Опубликовано: 786

Зачем госчиновникам бизнес? Вот в чем вопрос!

Многих в Узбекистане волнует вопрос: почему реформы не дают эффекта, почему между декларируемыми ценностями и реальной жизнью разница космического масштаба.

С официальных трибун много говорится о демократии, гражданском обществе, всемерном развитии малого и частного предпринимательства, на самом деле нет ни демократии, ни гражданского общества, ни тем паче бурного роста узбекского бизнеса. Наоборот, по прошествии 13 с лишним лет после обретения независимости ситуация в стране складывается не совсем благополучная. И это еще мягко сказано. Недавно президентским указом приняты "очередные дополнительные меры по стимулированию…", сейчас в Узбекистане по большому счету все равно, чего и кого. В обществе сложилось однозначное мнение о том, что любые документы, рожденные в недрах высшей государственной власти, в конечном счете еще более усугубят положение миллионов рядовых граждан. Это, в частности, касается одного из последних по срокам решения о повышении с 1 мая на 20 % заработной платы бюджетникам, пенсий, стипендий и пособий. Первое последствие указа - это реальное повышение розничных цен на рынках страны. Так, например, на Юнусабадском рынке яйца подорожали на 20-30 сумов (примерно 2,5-3,8 тенге - прим. А.А.) и стали стоить 80-90 сумов штука. Минимальная заработная плата теперь составляет 7835 сумов (примерно 938 тенге по курсу 8,35 сумов за одно тенге - прим. А.А.), пенсия по возрасту - 15505 сумов, пособия инвалидам с детства - 15505 сумов, пособия престарелым и нетрудоспособным гражданам, не имеющим необходимого стажа работы, - 9390 сумов в месяц. Настал черед оценить то, что может приобрести, к примеру, пенсионер за свои 15505 сумов. Мы привыкли соотносить свои деньги к универсальной единице измерения - мешку муки. Так вот за вышеуказанную пенсию можно купить мешок казахстанской муки первого сорта (около 15 долларов - прим. А.А.). Но главный вопрос в Узбекистане звучит совсем по-иному: почему предпринимательство не развивается темпами, которые декларируются высокопоставленными чиновниками? На этот вопрос пытаются ответить экономисты, политики, сами бизнесмены. Первые и вторые стремятся делать это весьма осторожно, понимая, кто на самом деле является главным экономистом в стране, последние уже давно заучили штампованные речи, ни к чему не обязывающие и ни о чем не говорящие. Какой смысл бороться с "ветряными мельницами", если мельник куда-то отлучился? С 1996 года в Узбекистане принят целый пакет правительственных постановлений, каждый из которых в отдельности создавал для предпринимателей одни лишь проблемы. За 13 с лишним лет в стране так и не достигнута главная цель - обеспечение неприкосновенности частной собственности. В понятие "частная собственность" можно отнести не только деньги, мертвым грузом оказавшиеся на банковских счетах, но и имущество. Казалось бы, после внесения изменений в Уголовный Кодекс, фактически отменяющие институт конфискации по многим статьям, ситуация в Узбекистане должна была выправиться. Но этого за несколько лет действия новой редакции Уголовного Кодекса не происходит. А все потому, что у высокопоставленных чиновников остались множество других рычагов воздействия на бизнес, благодаря которым они добиваются для себя самого важного - роста личного благосостояния. Основа основ рыночной экономики - это понимание со стороны госчиновников природы бизнеса и частного предпринимательства. Система устроена таким образом, что любые субъекты предпринимательства воспринимаются как инструмент для своего личного обогащения. Набившие оскомину налоговые органы увлечены одной большой игрой, именуемой "кто больше всех поймает нерадивых бизнесменов". Штрафы и наказания - это главные критерии, по которым оценивается эффективность работы узбекских налоговиков. С гордостью и неподдельной радостью они вещают о возвращенных государству товарах и материальных ценностях, хотя любому мало-мальски думающему человеку ясно, сколько человеческих трагедий кроется за каждой подобной конфискационной мерой. Три года назад было принято удручающее по своим разрушительным свойствам правительственное решение о повышении таможенных пошлин на 70 (продовольственные) и 90 (непродовольственные) товары. В течение двух-трех месяцев разорились тысячи, десятки, сотни тысяч мелких предпринимателей, в народе именуемые "челноками". Благодаря решению узбекского правительства об упорядочении оптовой торговли не у дел оказались очень многие предприниматели, уцелевшие после повышения таможенных пошлин. 2005 год начался с громогласных заявлений о снижении налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты. В основном налоги снизились на 0,5 и 1 %, а земельный налог ежегодно поднимается в среднем на 30 %. Какое это послабление, если в суммарном выражении обязательные платежи, наоборот, еще более выросли. Ежемесячно предприниматели должны заполнять более 10 форм на 18 листах, и это не считая матотчетов, квартальных и годовых отчетов. Быть может последние президентские указы изменят положение предпринимателей, характеризуемое самими же бизнесменами по Достоевскому как "униженные и оскорбленные"? Частные прямые иностранные инвестиции, либерализация банковской деятельности - об этом говорят ныне узбекские предприниматели в надежде, что кое-какие подвижки в сторону здравого смысла будут осуществлены. Но можно предположить и другой сценарий развития событий в узбекской экономике. В очередной раз силовыми методами (это уже осуществляется) будут закрыты все стихийные рынки и внебанковский оборот за счет этого попытаются сократить. Такую цель в своем указе ставил президент Каримов. Хотя в результате экономика вновь окажется там, где уже была. А состояние, когда бизнес в хроническом загоне, не может продолжаться бесконечно.
Загрузка...

[X]