Опубликовано: 2600

Африканские звезды рассказали, как научились петь на казахском

Африканские звезды рассказали, как научились петь на казахском

Заграничные музыканты с далекого континента уже стали любимцами на столичных тоях и телевидении. Сегодня они готовят казахоязычный альбом и обещают, что это будет бомба.

Новая высота

Они себя называют самой экзотической группой Казахстана, и сложно с этим не согласиться. Сборная из африканских музыкантов – “Килиманджаро” – уже три года поет, танцует, играет на барабанах на просторах Казахстана. Основатель коллектива Серж – родом из Конго. Другой участник, Фабрис, вырос в ЮАР, Джей приехал из Нигерии, Одри полтора года назад присоединилась к группе, она также из Конго.

– Мой папа архитектор, хотел, чтобы я выучился по этой специальности. Архитектурный факультет РУДН в Москве был подарком для папы. Когда я получил диплом, сказал ему, что теперь могу заниматься тем, что люблю, – музыкой, – рассказывает Серж. – Музыка всегда была частью моей жизни. Джей и Одри имеют актерское образование, Фабрис – музыкальное.

– Как вы попали в Казахстан?

– Сначала приезжали на два дня, потом на неделю, уже три года мы здесь. Группа существует лет десять, мы объехали пол-России – как вы знаете, это огромная страна. Когда стали поступать предложения из Казахстана, стали приезжать чаще. Решили переехать, так как хотели немножко разнообразия и увидели, что здесь нет никого, кто мог бы показать нашу культуру. И еще Казахстан – очень гостеприимная страна, это я всегда подчеркиваю.

– Из всех городов Казахстана вы выбрали едва ли не самый холодный!

– Мы не выбирали, он нас выбрал (смеется)! Первые приезды были в столицу. Поэтому логично, что мы решили обосноваться в Астане, на тот момент про Алматы слышали, но никогда там не бывали.

– Понятно, что сами по себе вы экзотика для нашей страны, но как “продаете” себя на тоях?

– Это факт, но экзотикой можно побыть максимум полгода, а потом публике надоест. Для нас каждое выступление – словно последнее, будто завтра не будет, мы так к этому относимся. Надеюсь, что однажды вы попадете на наше живое выступление, потому что этих ощущений не передать. Мы на сцене – другие.

Часто коллеги-музыканты меня спрашивают: как вы можете любую аудиторию поднять, заставить танцевать? Я сам не могу объяснить. Знаю одно: мы поем от души. На выступлениях несколько “ведер” пота выходит.

На самом деле многие музыканты поют лучше нас, конечно, насчет того, чтобы двигаться лучше, это под вопросом (смеется). Но мы вкладываем все сердце, поэтому, наверное, есть успех.

Нас ждет бомба

– У вас в репертуаре есть популярные казахские песни. Как вы начали петь на казахском?

– На самом деле, когда мы приехали в Казахстан, мне было интересно, когда же я скажу первое слово на казахском языке. Я человек южный, много лет прожил в России, с группой объехал всё СНГ и понял: в любой стране надо знать язык и культуру, чтобы понять народ. Когда я видел, как поют на казахском, всегда моим искренним желанием было тоже запеть, но я не знал, с чего начать.

Как-то для одного корпоратива нас попросили спеть “Кызыл орик”. Мы стали учить эту песню. Однажды на мероприятии в Павлодаре сидели в гримерке с группой “МузАРТ”, у меня зазвонил телефон. Из-за того что сильно хотел выучить “Кызыл орик” – она у меня была в качестве рингтона. Мейрамбек (Беспаев. – Ред.), услышав это, предложил записать песню прямо на месте и отправить ее автору, своему братишке Акылбеку Жеменею. Мы так и сделали, спели а капелла, засняли, и он выложил это в Интернете. Потом для участия в программе “Бенефис-шоу” выучили несколько песен, и так пошло-поехало. Сегодня мы поем где-то 8–9 песен на казахском языке.

– А авторские песни у вас есть?

– Авторские песни есть, но не на казахском. Этим летом мы начали писать свои композиции на казахском языке, так как хотим петь не только на тоях. Как говорят: Алла жаса, на следующий год у нас все будет готово.

