Опубликовано: 3028

Внешнеполитическая доктрина Японии по отношению к странам ЦА

Внешнеполитическая доктрина Японии по отношению к странам ЦА

По мере наступления XXI века мировой порядок претерпел кардинальные изменения. Закончилась холодная война, и кануло в прошлое противостояние Социалистического и Капиталистического лагерей.

В условиях постепенного формирования нового мирового порядка окрепли позиции тех, кто требовал от Японии играть такую политическую роль, которая соответствовала бы ее экономической мощи. Этот призыв зазвучал более явственно в ходе войны в Персидском заливе, случившейся сразу после окончания холодной войны. Нужно отметить, что в Японии действует так называемая мирная конституция, и согласно ей страна придерживается трех безъядерных принципов, придается большое значение нераспространению ядерного оружия, а также Токио не занимается экспортом вооружения и военных технологий. Когда проходили военные действия в Персидском заливе и многонациональные силы пытались сдержать агрессию Ирака против Кувейта, от Японии потребовалось внести и свою лепту. При этом многие знали, что после второй мировой войны в условиях существования мирной конституции в Японии воцарились пацифистские воззрения, и на направление сил самообороны за пределы страны было наложено табу. Не имея возможности внести свой вклад в форме направления в район боевых действий ограниченного воинского контингента, Токио принял решение сделать взнос в сумме тринадцати миллиардов долларов на покрытие расходов по сдерживанию агрессии и на оказание помощи сопредельным с Кувейтом странам. Однако это было расценено как "чековая дипломатия", и вызвало большое количество эмоций направленных не в пользу Японии. В связи с этим в парламенте начался процесс пересмотра вопроса об участии вооруженных сил Японии в деятельности ООН по поддержанию мира. В результате был принят закон об участии в международной миротворческой деятельности. После этого Япония стала направлять контингенты своих сил самообороны в составе миротворческих сил ООН в Камбоджу, Мозамбик, а также с гуманитарной и спасательной миссией в Заир и другие страны. В настоящее время Япония осознала, что возможности для самостоятельной внешнеполитической деятельности расширились. И если в прошлом при решении глобальных проблем на первый план всегда выходили военные вопросы, то теперь многие проблемы, которые по своему характеру являются глобальными, необходимо решать не с помощью военной силы, а с использованием силы экономики, различных технологий. В этой области Япония эффективно реализовывает свои возможности. Кроме того, чрезвычайно велика финансовая доля участия Японии во многих международных организациях, например, ее взнос в бюджет ООН составляет 15%, а в 2000 году превысил 20%. Япония хочет действовать в области укрепления мира и стабильности в Азиатско-тихоокеанском регионе, развития и решения новых задач, обладая таким голосом в международных организациях, который соответствовал бы ее финансовому вкладу. С 1960 по 1970 год экономический рост в Японии составлял в среднем более 10 процентов в год. И если в 1950 году доля Японии в мировом ВНП не превышала одного процента, а на долю США приходилось 50%, то сейчас на долю этих двух стран приходится 43 % мирового ВНП, причем Япония обеспечивает из них 17% и США - 26%. Золотовалютный запас Японии превышает 200 млрд. долларов и уже более пяти лет является самым большим в мире. В собственности японских граждан находятся финансовые средства на сумму около десяти триллионов долларов США. Ежегодно Япония направляет на официальную правительственную помощь развитию других стран свыше одиннадцати миллиардов долларов и вот уже несколько лет является крупнейшим мировым донором в деле помощи другим странам, который вносит большой вклад в экономику развивающихся стран. Кроме того, Япония способствует и обеспечению стабильности всей мировой экономики, поскольку ее взносы в Мировой банк и в Международный валютный фонд являются одними из самых крупных. В рамках объявленной внешнеполитического доктрины Япония приступила к реализации нового курса в отношении республик Центральной Азии. В новом курсе были определены три основных направления развития отношений с республиками региона: экономическое сотрудничество и сотрудничество в области освоения природных ресурсов; политический диалог для углубления доверия и взаимопонимания; достижение мира в регионе посредством контроля за перемещением ядерного оружия, его нераспространением, демократизации и стабилизации общества в каждой, отдельно взятой республике. Во внешнеполитическом ведомстве Японии выделяют несколько особенностей современной международной ситуации. (Согласно "Голубой книги дипломатии Японии" за 1996 год.) Во-первых, это глобализация экономики и углубление отношений взаимозависимости внутри международного сообщества. Складывающиеся под воздействием внешней торговли и инвестиций единые рынки, развитие средств связи, информации позволяют интегрироваться, несмотря