Опубликовано: 4685

Амандык БАТАЛОВ: О нонсенсах, возврате земли и битвах за воду

Амандык БАТАЛОВ: О нонсенсах, возврате земли и битвах за воду

Что может дать стране, но не дает Алматинская область?  Есть ли реальная возможность уберечь от уничтожения Балхаш? И что мы  в силах противопоставить  угрозе острейшей нехватки воды? Об этом интервью “КАРАВАНА” с акимом Алматинской области Амандыком БАТАЛОВЫМ.  Что тревожит село

– Алматинская область  – одна из самых крупных в стране. Здесь преобладает сельское население, и вопрос развития фермерства стоит очень остро… Какие основные проблемы возникают?

– Алматинская область всегда считалась аграрной. Лишь в последние годы был взят курс на индустриализацию, из Алматы в область стали выносить крупные предприятия. От общего объема валовой продукции область дает в республиканский бюджет более 16 процентов. Здесь раньше выращивали свеклу, рис, лук, кукурузу. Процветало животноводство в Балхашском и Райымбекском районах. У нас в области есть все для того, чтобы кормить себя, но сейчас сюда завозится на 340 с лишним миллионов долларов продуктов питания. Это нонсенс, так не должно быть. К тому же под боком  Алматы, где рынок – более чем на 500 миллиардов тенге, мы должны поставлять свою продукцию туда. Я разговаривал с животноводами, они говорят: “Я выращиваю 20–30 бычков, сдаю их по 750–800 тенге за кило, а до покупателя это мясо доходит уже в два раза дороже”. Представьте, как наживаются посредники! Сейчас решаем вопрос, чтобы напрямую заключали договора с компаниями, которые организуют закуп, транспортировку продукции к местам хранения и реализации. Этим могут заниматься частные компании либо СПК. Еще один больной вопрос – многие фермеры до сих пор не знают, как взять технику в лизинг, как получить дешевый микрокредит. В этом году мы получили более 20 миллиардов тенге на поддержку сельхозпроизводителей. А мне крестьяне говорят: чем заполнять 20 бумаг, лучше я сам справлюсь. Поэтому мы будем разъяснять, как получать доступ к этим деньгам.

– Как будет решаться больной вопрос с возвратом простаивающих земель?

– Земли – это большая проблема. Мне говорят: я хочу скот разводить, но нет выпаса. Хотя выйдешь за ворота – вокруг луга. А это люди получили земли на паи, но сами ничего не выращивают и другим не дают. Будем возвращать неиспользуемые площади. Мы делаем земельную карту, четко обозначим, где какие земли, и будем их отвоевывать для тех, кто реально хочет работать. Мы понимаем, что вернуть их будет непросто, но нужно прекратить спекуляцию землей. Их делят на личные подсобные хозяйства, дробят, продают, потом строят коттеджи и требуют, чтобы им дали правоустановливающие документы, подвели инфраструктуру, дали свет, воду. Нельзя так делать. Строить жилье нужно только на подготовленных площадках, тогда таких проблем не будет.

Откуда взяться “продовольственному поясу”?

– Много лет говорится о создании продовольственного пояса вокруг Алматы.

 – Нужно понять, что такое продовольственный пояс. Мы продумываем такой вариант: создать инфраструктурное кольцо со складами, пунктами перегрузки, точками оптовой торговли. С полей, хозяйств будет свозиться продукция к “поясу” и уже оттуда развозиться по базарам, магазинам. С этой целью у нас в Талдыкоргане я встретился с акимом Алматы Ахметжаном Есимовым. Думаю, дело сдвинулось с мертвой точки. Одними ярмарками мы “пояс”, конечно, не создадим. Работа предстоит большая.

– В Алматинской области всего два района являются локомотивами экономики: Карасайский и Илийский. А когда развитие получат остальные?

– Действительно, в области 16 районов, но около 60 процентов объемов промышленной продукции и 40 процентов налоговых поступлений дают эти два района. Образно говоря, если в Аксуском районе кто-то будет кашлять, никто это не заметит. А вот если что-то произойдет в Илийском, почувствуют все. Как активизировать другие районы? Опять же, привлекая бизнес. Нужно понять специфику каждого района. Пытаемся создать там условия, инфраструктуру: где-то развивать гидроэлектроэнергетику – это тоже товар, где-то – сахарный завод, завод по переработке сои. У нас огромный забой скота в Райымбекском районе, шкуры там скупают за копейки, потом моют и перепродают нам же втридорога.

По поручению Президента Казахстана национальная компания “Қазақстан темір жолы” в Панфиловском районе строит крупный логистический центр. “Сухой порт” – стратегически важный проект. Сейчас это одна большая строительная площадка. “Сухой порт” даст возможность сократить время перевозки грузов на несколько месяцев. Этот уникальный проект даст еще огромный толчок в экономическом развитии страны и, конечно, нашей области. К концу 2015 года планируется завершить строительство первого пускового комплекса “сухого порта”, где будет необходимая инфраструктура для формирования логистическо-индустриальной зоны.

В целях увеличения посевных площадей сахарной свеклы намечены проекты по реконструкции Кызылагашской плотины и восстановлению ирригационных сетей. А в Аксуском и Саркандском районах разработаны пилотные проекты по синхронизации региональной и отраслевой политики на примере АПК.

