Опубликовано: 2301

Безумная Ева

Безумная Ева

В детстве Мадина Ахаева одевала бумажных кукол, а сегодня открыла свою марку одежды, да не где-нибудь, а в Париже! О своем творческом пути и о том, что значит быть казахстанским модельером в столице Франции, Мадина охотно рассказала нашему изданию.

Эта хрупкая, но талантливая девушка с казахстанской периферии пытается пробиться в городе, где мода рождается, где она составляет весомый культурный пласт и наконец – где ей поклоняются! Вот уже несколько лет Мадина Ахаева работает в Париже. Казахстан в модном бизнесе никогда не был передовой державой, однако это не пугает нашу соотечественницу. Свои вкусы и взгляды она воплощает в одежде и демонстрирует ее парижанам, а те в свою очередь не гнушаются приобретать ее изделия.

Покупатели бывают разные

В начале сентября на различных выставках Мадина представит свою коллекцию “весна–лето-2009” профессиональной публике, то есть баерам (от английского buy – покупать) со всех концов света. Крупнейшей из выставок считается Pret-а-porter Paris. Баеры отберут понравившиеся модели и сделают заказ, который надо выполнить где-то к февралю 2009 года, потому что именно в феврале после сезона зимних скидок в бутики на продажу поступает новая коллекция.

– Покупатели попадаются разные – и толковые, и не очень, – говорит Мадина. – Есть те, кто разбирается в тканях, умеет отличать натуральные фибры от искусственных, знает толк в крое. И те, кто далек от всего этого. Также у европейцев немного другое отношение к деньгам. Мало кто будет покупать на последние деньги понравившуюся вещь только потому, что она шикарная и солидная. Здесь другие приоритеты. Принято жить по средствам, и это совсем не стыдно. То есть все понимают, что финансовое положение бывает разное, и каждый отталкивается от своего. Но если модель понравилась и входит в бюджет, то возьмут не раздумывая.

Начинала швеей

Стать модельером Мадине захотелось в 12–13 лет после знакомства с замысловатой игрушкой сестренки, где можно было комбинировать одежду. Свою же бурную фантазию она проявляла в основном на бумаге. На тот момент ни шить, ни кроить она не умела. В советские времена, когда красивую одежду достать было тяжело, женщины часто обращались к портнихам. Шили буквально все: от халатов до вечерних платьев. Мадина запомнила, что быть портнихой – значит дарить женщинам радость!

– Мама сама баловала меня каким-нибудь пошитым платьицем или юбочкой, – вспоминает Мадина. – У нее была замечательная портниха Ванда Эдуардовна. Вместе они придумывали фасоны, а потом золотые руки Ванды Эдуардовны воплощали планы в жизнь. Все были уверены, что платье на маме импортное, по великому блату добытое.

Вдохновленная Мадина тоже стала шить – по мелочи. Старательно выводила каждую строчку, следуя маминым наставлениям: “Не спешить, все делать тщательно и аккуратно, потому что о готовой вещи спрашивают: кто сшил, а не за сколько времени сшили". За превосходно пошитыми изделиями Мадины даже на уроках труда не признавали ее авторства! А для нее это было высшим комплиментом. После окончания школы девушка в Таразе поступила на заочное отделение факультета “Конструирование швейных изделий”. Раз в год приезжала на сессии, а все остальное время трудилась рядовой швеей на ткацкой фабрике.

– Работала в экспериментальном цехе, который к тому времени открыли для шитья под заказ, – рассказывает Мадина. – Но мне хотелось чего-то большего. Полета фантазии, праздника, в конце концов. И судьба послала мне папиного коллегу по работе – француза. Так зародилась идея поступить в Школу моды в Париже. Я собрала необходимые документы, приложила рисунки и отправила все через нашего французского друга. Спустя некоторое время он сообщил, что меня готовы принять в школу, причем сразу на второй курс.

О, Paris!

В мае 2000 года Мадина Ахаева ступила на парижскую землю. Имея в словарном запасе лишь три фразы на французском языке и неисчерпаемое желание познать мир французской моды.

– Мне почему-то с самого начала было здесь спокойно и уютно. Как будто через много лет попала домой, где все знакомо. Внутренний восторг, конечно, был, но такой умиротворенный, философский.

Мадина как губка впитала культуру и традиции Франции, в связи с чем у нее изменились и собственные вкусы. Очень быстро она овладела языком, и у нее родилась идея начать делать что-то свое – ведь теперь она могла общаться с поставщиками, организаторами выставок, покупателями и т.п.