на расстояния и другие составляющие, способные ранее служить препятствием для налаживания сотрудничества между государствами или транснациональными корпорациями. Наряду с этим в экономической и военной областях, в области обеспечения безопасности и многих других углубляются отношения между различными субъектами, которые в этих областях действуют. Например, резко увеличивается доля внешней торговли во всем объеме валового внутреннего продукта, ВВП, производимого в мире: в 1970 году она составляла около 18%, в 1980 - 32%, в 1995 - около 40%. Вторая инициатива Токио ориентирована на оказание помощи, включая техническую и финансовую, тем странам, которые переходят на путь демократии и рыночной экономики. Третья составляющая обуславливает ростом внимания к так называемым "проблемам глобального характера", так как все эти глобальные проблемы объединяет одно качество: их воздействие сказывается повсеместно на планете либо на достаточно обширных территориях, и для их решения требуется международное сотрудничество, выходящее за рамки национальных границ. К таким проблемам относятся: терроризм, ядерная безопасность, проблема беженцев, СПИД, наркотики, международная преступность, и другие. Четвертая составляющая - это начавшийся в мире после распада СССР рост национального сознания. В настоящее время в международном сообществе набирает силу воздействие национального фактора, то есть сознание своей принадлежности к той или иной национальности. Общеизвестно, что региональные конфликты, которые стали один за другим возникать после окончания холодной войны, главным образом разгорались на почве национальной или религиозной розни. В настоящее время целью внешней политики Японии является обеспечение стабильности и процветания страны, достаточной и мирной жизни ее граждан. Таким образом, играя активную политическую роль, соответствующую ее экономической мощи, Япония также должна активно участвовать в выработке новой системы на самых различных форумах и на любых уровнях, а затем прилагать усилия для поддержания этой системы. В отношениях Японии с республиками Центральной Азии можно выделить достаточно четко обозначенные этапы, смена которых сопровождалась существенным изменением приоритетов политики, проводимой руководством и деловыми кругами Японии в отношении этих стран. Первый этап, связанный с обретением независимости новыми государствами Центральной Азии, для Токио был одним из самых сложных, так как Япония, претендующая на роль лидера Азиатско-Тихоокеанского региона, была в первую очередь обеспокоена проблемами сохранения мира и стабилизации положения в этом потенциально конфликтном регионе. Напряженная ситуация в Центральной Азии стала тем фактором, который в значительной степени повлиял на политику Японии и в частности на деятельность японских финансовых институтов. В это время Токио рассматривал взаимодействие с республиками Центральной Азии через призму неблагоприятных условий, в основании которых лежит большая вероятность риска для вложения инвестиционных капиталов. Значительные перемены произошли после 1 января 1993г., когда пять республик Центральной Азии были включены Комитетом помощи развитию Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в список развивающихся государств. Это позволило им (республикам Центральной Азии) привлечь экономическую помощь извне. Токио использовал эту возможность распространения своего влияния в регионе через Программу "официальной помощи на нужды развития", которая представляла собой один из льготных видов помощи, входящих в число основных форм экономического сотрудничества Японии с развивающимися странами. На первых этапах предполагалось, что максимальный размер помощи по линии Программы "официальной помощи на нужды развития" для каждой Центрально-азиатской республики может составить до 100 млн. долларов. Но при реализации данной программы возникли корректировки. Так, например, для Казахстана объем рискованных операций страны-донора со страной-реципиентом был увеличен до 200 млн. долл. США в год. В марте 1998 г. на встрече представителей Фонда экономического сотрудничества с зарубежными странами Японии и Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан было объявлено о решении правительства Японии постепенно увеличить объем привлекаемых кредитов в отношении Казахстана по линии Агентства международного экономического сотрудничества до 300 млн. долларов. В отношении других республик Центральной Азии также были проведены рекогносцировки, связанные с внутриполитической ситуацией в каждой отдельно взятой республике. В результате республики региона получили японские правительственные кредиты в следующих размерах: Казахстан - около 690 млн., Узбекистан - 405 млн., Киргизия - 240 млн., Туркменистан - 123 млн. Таким образом, общая сумма кредитов составила около 1,5 млрд. долларов. Переход ко второму этапу развития отношений Японии с государствами Центральной Азии был во многом обусловлен интересом Токио к добыче и экспорту полезных ископаемых в Японию. В