Водные беды

– Один из самых острых вопросов в области – нехватка воды…

– Меж тем в Алматинской области – самая большая протяженность ирригационных сетей. На каждой реке – водозаборы. Есть Бартогайское и Куртинское водохранилища, БАК. У каждого – объем от 100 до 300 миллионов кубов. Было еще Кызылагашское водохранилище, которое принесло столько горя. Его надо восстанавливать. Там внизу 7 тысяч 600 гектаров земли, на которой росла продукция. Сейчас все это бездействует. У нас много поливных земель. Но при наличии всех этих каналов у нас остро стоит вопрос с водой. Потому что огромное количество каналов – бесхозные, никто за ними не следил. Сейчас встал вопрос по инвентаризации сетей, их возврату. Каналы заилены, заросли камышом. Все это надо чистить. Часть вопросов решим за счет местного бюджета, часть – за счет республики, так как работа большая. Инвестор сюда не идет, это невыгодно.

Что касается питьевой воды, здесь тоже много работы. У нас 222 села до сих пор не имеют доступа к качественной питьевой воде. Каждый год мы выделяем около 10 миллиардов, проводили укрупнение населенных пунктов, некоторые из них невозможно ликвидировать, так как там важные объекты – станции, промышленные объекты.

– А что будет с Балхашом? Не потеряем ли мы вообще его в ближайшие годы?

– Балхаш – это уникальное озеро, зеркало его большое, а глубина маленькая, всего 14 метров. Если мы Арал потеряли за 50 лет, то Балхаш может исчезнуть за пять. Это страшно. Ситуация критическая, нужны срочные меры. На реке Или, которая питает Балхаш, резко падает уровень, идет большой забор воды на территории Китая. Это вопрос сложный. Но есть реки, которые берут начало у нас, но до Балхаша не доходят. Например, Коксу и Каратал. Был период, когда они соединялись и несли 800 кубометров в секунду, текли до пустыни. До Балхаша эти воды не доходили, так как никто не следил за руслом. Мы согнали технику, прорыли канал, довели его до озера. Мы поехали на днях и увидели, как сто с лишним кубов воды дошли до Балхаша. В планах провести такую же работу на реках Аксу, Лепсы, Саркан, Тентек. Если мы доведем свыше 500 кубов в секунду, то наши потомки увидят Балхаш.

 Две стороны туризма

– Другая проблема – газификация…

– На сегодня область газифицирована всего на 11–12 процентов. Сейчас мы сдали в эксплуатацию газовую магистраль Алматы – Байсерке – Талгар. Когда китайцы через нашу Алматинскую область вели свою газовую нитку, мы сразу поставили условие: чтобы нам сделали шесть отводов, сейчас пойдет там наш казахстанский газ, и мы сможем его брать. Уже около 400 тысяч человек можем газифицировать. Но проблемы возникли по трубам низкого давления, которые непосредственно идут к домам. Необходимо привлекать инвесторов, так как нужны огромные деньги. Без республиканского бюджета и частных инвестиций не справиться.

 – Как будет решаться вопрос с развитием туризма?

– Алматинская область – край семи рек. Здесь издревле были городища, так как тут благоприятные условия. У нас есть каньоны, реликтовая ясеневая роща, Кольсайские озера, уникальные озера Алаколь и Жаланашколь, имеющие лечебные свойства, как Мертвое море Израиля. Еще – источники в Чундже, Жаркенте. Регион, имея уникальные ландшафты, может стать одним из лидеров индустрии туризма в стране.

– Много разговоров и о потенциале озера Алаколь…

– Я собрал ребят, которые выросли на берегу озера Алаколь, сегодня они разъехались по стране, занимаются бизнесом. Мы говорили, как навести порядок. Сейчас там масса нарушений с землей, очень низкий уровень сервиса. Решили, что надо строить отели на 3–4 звезды. Купальный сезон на Алаколе очень короткий, отчасти это тормозит развитие туристического бизнеса. Поэтому нужно строить отели, которые будут предлагать и зимний отдых с крытыми бассейнами с целебными водами Алаколя. Также надо решить транспортный вопрос – дорога до озера в очень плохом состоянии.

– Большие планы были и по Капшагаю с развитием зоны игорного бизнеса.

– Часть задумок воплощена, но это далеко не все. На правом побережье зарезервировано 11 тысяч гектаров. В первую очередь будет идти застройка на трех с половиной тысячах гектаров. Вдоль дороги уже работают отели и казино. С появлением новой качественной дороги Капшагай получит еще большее развитие. А при решении вопроса с Китаем и поднятии уровня воды даже баржи могут ходить из того же Китая.

– Как сами проводите досуг?

– Стараюсь находить свободное время, чтобы сходить в спортзал. Недавно у меня был день рождения, и я на поздравления отвел 45 минут. Потом собрал товарищей, пошли играть в волейбол, организовали шикарный турнир – столько народу пришло! Раньше по выходным традиционно ходили в горы, катались на лыжах. Сейчас иногда вырываемся на природу. Если есть время, могу на гитаре поиграть. А вот в машинах не разбираюсь, я – не водитель. Когда сажусь в машину, засыпаю, это для меня возможность передохнуть. Если сяду за руль, супруга нервничает, наверное, боится, хотя я очень координированный.

Талдыкорган

Загрузка...

X Закрыть