Опубликовано: 2127

Банки на прилавке

Банки на прилавке

Почему Нацбанк и “Самрук” хотят поскорее продать “проблемные” банки иностранцам?

Второй год государство полностью или частично владеет “проблемными” банками. Однако никаких идей и планов их развития у отечественных финансистов за это время, похоже, так и не появилось. Все, что, по их мнению, можно сделать с банковской системой, – это как можно быстрее ее продать. Об этом постоянно заявляют первые лица “Самрука”, Нацбанка, Минфина и прочих заинтересованных ведомств. И покупателями наших банков чиновники видят исключительно иностранцев.

В начале ноября было заявлено, что БТА Банк надо бы продать одному из госбанков России. Тогда, мол, легче будет договориться о возврате собственности, “замороженной” прежними владельцами на территории РФ. Но кому отойдет эта собственность? Если БТА перейдет под контроль, например, Сбербанка, то и собственность БТА в России будет возвращать себе новый владелец банка – Сбербанк, а не Казахстан…

Разные системы – разный результат

Но чем такая политика обернется для нашей страны? Считается, что чужие банки будут “просто” вести бизнес в Казахстане, даже если они с государственным участием. Хотя, скорее всего, пришельцы станут работать на долгосрочные интересы своих стран – и это понятно.

– Они будут кредитовать экспорт своих товаров и услуг в Казахстан, – считает экономист Юрий ХРАМЦОВ. – И поддерживать свои фирмы, работающие в нашей стране. Именно так, по нашим данным, уже работают банки из Китая и Кореи. Финансовые структуры этих стран выходят за рубеж в первую очередь для поддержки “своего” экспорта.

Чтобы наши фирмы могли с ними конкурировать, Нацбанку придется отойти от привычной роли общенационального “обменника” и в корне поменять финансовую политику.

– Наши банки занимали деньги за рубежом, потому что не получали их от Нацбанка, – говорит Юрий Храмцов. – Они могли лишь купить тенге, продав доллары. Нацбанк тоже не выпускает (не эмитирует) тенге, он лишь продает их за валюту. Таким образом, наши банки изначально не имели шансов обойтись без займов. Чтобы отдать долг и получить прибыль, они были вынуждены поддерживать высокую процентную ставку на свои кредиты.

А вот, к примеру, в Китае ситуация принципиально другая – там менее трети всей денежной массы в обращении “подкреплено” валютными запасами (у нас – 100 процентов, если включать в резервы Нацфонд), отмечает экономист. Чтобы напечатанные деньги не разгоняли цены, Народный банк Китая (через коммерческие банки) дает их не потребителям, а производителям. Банк получает деньги под “ноль” процентов годовых и выдает компаниям под 3–5 процентов. Причем кредитуется вся цепочка производств – от сырья до прилавка. В результате на рынке появляются не дешевые деньги, а дешевые товары, а цены почти не растут.

Незаметное банкротство

Возможно, крупнейшие банки так настойчиво хотят продать иностранцам просто потому, что в стране так и не удалось выстроить современную и конкурентоспособную банковскую систему? Но если это признать, то последует вполне конкретный вопрос: кто конкретно в этом виноват?

Официальная точка зрения на банковский кризис 2009 года проста – банки “лопнули”, потому что их владельцы имели злой умысел украсть деньги клиентов. В этом собственникам, по мнению следствия, активно помогали наемные менеджеры.

Однако чиновники тоже участвовали в управлении банковской системой – как регуляторы и как менеджеры. Но вопрос об их ответственности нигде и никогда не ставился.

Примером может служить история финансовой компании АО “Астана-Финанс”, в которой государство имело свою долю еще ДО финансовых проблем компании. Акимат города Астаны был в числе учредителей “Астана-Финанса”, и к 2007 году департаменту финансов столицы в этой структуре принадлежал солидный пакет – 25,5 процента.

В ноябре 2007 года в совет директоров “Астана-Финанс” вошли представители государства – Кайрат Айтекенов, занимавший тогда пост зампреда АО “Фонд устойчивого развития “Казына”, и Максат Кабашев, также являвшийся заместителем председателя “Казыны”. Заместителем председателя правления была назначена Алина Алдамберген, до этого она долгое время работала в западных банках, а с 2006 года являлась зампредом председателя Агентства по регулированию деятельности регионального финансового центра в Алматы.