– Париж научил меня автономии и вкусу. К тому же все самые важные события мировой моды происходят именно здесь: различные показы, на которых мы студентами работали за кулисами, помогая манекенщицам менять наряды за считанные секунды. Непередаваемое ощущение: держать в руках платье от Кристиана Лакруа, который в это время находится в каких-то десяти шагах от тебя и дает интервью журналисту. Еще одним удовольствием и обязательным школьным заданием было посещение бутиков и торговых центров. Неспешно прогуливаться меж рядов с вывесками Джон Галлиано, Ёжи Ямамото, Вивьен Вествуд, Жан-Поль Готье, Ланвэн, тщательно разглядывать платье с ценником с четырехзначной цифрой в евро, изучать внутренние швы и оригинальный способ застежки – это просто мечта поэта-модельера. Интересно было также изучать марки для среднего покупателя, оценивать со стороны общий вид коллекции, ее потенциального покупателя, ценовую политику. То, что для европейцев является нормой, нам, выходцам из СССР, было незнакомо! Я имею в виду продуманную от начала до конца коллекцию с единой идеей, концепцией, гармоничной цветовой гаммой, широким ассортиментом изделий и размеров.

MadEva

Прежде чем создать собственную марку, Мадина отучилась еще и в Сорбоннском университете на факультете истории искусств. Параллельно казахстанка преподавала на вечерних курсах стилизма и моделирования в дизайнерской школе Creapole, работала продавцом в бутике, подрабатывала няней. “Обычный послужной список начинающего специалиста”, – шутит Мадина.

И, наконец, она открыла собственный проект – MadEva (одновременно переводится с английского как “Безумная Ева” и является производной из начала имени и окончания фамилии Мадины). Сегодня она специализируется на дизайне и пошиве женской одежды Prеt-а-porter Femme от блузок до пальто.

– Я люблю работать с натуральными тканями: хлопком, льном, шелком, шерстью. Цвета зависят от сезона и выбранной тематики. Очень люблю английский хлопок Liberty, включаю его почти в каждую коллекцию. В последней, "лето-2008", например, он играет главную роль. Легкие ситцевые платья и юбки с топами из легкого трикотажа с отделкой из того же ситца, приталенные жакеты и летние пальто, цветастый деревенский стиль в тандеме с городским casual, с легкими нотками небрежности создают образ прекрасной городской амазонки, ищущей покоя и гармонии наедине с природой.

Мадина в основном участвует в выставках-продажах, устраиваемых в Париже для начинающих дизайнеров. Обычно это выглядит так: в большом зале устанавливают стенды примерно для 50–60 дизайнеров, а те заполняют их своей одеждой, аксессуарами и ждут покупателей. На такие выставки зачастую приходят иностранцы. Модели Ахаевой уже попали в США, Канаду, Аргентину, Австралию, Японию, Россию.

Француженки любят секонд-хенд

Во Франции, где профессия модельера чуть ли не самая авторитетная, к иностранным дизайнерам относятся с не меньшим уважением и интересом.

– Модельеры – народ адекватный, по большому счету, между собой дружный, – говорит Мадина. – Хотя есть, конечно, и подозревающие все и вся в плагиате своих “гениальных” творений! Такие мне встречались только раз или два. В остальном на коллег по цеху мне везет. Помогаем друг другу, делимся полезной информацией, устраиваем вместе выставки-продажи. Основным критерием продаж молодых дизайнеров является то, что коллекции у нас маленькие, а значит, купив что-то, клиент не рискует столкнуться с такой же вещью на улице.

Не зря француженки всегда были эталоном безупречного вкуса. Самые модные женщины планеты умеют сочетать дешевые вещи с дорогими так, что это будет смотреться и стильно, и красиво.

– Француженки не гнушаются секонд-хендом, с удовольствием делают покупки у молодых и совсем не раскрученных дизайнеров. Очень любят смешивать стили, одежду раскрученных брендов “разбавляют” секонд-хендом, дорогую обувь – дешевыми аксессуарами. Целое искусство смешивания. И все они всячески избегают total look, когда с головы до пят одет, например, в “Диор”, ибо это и есть самый что ни на есть моветон.

Мадина, почти как истинная француженка, тоже старается не одеваться слишком броско. Как ни странно, она покупает немного одежды и не ориентируется на марки. Безусловно, она любит носить и свои модели и мечтает, что однажды будет создавать также аксессуары к одежде.

Марина ХЕГАЙ, фото из архива Мадины АХАЕВОЙ

Загрузка...

X Закрыть