. В этом году, думаю, будет иначе.

– У вас в свое время была возможность уйти в профессионалы?

– После Олимпиады в Атланте в 1996 году хотел завершить карьеру. Я все время дрался в одной весовой категории, приходилось уже “гонять” по десять килограммов. Я просто устал от бокса, думал, что скоро крыша поедет. После Олимпиады я еще съездил в Пусан в 1997 году, еле согнал вес и стал чемпионом Восточно-Азиатских игр, а на следующий год принял участие в матче Казахстан – Куба, после чего окончательно повесил перчатки на гвоздь.

– А сменить категорию не пробовали?

– Там были свои лидеры. В более тяжелом весе, к примеру, выступал Нуржан Сманов. Он, кстати, ушел почти сразу за мной. Я ему говорю: “Предупредил бы! Я перешел бы в твой вес и в Сиднее был бы как минимум в финале”.

“Боксер должен быть хитрым”

– На Олимпиаде в Атланте до финала вы не добрались, проиграв в полуфинале кубинцу Эктору Виненту…

– Попадись он мне в первом бою, разорвал бы его на куски. А так в полуфинале, когда уже была гарантирована медаль, я “поплыл”, настроен был процентов только на 40 – 45. Для меня Олимпиада уже закончилась: я подстригся, побрился, сделал в пиджаке дырку для награды, начал премиальные делить. И личного тренера Дамира Буданбекова рядом не оказалось, чтобы меня пару раз стукнуть – у него не было доступа в олимпийскую деревню.

– Сейчас не жалеете об этом?

– Что жалеть-то? Все уже позади. Сейчас надо состояться как тренеру. Боксер должен быть хитрым, чувствовать ринг, соперника. Такими классиками были Серик Конакбаев,  Бекзат Саттарханов. Они работали красиво. Я хочу научить такому боксу.

[X]