Опубликовано: 3500

Бермет Акаева: Мы обязательно вернемся!

Бермет Акаева: Мы обязательно вернемся!

В детстве она мечтала стать героем пионерии. А стала антигероем “тюльпановой” революции. Отношение к семье экс-президента в Киргизии сегодня разное: от пламенной любви до неприкрытой ненависти. Но Акаевы верят, что однажды они все-таки вернутся. И история расставит все и всех по своим местам. С Бермет Акаевой мы встретились во время VII Евразийского медиафорума в Алматы. И

говорили о семье, о политике и о планах на будущее.

Обошлось без ломки

– Бермет, часто ли вам случается выезжать за пределы Москвы?

– Я, как настоящая киргизка, очень много езжу-кочую. Наверное, кровь предков играет во мне – то навещаю родственников, то друзей, меня часто приглашают на различные мероприятия.

– Сильно ли поменялся уклад вашей жизни после вынужденного переезда в Россию?

– Мы всегда старались жить очень просто, как обычные люди. И во времена президентства нашего отца тоже. В Бишкеке я жила в центре города в обычной квартире, когда сын был маленьким, я гуляла с ним по бульвару, за продуктами ходила в обычный магазин, на базар.

Что же касается России, то я родилась в Ленинграде, в Москве училась, это вторая для меня близкая культура. Адаптация прошла легко. Я много лет провела за границей, и у меня не было ломки. Для меня не было проблем стать обычным гражданином, живем так же, как и всегда.

– Вы путешествуете в сопровождении телохранителя?

– Вокруг нас никогда не было “армии”, была охрана – один человек, который мог ходить с нами. Я не чувствую никакой опасности, поэтому мне не нужен телохранитель.

– Разве вы не переживали за безопасность своей семьи во время “тюльпановой” революции?

– Я не скажу, что мы в Москве чего-то боялись, потому что была хорошая поддержка со стороны российского сообщества. Не думаю, что нам всерьез могло что-то грозить.

– Как часто теперь ездите в Бишкек?

– Стараюсь, когда выпадает такая возможность. У меня бабушка там живет, она не может к нам ездить, ей почти 90 лет.

– Как на ваши визиты реагируют в Бишкеке?

– Очень хорошо – и сегодня, и всегда. За прошедшие три года я ни разу не почувствовала негативного отношения ко мне. Может, власти меня и не очень любят. Но обычные люди останавливаются, фотографируют, что-то говорят, передают привет родителям…

Экс-президент отдыхает от политики

– Семья Акаевых планирует возвращение на родину?

– Когда будут для этого условия, то есть когда изменится политическая обстановка, мы все вернемся, обязательно! Ну а я имею возможность ездить туда постоянно, словно и не уезжала.

– Говорят, Аскар Акаевич стал преподавателем в московском вузе?

– Он оставил политику и занимается своей профессией – наукой. Активно работает в области математики и экономики с российскими и зарубежными учеными, много ездит по миру, читает лекции, публикуется, его работы переводятся в Америке.

– Он скучает по политике?

– Не скучает. Он мыслитель, стратег. Будучи политиком, он не очень любил политическую составляющую своей работы. Безусловно, скучает по родине, по людям, беспокоится о том, что у нас происходит в стране.

– Аскар Акаевич не считает, что его старшая дочь должна стать его продолжением, в том числе и в политике?

– Меня так не растили. Я ведь “продукт” не только своих родителей, но и Советской власти. Мама шутила, что я начала заниматься политикой раньше отца – еще в школе. У меня с детства был интерес к общественной деятельности, я всегда была активным человеком, не думаю, что должность отца сыграла здесь главную роль.

– То, что ваш отец известный политик, мешало или помогало в жизни?

– Наш папа был избран президентом, когда я училась в университете в Москве, потом я уехала за границу, так что меня это мало касалось. Ни в моей учебе, ни в работе это не помогало, там это никого не волновало, многие вообще не знали, кто мой отец. Дома – другое дело, фамилия накладывала определенные обязательства. Были и ограничения, и плюсы.

Была ли это храбрость?

– Бермет, тогда, в 2005 году, вы удивили всех, когда вернулись в Бишкек после “тюльпановой” революции. Вам понадобилось немало храбрости…

– Мне трудно сказать: храбрость это была или что? Но мой приезд стал большим сюрпризом для всех. Меня избрали депутатом. Это ведь мой долг и ответственность перед людьми, которые меня выбрали, у меня в округе живет 50 тысяч человек, и я наивно полагала, что смогу вернуться и нормально работать!

– Но вас быстро лишили депутатских полномочий.

– Это было незаконно. Меня часто спрашивают: почему они вас боятся? Неужели не могут потерпеть одну женщину, одного представителя семьи Акаевых? Значит, не могли… Было много предательства, люди, которые захватили власть, работали с моим отцом, учились у него. Думаю, многим даже неприятно было бы сталкиваться со мной

“в коридорах”, видеть, по сути, глаза человека, которого предали.

– Вы обижены?

– Как можно обижаться на народ? Я домой часто езжу, разговариваю с людьми. Многие заблуждались и теперь это признают, даже деятели оппозиции говорят, что им “задурили голову”.

– Сегодня вы видите себя в правительстве Кыргызстана?

