Опубликовано: 1012

Безжалостная логика стратегической стройки

Безжалостная логика стратегической стройки

Неделю назад мы писали о непростых взаимоотношениях центральноазиатских стран вокруг использования рек Нарын-Сырдарьинского бассейна. Для уменьшения водной зависимости от соседей решили строить водохранилище, которое летом избавило бы юг Казахстана от засухи, а весной – от постоянных наводнений. Но даже такой проект государственной важности испытает очень ощутимые финансовые проблемы.

Урон исчисляется миллионами долларов

В 2007 году в Казахстане решено было начать строительство водохранилища на реке Сырдарье. Необходимость такой меры уже слишком очевидна. Использование трансграничных рек Нарын-Сырдарьинского гидробассейна становилось настоящим камнем преткновения в отношениях между Казахстаном и странами Средней Азии. В летнее время – период интенсивных сельскохозяйственных поливов – воды в Нарын-Сырдарьинском гидробассейне практически не оставалось, всю воду использовали в Узбекистане, Таджикистане, Кыргызстане. Поэтому наша страна, находящаяся в конце речной системы, постоянно испытывает острейший дефицит воды. Зато зимой в устье Сырдарьи с верховья сбрасываются значительные массы воды, что приводит к затоплению огромных территорий. Ежегодно урон от сезонных наводнений в Кызылординской и Южно-Казахстанской областях исчислялся миллионами долларов.

При таком отсутствии реального взаимопонимания с соседями была выдвинута идея строительства водохранилища, вернее – контррегулятора. Зимой, в период переизбытка воды, водохранилище-контррегулятор аккумулирует воду, превращаясь в озеро. Летом же осушается практически до дна – вода из контррегулятора отводится на полив сельскохозяйственных земель. Это дало бы возможность Казахстану решить все вопросы по регулированию водного баланса.

Все так хорошо начиналось…

Контррегулятор решили строить в Южно-Казахстанской области в районе поселка Коксарай. При этом правительство планировало сделать эту стройку показательной во всех отношениях, а потому средств на ее реализацию выделялось более чем достаточно. Как никогда были проработаны не только техническая часть проекта, но и меры по экологической безопасности и мониторингу, компенсация ущерба, который неизбежно будет причинен сельскохозяйственным и лесохозяйственным угодьям региона. Отдельной строкой шли и мероприятия по сохранению памятников истории и культуры, которые попадали в зону затопления.

В 2007 году Институт истории имени А. Маргулана Национальной академии наук провел исследования в зоне планируемого затопления. Было выявлено 11 объектов, представляющих историческую ценность. Особый интерес вызывает городище Тахыркуль – древний город доарабской эпохи, имевший собственный порт на берегу Сырдарьи. В городище еще сохранились остатки крепости со сторожевыми башнями, стены, ров. Изучение материалов здешних курганов позволило бы раскрыть многие загадки древних номадов правобережья Сырдарьи, пополнить сведения по истории Казахстана.

Судиться с государством, конечно, можно…

Однако в начале 2009 года, объясняя свои шаги мировым кризисом, правительство потребовало жесткой оптимизации и сокращения расходов, в том числе и по проекту Коксарайского контррегулятора. За строку основных расходов были вынесены, в частности, такие статьи, как компенсация потерь сельскохозяйственного и лесохозяйственного производства, а также расходы на вскрытие и изучение историко-археологических памятников в зоне затопления.

Потери, которые могут понести крестьянские и лесные хозяйства, попадающие в зону затопления, теоретически могут быть взысканы пострадавшими истцами в судебном порядке. Причем расплачиваться будет непосредственный заказчик строительства – Агентство по чрезвычайным ситуациям РК. Хотя все мы представляем, что значит простым людям судиться с госорганами.

Что же касается ущерба, причиненного памятникам истории и археологии, то здесь также не исключена возможность судебного разбирательства. Но никакие судебные компенсации или наказание виновных уже не смогут восстановить разрушенные памятники.

Институт археологии Академии гуманитарных наук РК, управление культуры акимата ЮКО, ученые и общественники направили свои письма и материалы не только в министерства и ведомства, но и в органы прокуратуры, требуя защитить памятники истории, пока еще не поздно.

Хоть что-то спасти

В результате главный заказчик и финансист проекта – Агентство по ЧС – все же изыскал определенные, так называемые компенсационные средства для принятия мер по сохранению памятников истории. Правда, сумма была уже в несколько раз ниже, чем требовалось: первоначально на археологическую часть планировалось свыше 1330 миллионов тенге, теперь же сумма компенсации предполагает 565 миллионов. (Общая стоимость проекта оценивается почти в 43 миллиарда тенге.) Сюда же включен ряд строительных работ по возведению мостов и т.п. Поэтому вместо вскрытия и изучения объектов археологии строители предлагают сооружение защитной дамбы вокруг наиболее ценных памятников. Ученые категорически против таких полумер. Возведение защитной дамбы может лишь усугубить положение – начнется засоление культурных слоев, что приведет к уничтожению артефактов. К тому же из-за сезонности работы контррегулятора дамба будет постоянно разрушаться, и в итоге каждый год придется тратить немалые деньги на ее восстановление.

Понимая, что полностью решить финансовые проблемы проекта уже невозможно, ученые предлагают свой вариант: потратить имеющиеся компенсационные средства не на строительство дамбы, а провести этим летом вскрытие и изучение городища Тахыркуль – главного археологического объекта затапливаемой зоны. Только так можно хотя бы частично спасти наследие древних культур, если избежать утраты коксарайских памятников истории и культуры уже невозможно. Однако правительство ответа так пока и не дало.

Данил ШЕМРАТОВ, Шымкент – Коксарай – Шымкент

Загрузка...

[X]