Опубликовано: 1476

Боец с голосом: как казахстанская певица Loren победила страшную болезнь и стала звездой

Боец с голосом: как казахстанская певица Loren победила страшную болезнь и стала звездой

Набирающая популярность певица Loren из Алматы, чьи песни крутят не только в Казахстане, но и на российских, украинских радиостанциях, смогла победить страшную болезнь. Борьба за свой голос, по сути, стала для нее борьбой за жизнь, из которой эта хрупкая красивая девушка вышла победительницей.

Киев – творческий рай

Клип “Манипулятор” 28-летней Loren (в миру – Лариса Титова) в YouTube уже собрал почти 112 тысяч просмотров, всего за один месяц. Скорость, с которой певица осваивает просторы отечественного шоу-бизнеса, впечатляет, а автор, работающий с ней, имеет солидную репутацию за пределами Казахстана. Видео Loren – среди кандидатов на лучший клип и лучшую исполнительницу года по версии телеканала “Muzzone”.

– Мы снимали этот клип в Киеве, куда через неделю я поеду на съемки второго, – рассказывает “КАРАВАНУ” Loren.

– Почему наши исполнители так часто выбирают Киев для съемок и записи материала?

– Дело в том, что у нас цена та же, но их качество мне нравится больше. Киев – это творческий рай. Там работают очень простые и талантливые люди, они могут сутками жить на студии, каждую мелодию словно “проживать”. Там нет этого пафоса, им важен сам процесс и результат.

– Как вы стали сотрудничать с Исламом Рахимжановым, чьи песни исполняют Ани Лорак и Анита Цой?

– С ним познакомила моя подруга через певца Владимира Ступина. Рахимжанов – автор музыки и слов всех моих песен. Он невероятно талантливый музыкант, было приятно, что он в меня поверил. Это такой человек, который не будет работать с тобой, если не захочет. К своим песням относится, как к детям, в работе он строг, но все мои мучения того стоили, я получила огромный опыт. Также вместе с Исламом Рахимжановым и Нурланом Абдуллиным мы записали гимн Универсиады-2017 в Алматы, который исполняли на промо-концертах.

– По меркам шоу-бизнеса вы все еще новичок, чем будете удивлять публику?

– Вы знаете, сейчас не удивишь ни обнаженным телом, ни какой-то неординарной внешностью – красивых девушек много. Считаю, надо давать слушателю качественный материал. Опять же, в музыке вижу не какую-то возможность удачно выйти замуж или заработать денег, я это делаю потому, что мне нравится процесс создания песен. Не понимаю песен с набором слов, которые сейчас модны, мне печально от того, что люди на них ведутся. Хочу, чтобы в моем творчестве тексты были со смыслом. Я никогда не беру композицию, которая мне не нравится, даже если скажут, что она будет популярна и продаваема. Если послушать, как звучат наши исполнители, честно, редко делается что-то качественное. А мы должны быть ничем не хуже, чем российские артисты, не говоря уже о коллегах из Европы и Америки.

– Недавно один из депутатов предложил ввести запрет на использование фонограммы на уровне закона, вы согласны с ним?

– С одной стороны, я поддерживаю, ведь люди приходят слушать живое выступление, а поставить флешку, включить фанеру много ума не надо. С другой – проблема в том, что у нас нет условий, чтобы артисты пели вживую. Отсутствует качественная аппаратура, либо ее не умеют настраивать. Это мучение, голос не будет звучать чисто и красиво. Поэтому существует фанера, и многие ею пользуются. Но у нас сразу начинают критиковать, мол, петь не умеет, ленится, а ты возьми микрофон, там так фонит...

Сама себе спонсор

– Насколько я знаю, музыка не была вашей основной профессией?

– Работала в разных сферах, вообще, по специальности я маркетолог. Но музыка всегда жила в моей душе. Когда я услышала о кастинге на “Голос Казахстана”, то впервые, на удивление себе, решила попробовать. Прошла отборочный тур, но на слепом прослушивании меня не выбрали. Было в новинку выступать для аудитории, тем более перед судьями, к тому же я никогда не занималась профессионально музыкой. Ну и, честно сказать, песня была абсолютно не в моем стиле. Когда я не прошла дальше, то решила для себя, что надо петь и участвовать в других конкурсах. Преподаватель по вокалу сказал, что нужна авторская песня. Меньше чем за полгода было записано шесть таких песен.

– Кто ваш богатый дядя, спонсор, в таком случае?