– В нынешнем – не вижу. Я очень критически к нему отношусь, оно ничего не делает для того, чтобы решать проблемы людей. Но в будущем я не исключаю для себя возможности принять участие в нем в той или иной форме.

– Насколько велики ваши амбиции в политике?

– У меня есть какие-то свои идеи, собственное мнение, я ищу единомышленников. Если это можно назвать амбициями… Я болею за судьбу своей родины и народа. Мне хочется что-то сделать для них.

– В истории киргизского народа были женщины-правительницы?

– Была великая царица на юге нашей страны – Курманжан-датке, которую после смерти мужа подняли на белой кошме – то есть провозгласили главой рода. Такой прецедент в истории был.

– Вы бы хотели тоже войти в историю в подобном качестве?..

– Это очень высокая цель. Получится ли – одному Богу известно.

Внук Акаева любит Абая

– Вы ограждаете сына от всего, что связано с политикой?

– Айтегин еще маленький мальчик, ему всего 6 лет. Рано строить планы, но я бы не хотела, чтобы мой сын занимался политикой – надо иметь сильную волю, чтобы оставаться чистым человеком в политике.

– Он чем-нибудь увлекается?

– Играет на пианино, у него очень хороший слух, любит петь. Я много занимаюсь с ним математикой и языками, хочу дать ему хорошее базовое образование. Сейчас он в подготовительном классе. В сентябре пойдет в первый класс.

– От кого ему достались музыкальные данные?

– Точно не от меня и не от мужа! У меня есть родственники, которые прекрасно поют, может, с этой стороны? Он любит казахскую музыку, с детства прививаем ему интерес к казахской и киргизской культуре (супруг Бермет – Адиль Тойганбаев – родом из Казахстана. – Прим. авт.).

У нас есть диск с народными песнями, и больше всего он любит произведение на стихи Абая “Козімнін карасы”.

– Он больше мамин или папин сын?

– Он очень своеобразный мальчик. Но замечаю, что похож на моего папу характером, всем интересуется, очень любит историю, уже сейчас видно, что у него аналитический ум.

Я была советским ребенком!

– Кем вы мечтали стать в детстве?

– Я с 11 лет училась в математической школе, и моя дорога была предопределена. Но я всегда мечтала быть… пионером-героем, тогда были популярны книги на эту тему. Я часто себя сравнивала с ними.

– И на какой же подвиг вы были готовы, чтобы войти в историю пионерии?

– В своих детских фантазиях я всегда кого-то спасала из пожара, вытаскивала из воды и партизанила… Мы все хотели быть тимуровцами – бабушек переводили через дороги. И я всегда очень ответственно относилась к сбору металлолома, макулатуры, я просто выматывала каждого – мы должны были побить все рекорды! Сейчас я вспоминаю это и думаю: как меня терпели одноклассники? Я же была невыносима! Я быaла очень и очень советским ребенком.

– А сегодня, когда вы переступаете порог дома, какая вы в окружении близких?

– Я блюститель порядка. И поскольку много езжу, то не могу себе позволить разводить в доме беспорядок. Вообще люблю минимализм – как можно меньше вещей. Единственное, что я собираю, – это книги, где бы я ни жила – собираю себе библиотечку. Так что мои книги сейчас разбросаны по всем частям света.

– И кого из авторов предпочитаете?

– Был период Харуки Мураками. Были другие. Есть авторы, к которым возвращаешься, – Николай Гоголь, Фазиль Искандер – один из самых любимых авторов, книги соотечественника Чингиза Айтматова – его я могу открывать с любого места и читать. Пожалуй, книги – моя единственная большая слабость.

– Как часто готовите нацио-нальные блюда своим домочадцам?

– Готовлю мало, должна признаться, в основном салаты и супы, легкую пищу, потому как сама предпочитаю мало есть, чтобы форму держать. А манты, бесбармак, плов – это для гостей.

Наша справка

Бермет Акаева – старшая дочь первого президента Кыргызстана Аскара Акаева. Родилась в 1972 году. Окончила Республиканскую физико-математическую школу в Бишкеке, факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ.

Работала сотрудником Европейского отделения ООН в Женеве, в спецкомиссии ООН по компенсации пострадавшим во время войны в Персидском заливе.

Вместе с матерью, Майрам Акаевой, основала благотворительный фонд “Мээрим”. Замужем за казахстанским бизнесменом Адилем Тойгонбаевым (познакомились в Швейцарии на экономическом форуме в 1996 году, поженились в Алматы в 1998 году).

Их сын Айтегин родился в 2001 году в Женеве.

В 2004 году Бермет Акаева стала одной из основательниц партии “Алга, Кыргызстан” (“Вперед, Кыргызстан”), победившей на выборах 2005 года. Была избрана в Жогорку Кенеш, однако после того, как Аскар Акаев лишился президентства, парламент принял решение лишить ее депутатских полномочий.

Хобби: горные лыжи, теннис.

Автор цикла историко-этнографических книг для детей “Я и моя страна”. В апреле 2004 года вышли первые пять книг: “Кыргызстан – наша Родина”, “Святые места Кыргызстана”, “Традиции предков”, “Манасчи”, “Батыры” (все – на киргизском и русском языках).

Лауреат премии Союза журналистов Казахстана 2007 года в номинации “Политическое обозрение” – за материалы о развитии демократических процессов на постсоветском пространстве в публицистическом сборнике “Цветы зла”.

Марина ХЕГАЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

[X]