Опубликовано: 2 7309

Айкуне – лечебная практика предков

Айкуне – лечебная практика предков

В наше время все чаще здоровье человека зависит от таблеток, медицинских центров, врачей. И все больше мы удивляемся тому, как выживали наши предки без этого раньше. О древних лечебных практиках предков казахов и их возрождении рассказывает уроженец Павлодара, потомственный костоправ Абай БАЙМАГАМБЕТОВ.– Говорят, вы открыли новый способ безмедикаментозного лечения заболеваний при помощи обыкновенной гимнастики. Что это

за метод?

– В 1987 году мне было 20 лет, я вернулся домой, прослужив два года в Афганистане. Тогда из-за постафганского синдрома, неполадок во всем организме мне давали III группу инвалидности. Я горстями съедал лекарства, но ничего не помогало. И тогда понял, что вылечиться смогу только сам. До 24 лет плотно занимался самовосстановлением с помощью физических движений, формированием определенного образа жизни и мышления. Избавившись от многих заболеваний, почувствовал себя хорошо. И, являясь одним из активных участников движения воинов-интернационалистов по Павлодарской области и по Казахстану, понял, что такая же поддержка и психологическая помощь нужны многим моим сослуживцам. В конце 90-х разработал для них метод управления своим телом и сознанием, который позволял быть более адекватным и восприимчивым к изменениям в социуме.

– Где вы брали комплексы упражнений?

– Самое удивительное, что все пришло мне в некоем видении. У казахов это называется аян – вещий сон. В 1996 году в Москве однажды увидел во сне сцены единоборств айкуне. В них управление телом проводилось за счет вовлечения в работу внутренних мышц и связок тела, которые в обычной жизни у нас мало задействованы. Но если их тренировать, можно обеспечить себе более высокий жизненный тонус на достаточно продолжительное время в бою и совершать более качественные броски и удары. И борцы работали как бы в режиме второго дыхания, в режиме транса. В этом отличие айкуне от таких известных единоборств, как самбо, греко-римская борьба, бокс, кикбоксинг.

Важна гармония

– Как же научить внутренние мышцы и связки работать, с помощью чего на них воздействовать?

– С виду гимнастика айкуне выглядит, как набор обычных упражнений. На деле же каждое из них имеет серьезную сакральную составляющую. Во время выполнения упражнений человек соединяет дух, душу, разум и тело. И все то, из чего состоит человек, работает в гармонии и сбалансированно. Это, наверное, самый главный принцип айкуне. Мы интенсивно используем внутренние ресурсы, активизируем внутренние мышцы и делаем тело более устойчивым, работоспособным. Соответственно активно прорабатывается сердечно-сосудистая система, сосуды освобождаются от шлаков. За счет улучшения кровообращения восстанавливаются ткани. На этом же принципе построена и работа по лечению детского церебрального паралича (ДЦП). К нам приходят родители с такими особенными детьми.

– Неужели с помощью айкуне можно вылечить такой серьезный недуг, как ДЦП?

– Если мы говорим о легкой или средней степени, то да. За период от нескольких месяцев до нескольких лет родители могут нормализовать состояние ребенка с ограниченными возможностями. Мы обучаем техникам, при которых мамы, папы или близкие родственники, братья, сестры, а также опекуны сами, своими руками раскрывают этот внутренний дополнительный ресурс. Подобными же техниками можно избавить человека от параличей верхних и нижних конечностей, последствий инсультов.

– За счет чего?

– Здесь все просто, если мы обеспечиваем качественное питание мозга, то можем подключить внутренние ресурсы организма, которые обычно не используются.

Наследие предков

– Вы говорили, что главный принцип айкуне был известен с древности?