Таким образом, в управлении “Астана-Финансом” перед кризисом участвовали лучшие менеджеры страны. Сегодня эти люди занимают солидные посты – Кабашев возглавляет АО “Альянс Банк”, а Айтекенов служит управляющим директором “Самрук-Казыны”. Алина Алдамберген является заместителем председателя агентства финнадзора, регулирует банки и пенсионную систему. Все они покинули “Астана-Финанс” к лету 2008 года и вернулись на госслужбу. Именно тогда в “Астана-Финансе” проявились первые проблемы.

Компания помимо прочего имела 50-процентную долю в пенсионном фонде “УларУмит”. Летом 2008-го этот НПФ начал нести серьезные потери и по данным АФН, закончил год с убытком в 4,8 миллиарда тенге. Потери фонда на 1,2 миллиарда превышали его собственный капитал и стали крупнейшими в пенсионной системе РК.

К весне следующего года выяснилось, что сама “Астана-Финанс” не в состоянии вернуть кредиторам 1,7 миллиарда долларов. 19 мая 2009 года компания объявила дефолт. В марте 2010 года, по официальным данным, она имела имущества на 153 миллиарда тенге и 111 миллиардов долга. По данным АФН на октябрь этого года, НПФ “УларУмит” (который теперь почти полностью принадлежит государству) вновь имеет самые большие убытки среди пенсионных фондов…

Таким образом, в результате дефолта “Астана-Финанс” обесценилась госдоля в этой компании, и бюджет потерял сотни миллионов долларов. Из-за проблем в НПФ “Улар-Умит” лишились инвестиционного дохода на свои накопления сотни тысяч вкладчиков.

И вот вопрос: чем занимались представители государства, присутствовавшие и в совете директоров, и в правлении? Могли ли они не заметить проблем, назревающих в компании?

Все на продажу?

Спасение “проблемных” банков обошлось бюджету в миллиарды долларов. Деньги, которые могли бы быть потрачены на улучшение жизни простых граждан, ушли на погашение чужих долгов.

А ведь “разоблаченных” банкиров регулярно проверяли Агентство финнадзора и множество других контролирующих госструктур. Во всех этих конторах их отчетность регулярно читали – и не находили в ней ничего подозрительного.

Однако руководители этих проверяющих органов, “проспавшие” банковский кризис 2007–2009 годов, продолжают трудиться на высоких постах.

Президент страны много раз призывал банки активнее участвовать в индустриальном развитии страны. Банкиры обещали, но только на словах. Банки почти не кредитуют промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Они не финансируют строительство нефте- и газопроводов в Китай, не участвуют в создании транспортного коридора Китай – Европа, не кредитуют реконструкцию НПЗ и химический комплекс в Атырау. Банки не вложили ни тиына в строительство Мойнакской ГЭС, Балхашской ТЭС, реконструкцию экибастузских ГРЭС, ЛЭП “Север – юг”, ремонт энергокомплекса Алматы, вторую очередь электролизного завода в Павлодаре, железную дорогу Шар – Усть-Каменогорск…

Кого такая ситуация устраивает? Казенные деньги помогли пережить кризис, нефть дорожает, средства от ее продажи исправно поступают в бюджет. Бюджет увеличивает зарплаты, у людей появляются средства. А если в стране нет своего производства, если не хватает дешевого жилья – для банков это даже хорошо! Цены будут расти, и люди, не сумев накопить денег на нужные им товары, снова придут к ним…

И если половину банковской системы успеют продать иностранцам, то правительству будет уже почти невозможно что-то в ней изменить. И это тоже хорошо?

Компетентно

Директор Центра анализа общественных проблем Меруерт МАХМУТОВА:

Представители регуляторов – Нацбанка, Минфина, АФН – говорят о случившихся дефолтах банков так, как будто перед этим они отсутствовали в стране и ничего не знали. Но так ли это?

Может быть, продажа больших пакетов акций отечественных банков иностранцам была бы не таким плохим решением. Госсобственностью у нас часто управляют не очень эффективно. Банковский бизнес, как и любой другой, в нашей стране очень жестко связан с чиновниками. В результате принимаются не самые разумные решения. Например, компания “Астана-Финанс” открыла в 2008 году свое отдельное АО “Банк “Астана-Финанс”. Это было сделано в то время, когда сама компания уже находилась в глубоком кризисе. Но ведь им это разрешили!

[X]