Опубликовано: 950

Бизнес по-китайски

Предпринимательница Гульмира Сырдыбаева стала жертвой обмана китайских “коммерсантов”. Несколько десятков тонн строительного железа в одночасье пропало со склада на территории Китая, а ее объявили умершей. Гульмира говорит, что аферу с ней провернул прокурор города Шаушика. Все это выяснилось после того, как она провела… собственное РАССЛЕДОВАНИЕ.

52 тонны железа словно испарились

Заниматься прежде бизнесом Гульмире не приходилось. Чтобы поехать в Китай за стройматериалами, ей пришлось заложить дом и взять в банке кредит на семь лет в сумме 120 тысяч долларов…

В Урумчи ей повезло: на заводе закупила трубы, часть которых ей сразу удалось отправить в Казахстан. На растаможку и оформление оставшихся труб денег не хватило, и Гульмира решила оставить половину товара на складе временного хранения в Шаушике, за что тоже пришлось выложить деньги. На складе выдали бумагу, которая сразу же вызвала недоверие казахстанки: на акте приема товара… красовался жирный чернильный отпечаток пальца! На вопрос что это такое, ей ответили: это… подпись кладовщика. Не удовлетворившись ответом, Гульмира потребовала выдать ей настоящую бумагу. После недолгого замешательства и пространного заверения в том, что “в Китае и так никто никого не обманывает”, ей все же выдали документы на товар.

Затем в бизнесе Сырдыбаевой случился небольшой перерыв: из-за… Олимпиады в Пекине ей долго не давали визу. Каково же было ее удивление, когда через какое-то время, прибыв в Китай, она не обнаружила на складе своего товара – 52 тонны железа словно испарились.

“Уезжай домой, если не хочешь, чтобы нашли твой труп”

После недолгих расспросов она выяснила, что товар вывезли на вполне законных основаниях. Кто – ей не сказали. Гульмира обратилась в правоохранительные органы Китая.

– Из полицейского участка в Шаушике, где я оставила свой товар, вышел человек, говорящий на казахском языке, назвался Сериком. Он сказал ей, что, если все вывезено на законных основаниях, полиция ничего сделать не может. Позже выяснится, что он является родственником того самого человека, отобравшего у нее товар.

От нервного расстройства у Гульмиры подкосились ноги. Она попала в больницу. Ее трясло, она не могла ходить. Придя в себя, Сырдыбаева начала собственное расследование. Сначала она нашла человека по имени Турсун, который принимал у нее на складе трубы:

– Он мне сказал: у тебя все равно ничего не получится. Уезжай домой, если не хочешь, чтобы твой труп нашли здесь.

Но с помощью расспросов, а где и с помощью денег Гульмира узнала имя своего обидчика:

– Им оказался прокурор города Шаушика Салам Имин, а по совместительству и “предприниматель”. При встрече он не стал отпираться: товар взял, но готов вернуть, “нужно только проехать в Урумчи, где он на заводе купит мне новые трубы”. Но, воспользовавшись заминкой, исчез.

Тяжелая “артиллерия” – заявление в партком прокуратуры

Женщина обратилась в миграционную полицию, пустив в ход всю тяжелую “артиллерию”: обращение в партком прокуратуры, исполнительные органы района. “Предприниматель-прокурор” все же явился в миграционную полицию, где вновь признался, что взял чужие трубы, но когда возвратит – не знает.

“Мне непонятно, почему человек, совершивший грабеж средь бела дня, пойманный за руку, признающий свою вину, остается безнаказанным?! – недоумевает Сырдыбаева. – Я ведь даже базар нашла, где он этими моими трубами торговал. Продавец оказался очень осведомленным на мой счет: рассказал, что хозяйка товара умерла, мужа у нее нет и некому за нее вступиться.

Сам Салам Имин при встрече мне рассказал, что его родные занимались бизнесом в Казахстане и их “кинули”. Теперь они решили, что казахстанская сторона должна возместить все потери. Кто это будет – им не важно! Таких, как я, не так уж мало. Я встретила женщину, у которой товар исчез, и бумаг у нее никаких нет! Но даже мне, имеющей на руках документы, доказать что-либо будет трудно: ни наши правоохранительные органы, ни адвокаты не могут представлять мои интересы в Китае. А в нашем посольстве в Пекине мне сказали: это частное дело, мы не можем вмешиваться”.

Мнение эксперта

Талгат АКУОВ, президент Независимой ассоциации предпринимателей:

– Я сразу хочу сказать, что из-за наших казахстанских законов предприниматели не защищены не то что за рубежом, но и у себя на родине. Все дело в том, что у нас на таможне созданы специальные коридоры, ими пользуются предприниматели, которые оплачивают товар по весу. Официально по стоимости оплачивают налоги только единицы.

Совершая сделки на большие объемы товара, лучше работать с брокерскими компаниями, которых у нас более 80. Но прежде нужно ознакомиться, есть ли у них лицензия на тот или иной вид деятельности. В случае с предпринимательницей, возможно, имели место лишь “помогайки”. Легче положиться на транспортные компании, которые все берут на себя. Нужно подкреплять свой бизнес контрактами, советоваться с юристами… В любом случае в каждой стране большую роль играет физический и человеческий фактор. Ведь никаких третейских судей в бизнесе, тем более между странами, у нас нет.

Комментарий эксперта

Геннадий ШЕСТАКОВ, президент ассоциации таможенных брокеров:

– К сожалению, такие случаи имеют место. Более типичные случаи – просто “кидалово”, без всякой надежды на восстановление справедливости.

– Были ли случаи, когда наши предприниматели могли отстоять свой товар и свои права в чужой стране? В том же Китае?

– Не слышал. Просто это другая страна, другие правила игры. Самая простая схема: юридическое лицо формирует товарную партию прямо на заводе, ждет погрузки на контейнер, ждет, пока он уйдет, и только потом платит. Либо нужно заставлять оформлять аккредитивы на условиях СИП. СИП – это стоимость товара, страховка и фрахт. Но чтобы оформить аккредитивы, необходимо иметь хороших местных партнеров.

Но и тут нужно держать ухо востро: многие контракты и аккредитивы могут быть оформлены на “мертвых душ”. Поэтому главный принцип бизнеса в чужой стране: семь раз отмерь, один раз отрежь. Между Казахстаном и Китаем не действуют никакие соглашения в области предпринимательства. Если строить отношения, то лучше с Южным Китаем, там отношения более цивилизованные, чем в Синьцзяне.

Жанар КАНАФИНА

Загрузка...

[X]