– Думаю, айкуне – это опыт наших предков, который пришел ко мне вместе с генетической памятью. Когда-то в Великой степи предки казахов хорошо знали возможности обычного человека. Тогда любой той и гулянье обязательно сопровождались какими-то состязаниями – байгой, кокпаром. И готовя борцов, стрелков, наездников, воинов-палуанов вне зависимости для спортивных состязаний или же для войны, тренеры-наставники подходили к этому очень основательно. Отрабатывали с ними технику движений, готовили тело, но на этом их задачи заканчивались. А когда хотели перевести бойца или спортсмена на более высокий уровень, на раскрытие его внутренних резервов, то за работу брались уже люди из категории наставников-устазов, те, кто владел техниками расширения возможностей человека, кто давал определенный психонастрой, которого обычным путем достигнуть не удавалось. Сейчас это называют тренингами личностного роста. В наше время в мире подобному же обучают бойцов секретных спецподразделений. Помимо физической подготовки им преподают техники раскрытия внутреннего ресурса, чем десятикратно увеличивают возможности организма. Такое обучение в режиме погружения в состояние транса в древности проводили духовные наставники (Руханият), такие как Толе-би, Бухар-жырау, Ходжа Ахмед Ясави, Арыстан-баб. Они помогали обычному воину-казаху обретать внутреннюю силу.

– Есть ли сходство айкуне с гимнастикой йоги и другими практиками?

– Когда говорим о телесной гимнастике, то разницы нет – это китайские, индийские, тибетские либо европейские, американские современные методики. Во всех физических упражнениях одно и то же – спина, руки, ноги, растяжка. В этом ряду необычной является лишь гимнастика хатха-йога, где подготовка физического тела нацелена на нечто большее, слияние с макрокосмосом. Лечебный же фактор там выступает лишь как дополнительный компонент. А в казахской айкуне все просто. Если есть мышцы – нужно сделать их сильными, есть связки – сделать их эластичными, суставы – более подвижными, сухожилия – более выносливыми. И все органы должны функционировать полноценно. Делаешь упражнения – получаешь эффект. Конечно, духовный аспект – это важно. Но на занятиях мы ставим для себя конкретную задачу: реализовать заложенные в человеке возможности и оздоровить его.

Что имели – надо сохранить

– Почему айкуне сейчас больше распространена в России, а не в Казахстане?

– Так сложилось, что в первые дни, как только я изобрел эту тюркскую, казахскую гимнастику, которая со временем может стать неким брендом Казахстана, обратился в Павлодарский обл­здрав за поддержкой, но там на меня посмотрели как на не совсем здорового. Потом поехал в Астану в минздрав. И там поддержки не нашел. А упражнения накатывали большими волнами, и нужна была какая-то среда для их реализации. В Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге попал в мир изобретателей, исследователей, ученых, авторов оздоровительных методик. И куда бы ни приезжал со своим казахским паспортом, везде встречал поддержку и взаимопонимание. В России у меня есть ученики и возможность двигаться вперед. Хотя на самом деле родина айкуне, конечно же, Казахстан, но в нем процесс ее развития пока только начинается.

– Почему, если эта гимнастика столь хороша, в самом Казахстане о ней мало кто помнит?

– Мы много чего утеряли из прошлой культуры и обычаев. Когда-то наши предки жили в суровых условиях, месяцами преодолевали огромные расстояния, что называется, не слезая с лошадей, могли долго воевать и быстро восстанавливаться. Существовали достаточно развитые военно-кочевая медицина, костоправство, хирургия, терапия, которые помогали возвращать в строй изможденных, раненых воинов. Сейчас уже более 200 лет не воюем, и эта технология за ненадобностью постепенно исчезает. И я ее восстанавливаю. Сам руками могу сгибать, выпрямлять, растягивать, уменьшать или расширять кости в объеме за несколько минут. Всем этим раньше владели воины-сыныкшы, врачеватели военно-кочевой медицины. У меня уже свыше двух тысяч упражнений айкуне. Это опыт тюрков, предков казахов. Его надо вспоминать и применять.

КОММЕНТАРИИ

[X]