– В каком стиле, это же не рэп будет?

– Это большой секрет, если я вам открою, то будет уже неинтересно. Могу намекнуть, что это будет бомба.

Что роднит Казахстан и Конго?

– В телевизионной программе “Қызық times” вы продемонстрировали знание родов казахов, в таком случае, какой род вам особо симпатичен?

– Мы много гастролируем и бываем в разных городах, где у нас есть шанс встретить представителей разных родов. В каждом из них есть своя уникальность. Что касается нас, то с каждым родом есть какие-то сходства. Например, у нас, как у адайцев, тоже горячая кровь, но не всегда (смеется). По каким-то причинам мы аргыны, по каким-то – найманы, нельзя выделить один.

– А у вас на родине, в Конго, существует родовая система? Свадьбы такие же масштабные?

– Да. Вы знаете, когда мы начали узнавать казахскую культуру, как это ни странно, нашли очень много сходства. У нас страна разделена на провинции, родов у нас еще больше. Свадьбы же чуть меньше по масштабам, обычно длятся три дня. Разница с казахским тоем в том, что у нас нет тостов: заходит конферансье, открывает мероприятие, и начинается веселье с танцами и приглашенными артистами, конферансье же и закрывает торжество. На свадьбу также приглашают родственников и друзей. Только бывает не очень хорошо, когда приглашенные тоже кого-то приглашают. Вот я вас позвал, а вы подругу еще с собой взяли.

– Ведь и у нас такое в порядке вещей! А масштаб казахских свадеб вас не удивил?

– Конечно удивил. После России – сами понимаете, там скромные свадьбы, веселые, но людей в разы меньше. Для России сто человек – это ох какая большая свадьба. А в Казахстане нам звонят, приглашают и делают оговорку: будет “маленькая свадьба” на сто человек (смеется). Я помню первую свадьбу, на которой мы выступали в Астане, там было 400 человек. Вышел на сцену и охнул – как маленький концертный зал. В нашем любимом городе Шымкенте мы выступали на свадьбе, где было 800 гостей!

– Почему именно Шымкент стал вашим любимым городом?

– Шымкент (произносит с придыханием) как-то по душе, даже объяснить трудно. Он очень теплый и в плане погоды, и в человеческом отношении. Первые друзья в Казахстане у нас появились в Шымкенте. Однажды один уважаемый человек, когда мы выступали, подошел к нам и спросил: “Ребята, скажите честно, вы не из Шымкента?”. Мы тогда даже не знали о существовании такого города, но заинтересовались. На тот момент это был второй город после Астаны, где нам довелось побывать здесь. В Шымкенте, кстати, нам подарили чапаны, которые мы надеваем на мероприятия.

Забываю, что это приносит деньги

– Казахстанцы – музыкальная нация?

– По ощущениям я бы сказал – да. Может, в мире не так много знают о музыке из Казахстана, но эта культура, она есть. Я встречаю людей старшего возраста, каждый второй музыкален. И еще молодежь очень талантливая.

– Недавно ваша группа стала больше. Как появилась солистка Одри?

– Я человек, для которого важны мнения со стороны. Да, иногда бывает болезненная критика, но только благодаря ей мы идем вперед. Так вот многие стали отмечать, что в нашей мужской группе не хватает девушки. Взяли Одри и не пожалели.

– Где вас можно увидеть, послушать?

– Помимо тоев мы выступаем на городских мероприятиях не только в Астане, также по ТВ. Мне кажется, если бы музыка не доставляла нам удовольствия, мы бы уже бросили. Всегда говорю друзьям: нет другого места, где я чувствую себя таким счастливым, как на сцене. Просто наслаждаюсь тем, что делаю, забывая, что это приносит деньги.

– Есть в планах остаться в Казахстане?

– Казахстан – это прекрасная страна. Не скажу, что все святые, но большинство казахстанцев – очень добрые люди. Я сам даже не знал и никогда не думал, что так сложится. Вот мы уже три года здесь. Мы, по сути, стали послами наших стран в Казахстане и пока не планируем уезжать.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров