Опубликовано: 2040

Астронавт в тюбетейке!

Астронавт в тюбетейке!

Американский астронавт Скотт Уинстон – один из немногих, кто трижды выходил в открытый космос.

Во время эксклюзивного интервью нашей газете он с интересом отвечал на вопросы, много улыбался, долго благодарил за подаренный ему сувенир – тюбетейку – и заявил, что у него нет никакого желания смотреть фильм о “журналисте из Казахстана” Борате.

Пилот, трубач, каратист…

Скотт Уинстон – капитан первого ранга военно-морских сил США, астронавт, а ныне декан факультета Института технологий штата Флорида. Высокого импозантного мужчину в костюме (его рост – 1 метр 85 сантиметров) я узнала сразу – много раз видела его в программах о космосе по каналу “Дискавери”.

Астронавт выглядит значительно моложе своих 59 лет. Знаменитый покоритель космоса играет на трубе. Имеет черный пояс по карате-сетокан, что неудивительно: этот стиль японского карате требует хорошей физической подготовки, четкого знания техники и предельной самоотдачи.

Моя первая встреча со Скоттом Уинстоном состоялась на приеме в американском городке Мельбурне. Астронавт пришел с супругой. Затем мы общались в школе пилотов при Институте технологий, где задача Скотта – растить достойных менеджеров авиации, диспетчеров и других специалистов, отвечающих за безопасность полетов.

20 часов в открытом космосе!

Итак, знакомьтесь: Скотт Уинстон – человек, которому трижды (!) удалось выйти в открытый космос. По словам самого астронавта, многие его коллеги ждут своей очереди до самой пенсии, и удача улыбается далеко не всем. Он был отобран кандидатом в астронавты NASA (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) в марте 1992 года.

Его первая космическая прогулка состоялась 17 января 1996 года с космического ко­рабля “Индевор” на

6 часов 53 минуты 41 секунду. “Когда астронавт совершает полет в космос, учитывается каждая секунда, проведенная им за пределами Земли”, – говорит он.

Свои ощущения в тот момент наш собеседник помнит до сих пор!

– Это фантастика – гордость за себя, ответственность. А также ощущение полной свободы, ну и, конечно же... космического костюма – скафандра, который весит 150 килограммов, – говорит Скотт.– Когда выходишь в космос, работать в нем невероятно тяжело.

Во время другого полета (в 1997 году) на корабле Columbia STS-87 Уинстон дважды выходил в открытый космос: 25 ноября – на 7 часов 43 минуты и 3 декабря – на 4 часа 59 минут 44 секунды.

Казахстанские студенты – хорошие парни

Конечно же, в первую очередь было интересно узнать, как становятся астронавтами.

– Все пилоты-астронавты – военные, – рассказал Скотт. – Я по образованию инженер аэронавтики. Долгое время был морским пилотом – садил самолеты на авианосцы. Я застал конец вьетнамской войны, в это время работал инструктором полетов. Меня часто спрашивают, участвовал ли я в знаменитой операции “Буря в пустыне”. Нет, не участвовал, в то время я был астронавтом.

Скотт признался: Казахстан ассоциируется у него в первую очередь с космодромом Байконур, а также – с замечательными студентами, которые учатся в Институте технологий.

– Я хорошо осведомлен о том, что Казахстан ставит задачу вжиться в мировую космическую отрасль, – подмигнул нам астронавт. – Также у американцев очень хорошие отношения с русскими. Россия – один из наших основных партнеров по освоению космоса. 16 стран работают над программами развития космической отрасли. К примеру, Китай недавно начал запускать своих космонавтов в космос. У NASA нет официального контракта с Китаем по развитию космической сферы, тем не менее мы хотим развивать эти отношения.

Еще мой собеседник вспомнил, что слышал о каком-то смешном фильме о Казахстане. Сразу подумалось о Саше Бароне Коэне и его персонаже – казахстанском журналисте Борате Сагдиеве. Говорю астронавту, что это не очень хороший фильм о Казахстане. “Тогда я не буду его смотреть!”– пообещал Скотт.

На смену шаттлам придут капсулы

– Как экономический кризис отразился на освоении космоса? Сейчас много разговоров, что в 2010 году истекает срок эксплуатации американских кораблей – шаттлов. Что придет им на замену?

– К сожалению, кризис повлиял. Предполагается, что на смену шаттлам придет космический корабль в виде капсулы. Возможно, часть аппаратов будет запускаться с… вашего космодрома Байконур, часть – из Японии.

– Сможет ли когда-нибудь одиночка-изобре­татель запустить в космос, например, свой собственный шаттл?

– Нет, не сможет. Так как ему нужны компьютерная навигация, инженеры и так далее. Космос – это NASA.

– Вы верите в существование внеземных цивилизаций?

– Пришельцев я больше вижу здесь, на Земле (смеется). Я верю и знаю людей, которые верят, что на других планетах существует жизнь!

Что взял в полет – то и сувенир

– Как относитесь к статьям и телематериалам, опровергающим высадку американских астронавтов на Луну?

– Могу вас заверить: высадка наших астронавтов на Луну – это чистая правда. Я знаю тех, кто был на Луне. Так одурачить миллионы людей просто невозможно. Особенно наших американских коллег, журналистов. Поверьте, если бы это было неправдой, они все равно бы докопались до истины.

Американские астронавты несколько раз садились на Луну. Потом эту программу свернули из-за финансовых и политических аспектов.

– Что вы привозите в качестве сувениров из космоса?

– (Смеется.) Знаете, невозможно где-то в космосе остановиться, набрать сувенирчиков… Для нас сувениры – это то, что мы берем с собой в космос. Можно купить серьги для жены, свозить в космос, а потом ей подарить. Это тоже будет сувенир!

– Многие астронавты рассказывают, что в космосе им снятся необычные сны. У вас было такое?

– Если честно, свои сны я не помню. Вообще, понятие сна в космосе ну о-о-очень размытое, трудно сказать, что ты спишь в состоянии невесомости. Нет подушки, нет одеяла…

Здоровье – главный критерий

– Что включает в себя спецподготовка астронавта?

– Постоянная подготовка – часть нашего режима. В помощь дается целая команда специалистов, которая помогает выбрать правильный режим. Астронавт, как пилот, изначально должен быть здоров, и это самый важный пункт.

– Вы курите?

– Никогда не курил и не знаю астронавтов, которые курят.

– Какие ощущения испытываете в космосе?

– Тело физически должно привыкнуть находиться в этом состоянии. Все астронавты прошли через космическую болезнь. Могут быть любые симптомы, и это не обязательно рвота. Когда нет декомпрессии, кажется, что вытягивается позвоночник.

– Недавно живо обсуждался факт, как американская женщина-астронавт потеряла в открытом космосе сумку с инструментами?

– В космосе все плавает, летает вокруг. Поэтому предметы должны быть закреплены. Когда мы выходим в открытый космос, стараемся, чтобы ничего не потерялось, чтобы все было при себе. Над этим же случаем мы смеялись, так как астронавтку утешали все. Было такое ощущение, что она потеряла косметичку.

Хочу увидеть Байконур!

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье…

– Я женат уже 36 лет. Сын служит на военно-морском флоте США на авианосце. Дочь – ваша коллега, работает журналистом в Ассошиэйтед Пресс.

– Что бы вы пожелали нашим читателям?

– Всем жителям Казахстана и читателям газеты я желаю всего самого лучшего. Приглашаю всех посетить южный штат Флорида, а сам очень хочу побывать в Казахстане и, конечно же, увидеть Байконур!

Загрузка...

[X]