– Я сама в себя вкладываю. На деньги, которые зарабатываю: мы с подругой создали студию загара и ногтевого сервиса, так и финансирую свое творчество. Поэтому я не настолько известна (смеется), потому что все ротации на телевидении – платные. Я с 16 лет работаю, всегда стремилась к независимости и стабильности.

Болезнь отступила

– Расскажите о вашей невероятной истории преодоления болезни…

– Это моя память на всю жизнь, видите шрам? Для меня только в последнее время стало легко об этом говорить, раньше я даже вспоминать не хотела. А сейчас, видимо, отпустило. Многие люди зацикливаются на своей болезни, но здесь главное не опускать руки, верить, быть сильным. Если тебе скажут, что ты завтра умрешь, скажи: “Нет, я буду жить, я хочу жить”.

Это было два года назад. Я стала испытывать сонливость, головные боли, усталость. Симптомы появились резко и стали усиливаться. Обезболивающие не помогали, кто-то мне говорил, что это из-за смещения позвонков. И однажды, в очередной раз выйдя от остеопата, я решила сделать МРТ головы. Голова болела так сильно, что я месяц не выходила из дома, тяжело переносила шумы.

Честно сказать, я чувствовала, что со мной что-то происходит, что-то нехорошее. И когда лежала на МРТ, видела, как врачи стали подходить… Один, второй, третий… Потом сказали, что обнаружили опухоль. У меня земля ушла из-под ног...

Я тогда не знала, насколько все серьезно. Когда мы отправили снимки в Корею, мне сказали диагноз, и он оказался серьезнее, чем мне ставили здесь. Опухоль вот такого размера (почти с яйцо) сидела на центральной артерии и на правой связке гортани. Само ее расположение было очень опасным. Мой врач за свою многолетнюю карьеру всего второй раз делал подобную операцию. За день до этого меня предупредили, что исход может быть вплоть до летального. Говорили, что могут быть задеты нервы – лицевой, плечевой. Я ложилась на операцию и настраивалась на то, что могу не очнуться, никто ничего не обещал. Со мной ездила мама. Если бы не она…

Лечение проходило тяжело, только наши близкие могут понять нас в такие моменты жизни. После операции я не могла глотать, кушать и не чувствовала половину лица, глаз был опущен – лицевой нерв все же был задет. А еще не могла разговаривать, я просто хрипела. Представьте, что это такое для девушки, которая жила полноценной жизнью… Врачи сказали, что чувствительность лица может восстановиться через какое-то время, а может быть, и нет.

– Операции за рубежом достаточно дорогие, деньги на них собирают буквально всем миром, кто вам помогал?

– Я не обращалась ни к кому за помощью. Мой молодой человек, когда узнал о диагнозе, сказал, чтобы я не переживала, и взял все расходы на себя.

Еще какое-то время после операции я боялась пользоваться своим голосом, мне казалось, что там внутри все хрупкое. Чувствительность возвращалась медленно, я не ощущала, напрягаю голос или нет. Разговаривала тихо и мало, первое время ходила с бандажом. А потом не заметила, как голос вернулся и стал еще лучше, мне так кажется. Правую сторону лица я только недавно, через полтора года после операции, стала чувствовать.

Стало легче жить

– Такие испытания порой меняют людей полностью, как было в вашем случае?

– Я теперь абсолютно другая – серьезнее, ответственнее. Я всегда была открытой, со мной легко было общаться, но, наверное, больше думала о себе. Сегодня стала более чуткой. Не гонюсь за богатством, успехом, красотой – это пустая трата времени, то, что дано, нужно ценить и развивать. Никогда не таить в себе обиды. Я как будто обновилась. Стала замечать элементарные вещи: какое небо красивое, как пахнет дерево… Проснулся вкус к жизни. На самом деле, если у тебя нет здоровья, то уже ничего не интересно. Я стала все ценить, а не принимать как должное, и мне стало легче жить. А когда ушла в творчество, как будто моя душа еще больше раскрылась!

– Ваш мужчина – настоящий рыцарь, говорят, таких нынче мало. Сегодня много претензий к сильному полу – не работают, бьют своих домочадцев…

– Мне кажется, все зависит от женщины. Нужно верить в своего мужчину, даже если он сегодня ничего не заработал. Сядь рядом, скажи, что ничего страшного, завтра получится, поддержи его. Проблема многих женщин в том, что они клюют своих мужчин – и у тех пропадает чувство уверенности. Еще есть категория женщин, которые берут на себя роль кормильца семьи, строят из себя супергероя, и мужчины расслабляются. Да, мы все можем сами, но не надо им этого показывать.

АЛМАТЫ

КОММЕНТАРИИ

[X]