Опубликовано: 1035

Бизнес за 101-м километром

Бизнес за 101-м километром

До регионов государственная помощь так и не дошла. как выживают предприниматели в провинции?

Ситуацию анализируют наши эксперты – исполнительный директор ассоциации предпринимателей Карагандинской области, член комиссии по снижению административных барьеров и улучшению климата для МСБ и антикризисного совета при правительстве РК Гульнара Курбанбаева и президент Казахстанской ассоциации предпринимателей, член делового совета Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и комиссии по законодательству парламента РК Талгат Доскенов.

Кому сегодня хуже всех?

Гульнара Курбанбаева:

– Относительно многих государств мира Казахстан выглядит неплохо. Так что давайте не драматизировать, давайте не будем пугаться и пугать друг друга! Ситуация нестабильная, слабо прогнозируемая. Но это не значит, что надо всем залечь на дно.

Сегодня в Казахстане в сфере малого и среднего бизнеса (МСБ) занято свыше двух миллионов человек. Но более 70 процентов МСБ – это “малыши”, совсем малый бизнес, индивидуальные предприниматели. Им сейчас очень трудно и будет еще трудней. Особенно сельчанам – фермерам, крестьянским хозяйствам. И хотя правительство выделило 117 миллиардов на поддержку малого и среднего бизнеса, малый бизнес не подпускают к этим деньгам, они уходят крупным компаниям, фирмам среднего бизнеса.

В данной ситуации, может, и логично поддержать в первую очередь тех, кто стабильно работал до кризиса, кто уже твердо стоит на ногах. Если сегодня эта категория предпринимателей останется на плаву, то завтра она на себе вытащит всю экономику, все общество. Другой вопрос: кредиты не доходят до крепких устойчивых предпринимателей, работающих в селе.

Львиная доля денег оседает в столицах. Формально банкирам претензии предъявить трудно, столичные предприниматели – тоже предприниматели. Все соблюдено. Но это как-то нечестно, согласитесь!

Никто не хочет рисковать с народом!

Талгат Доскенов:

– Самый больной вопрос: возврат кредитов. На конец 2008 года просроченная задолженность по кредитам свыше 90 дней составляла 476 миллиардов тенге. Реально ли ожидать, что эти задолженности будут погашены в обозримом будущем? Финал может быть очень печальным. Банк отберет у предпринимателя все имущество, человек с семьей окажется на улице. И будет у него только два пути – пуля в лоб или на большую дорогу воровать. Это не преувеличение! В Караганде недавно застрелился директор ремонтно-строительной фирмы. Немногим раньше покончил жизнь самоубийством известный предприниматель.

Государству необходимо принимать меры. И незамедлительно!

Агрессивность пессимизма – тяжелое состояние общества. Нельзя этого допустить.

С выделением государственной денежной поддержки мы уже опоздали. Фигурально говоря, помощь, которая могла спасти жизнь, теперь направляется на проведение похорон. Еще в ноябре прошлого года было принято решение о выделении 117 миллиардов тенге. Деньги пришли только в апреле. Где они гуляли четыре месяца? По чьим карманам?

Но на самом деле сумма, о которой сегодня так много говорят, не столь значительна. Что значит 117 миллиардов на один миллион субъектов малого и среднего бизнеса! Разделите – и получите смешной результат.

Но дело не только в суммах. Возросли риски – банки ужесточили требования. Правильно ли это? Когда речь идет о собственных банковских средствах – правильно. Но в данном случае – деньги государственные, деньги налогоплательщиков! Почему в таком случае фонд “Даму”, которому поручено продвижение этих средств, не разделит эти риски с предпринимателем?

Я был членом рабочей группы при создании институтов развития, в том числе фонда развития предпринимательства “Даму”. В уставе фонда заложено это обязательство: брать на себя 80 (!) процентов рисков выдаваемых кредитов. Об этом пункте почему-то сегодня все забыли.

Банки своими ставками на кредиты загнали предпринимателей в угол. И фонд национального благосостояния “Самрук-Казына” пошел по этому же пути! Перенес все риски на банки, заложил свои

8 процентов, банки переложили риски на предпринимателей, чтобы спокойно получить свои 4 процента. Они себя обезопасили. Никто не хочет рисковать вместе с народом.

101-й километр предпринимательства

Гульнара Курбанбаева:

– Банки сегодня практически не финансируют МСБ, находящийся в отделении от областного центра. Залог, который находится дальше 100 км даже на один километр, можно не предлагать. Вот пример: Шетский район, прекрасное устойчивое фермерское хозяйство, крепкий предприниматель, занимающийся животноводством. Решил открыть мясоперерабатывающий цех. Все есть – сырье, КРС, земля, работники, есть даже часть оборудования, есть уже готовые покупатели и потребители. Нужен маленький толчок, немного денег. Но банк отказывает в кредите, требует заведомо неподъемный залог. А то, что у него прекрасный проект, стабильный доход, упитанные ухоженные коровы, банку неинтересно.

Когда мы решили разобраться, в чем дело, получили от банкиров почти анекдотичное пояснение, неофициальное, конечно. Дело в том, что командировочные расходы кредитных офицеров распространяются не дальше 100 км от последней филиальной сети...

Время нестандартных решений

Талгат Доскенов:

– Я считаю, государство должно пойти на кардинальные меры, вплоть до списания части невозвратных кредитов.

Сегодня процент плохих, “токсичных” кредитов, по нашим наблюдениям, составляет 5–6 процентов. К осени они могут достичь 60 процентов.

А это уже крах системы малого предпринимательства! Одной из мер может стать отсрочка уплаты процентов по кредитным ставкам на год и более. Сегодня надо принимать нестандартные решения.

Гульнара Курбанбаева:

– Нынешний государственный транш – не первый и не последний. Менять подходы к эффективному использованию этих средств нужно однозначно. Банкиры говорят в один голос: ребята, мы отвечаем за риски, АФН ставит жесткие условия. А почему мы не можем изменить требования АФН? Почему госкредиты не продавать на аукционе? Давайте заставим банкиров бороться за этот заказ, конкурировать. Кто предложит наиболее низкие процентные ставки, предоставит лучшую программу эффективного использования с обязательным учетом географии кредитов – тот и получит деньги. И пусть в таком конкурсе участвуют не только банки.

Приведу один пример. В Карагандинской области один маленький корпоративный фонд поддержки и развития предпринимательства кредитует только сельский бизнес, только фермеров и крестьянские хозяйства. Директор фонда Сайран Сыздыкова идет только в село. И у нее 97 процентов возвращаемости кредитов! Она работает с каждым, кто к ней приходит. Но именно работает! Ее ребята выезжают вместе с заемщиками в село за 500–700 км, считают всех коров по головам, измеряют каждый гектар. И потом вместе с фермером решают: сколько ему сегодня можно взять в кредит. Советуют: не нужен тебе сегодня миллион, ты начни с 10 коров. А через полгода опять давай посчитаем...

И, кстати, очень часто проблемой является не отсутствие финансов, а неумение управлять бизнесом. Предприниматель сегодня – это профессия. И относиться нужно к предпринимательству, как к профессии. А это значит – учиться.

Читайте в следующем номере советы от наших экспертов, как открыть собственный бизнес без денег!

Татьяна ТЕН, фото автора, Караганда

Загрузка...

[X]