этом отношении Токио предпринял ряд мер на государственном уровне, способствующих росту интереса к Японии со стороны Казахстана и Туркменистана. Для активизации экономического сотрудничества, правительство Японии в 1994 г. ввело систему государственного страхования внешнеторговых операций для Казахстана. В 1995 году Япония установила льготный режим для Казахстана и Туркменистана, а с 1996г. система среднесрочного и долгосрочного страхования была также распространена на Туркменистан и Узбекистан, а с августа 1997г. - и на Киргизию. Оценив позитивные моменты во внешнеполитической деятельности по отношению к республикам Центральной Азии, Токио решил углубить и расширить их. Результатом инициативы Токио стала новая внешнеполитическая доктрина, получившая название "евразийской дипломатии", которая была выдвинута 24 июля 1997 г. бывшим в то время премьер-министром Рютаро Хасимото перед представителями Ассоциации предпринимательских организаций. В новой внешнеполитической доктрине была сформулирована концепция отношений со странами Центрально-азиатского региона, предусматривающая большее взаимодействие с республиками в связи с наличием на их территориях полезных ископаемых, в которых нуждается Япония. Это проявилось за короткий промежуток времени, когда на просторах республик региона стали появляться японские корпорации. Ведущие японские фирмы приняли участие в реконструкции и строительстве нефтеперерабатывающих заводов: Бухарского и Ферганского в Узбекистане, в г. Туркменбаши в Туркменистане и в Казахстане. Сам факт участия японских компаний в освоении месторождений энергоносителей в Центральной Азии говорит о стремлении Японии использовать имеющиеся в регионе энергоресурсы для своего внутреннего рынка. Но здесь Токио также преследует и другую цель - уменьшение зависимости своей экономики от импорта нефти из стран Ближнего Востока, который достигает порядка 75% всего импорта нефти страны. А при известных событиях и нестабильности на Ближнем Востоке Токио (как и все другие страны, связанные поставкой энергоносителей из Ближнего Востока) просто вынужден искать запасные пути, способные ограничить энергетическую зависимость Японии от политической конъюнктуры в регионе. Одной из самых распространенных стандартных характеристик международного сотрудничества обычно является объем взаимной торговли. Но в данном случае сложилась нелицеприятная картина, которая заключается в том, что объем торговли Японии с Центрально-азиатскими республиками остался на незначительной уровне, и не имеет тенденцию к росту. Это видно даже на том примере, когда во внешнеторговом обороте Казахстана, являющегося самым крупным из республик региона торговым партнером Японии, Токио занимает только 14 место. С чем это связано, и какие причины стали краеугольным камнем во взаимоотношениях между республиками Центральной Азии и Японией? Во-первых, интерес со стороны Японии к разработке природных ресурсов республик Центральной Азии, всегда был одним из основных факторов, определяющих интерес этого государства к республикам региона. Но проблемы, связанные неразвитостью инфраструктуры добычи полезных ископаемых вынудили Токио направлять японские инвестиции на реализацию проектов в данную область, которая связана в основном на техническую помощь, выраженную в поставке спецоборудования, машин и т.д. Во-вторых, нужно учитывать, что поставляемое оборудование и другая техника произведена в самой Японии. В этом случае создается парадоксальная ситуация. С одной стороны республики Центральной Азии должны только благодарить Токио за проявленную инициативу в деле предоставления инвестиций, а с другой стороны никто и не видит финансовой помощи. Она появляется только в виде оборудования спецтехники и т.д. В этом случае Токио проводит политику двойных стандартов, которая является наиболее выгодным механизмом для поддержания Токио отечественных производителей спецоборудования. В-третьих, Япония стала широко практиковать обязательное приобретение товаров и услуг у японских компаний в счет предоставляемых ею займов, что негативно отразилось на взаимоотношениях Токио с республиками региона. Подобная политика дистанцировала Токио от всех республик региона, которые ожидали от сотрудничества с Японией более действенной помощи. Становится очевидным, что политика Японии, направлена не только на занятие позиции лидера в Центрально-азиатском регионе, но также преследует цель защиты своей отечественной экономики и поддержание отечественных производителей путем реинвестирования проектов направленных за пределы своей страны. При дальнейшем развитии событий в подобном русле республики региона вряд ли смогут увеличить объемы своих внешнеэкономических связей с Токио. Более реальной выглядит картина, когда после насыщения рынка оборудованием и техникой японских производителей интерес к Токио со стороны республик Центральной Азии будет постепенно снижаться, и вероятность получения лидирующих позиций в регионе у Японии будет сведена к минимуму.
Загрузка...

[X]