Опубликовано: 11200

"В том, что МВД и комитет по госдоходам провалили борьбу с коррупцией, нет ничего удивительного" - Петр Своик

"В том, что МВД и комитет по госдоходам провалили борьбу с коррупцией, нет ничего удивительного" - Петр Своик Фото - Из открытых источников

В то время, когда мир борется с пандемией коронавирусной инфекции, казахстанские чиновники и топ-менеджеры разворовывали деньги, выделенные для граждан. 

Об этом заявил председатель агентства РК по противодействию коррупции Алик Шпекбаев на прошлой неделе.

«В условиях пандемии, когда народ возлагал надежду на тех, кому делегированы властные полномочия, отдельные беспринципные чиновники и топ-менеджеры, не боясь ни закона, ни Бога, восприняли свои должности как высокодоходный личный бизнес, занявшись хищением бюджетных средств и получая на системной основе взятки. Обогащение на горе своего народа равносильно предательству и убийству», – заявил Алик Шпекбаев на коллегии агентства РК по противодействию коррупции по итогам деятельности в 2020 году.

Антикоррупционной службой зарегистрировано 100 уголовных дел, почти половина из которых – это хищение средств, выделенных на антикризисные меры. Пресечены факты приобретения 132 аппаратов искусственной вентиляции легких по завышенной стоимости на сумму более 2 миллиардов тенге.

Определены госорганы, руководители которых не принимают активных мер по предотвращению коррупции. По итогам 2020 года это министерства внутренних дел и сельского хозяйства, а также комитет государственных доходов. Об этом заявил глава антикора Алик Шпекбаев, сославшись на результаты социологического исследования Transparency Kazakhstan и уголовно-следственной практики.

«Несмотря на прямое поручение Назарбаева о масштабировании проекта "Адалдық алаңы" на уровне всех регионов и центральных госорганов, МВД блокирует открытие проектного офиса, будто проблема бытовой коррупции там уже решена. Необъясним отказ и в проведении внешнего анализа коррупционных рисков», - заявил Шпекбаев.

Кроме того, полноценные превентивные меры отсутствуют и у комитета госдоходов, наглядным подтверждением чему служат регулярные жалобы граждан и бизнеса на систематические поборы в таможенных и налоговых органах.

«В целом абсолютно все государственные органы и организации должны наращивать антикоррупционный потенциал своей работы и создавать условия, при которых сотрудники не смогут и даже не будут иметь желания совершать коррупционные действия», - заявил председатель агентства.

Также Шпекбаев отметил, что в 2020 году к уголовной ответственности привлечено 210 руководителей различного ранга.

«Мы всецело обеспечиваем неотвратимость наказания. В отчетном периоде пресечено 25 особо тяжких и 1368 тяжких преступлений, а также 112 фактов системной коррупции. В суде рассматривается четыре дела по фактам создания ОПГ. К уголовной ответственности привлечено 210 руководителей различного ранга. Осуждено 722 лица, в числе которых один аким области, четыре заместителя областных акимов, два ответственных секретаря, два председателя комитетов, один посол, пять судей, десять районных акимов и их заместителей. Расследуются уголовные дела в отношении пяти вице-министров, пяти председателей комитетов и их заместителей, а также пяти топ-менеджеров квазигосорганизаций», - заявил Шпекбаев.

Насколько статистика, озвученная господином Шпекбаевым, звучит тревожно и удручающе? Неужели громкая бравада верховных руководителей о важности борьбы с коррупцией не стоит и выеденнего яйца? Почему хуже всех в этом плане себя проявили МВД и комитет по госдоходам? На эти и другие вопросы корреспонденту медиа-портала Caravan.kz ответил известный отечественный эксперт и экономист Петр Своик.

 

Ничего удивительного

- Это более, чем удручающая статистика, и при этом совсем неудивительная, - отметил Петр Владимирович. - Коррупция в Казахстане всегда была убийственно велика. И самое неприятное – это то, что коррупционными зонами практически всегда становились самые бедственные и проблемные стороны. Больше всегда воруют на том, что причиняет наибольшие проблемы. Так было всегда, и пандемия – очередное тому подтверждение.

- Петр Владимирович, главными аутсайдерами в борьбе с коррупцией за прошлый год себя показали МВД, комитет по государственным доходам. Нет ли противоречия в том, что два серьезных ведомства, у которых борьба с коррупцией, казалось бы, должна быть сильной стороной, оказались лидерами в этом плане?..

- Насчет МВД и комитета по госдоходам – здесь как раз таки нет ничего удивительного. Им и полагается быть ближе всего к коррупции. Комитет по госдоходам – это непосредственно деньги, а вся коррупция осуществляется как раз по этой линии. Что касается полиции, я, пожалуй, отделаюсь анекдотом. Одного молодого сотрудника органов взяли на службу, он служит, а в кассу за зарплатой не является. Ему наконец звонят и спрашивают: «А ты почему за зарплатой не заходишь?», на что он отвечает: «Я думал, если дали пистолет, то дальше вертись как хочешь».

А в чем тут дело? - продолжает г-н Своик. - Дело в том, что вся система госвласти замкнута сама на себя, а если кто ее и проверяет, то это сама же власть.

Президент Токаев потребовал разработки соответствующего закона и неоднократно к этому возвращался. Вариант, по которому общественники могут контролировать любой орган власти, уже подготовлен. Причем они (общественники) это могут делать по своей инициативе и за свой счет.

Понятно, что это чистая фикция, которая внесена в закон по полному непониманию ситуации. Или, наоборот, от чересчур хитрого понимания. Такой закон, по которому мы создаем общественную организацию, вписываем в ее устав, что мы хотим контролировать и обращаемся, к примеру, в МВД. Далее МВД отвечает: да, конечно, но давайте мы договоримся на берегу, чтобы проверка показала, что мы доблестно боремся с коррупцией. А если такой проверки не будет, то мы вас просто к себе не пустим. Если мы согласился/не согласимся и сделаем попытку честного контроля, то может ли общество рассчитывать, что мы с вами всю оставшуюся жизнь бесплатно, чисто на своем энтузиазме будем добросовестно контролировать все органы государственной власти и делать это очень качественно и профессионально? Может ли общество на это рассчитывать? Наверное, нет.

Общество решит, что мы с вами создадим НПО, чтобы по просьбе сотрудников полиции:

1. Делать «правильные» проверки.

2. Наезжать, что, мол, завтра про них будет написано в СМИ. Но, может, и не будет написано, если они нам дадут чего-нибудь интересного.

То есть закон сейчас явно построен на фикции, либо реализации не общественного, а какого-то частного, группового интереса. А ведь президент, требующий от правительства проект закона об общественном контроле, имеет в виду, наверное, не постановочного, а реального контроля. А как его организовать правильно?

 

Кого контролировать и как?

- Контроль надо сажать на госзаказ, - подчеркивает экономист. - В общественном законе необходимо прописать первой статьей: что конкретно будет контролировать общество? Что подлежит контролю?

Вообще контролю подлежит все то, где государство принимает важные для граждан решения (тарифы, например). Государство утверждает тарифы, а это более чем важно для всех. Следовательно, государственная тарифная политика подлежит общественному контролю. Второе: те сферы, где государство собирает деньги с граждан. Например, комитет госдоходов, ЕНПФ. Третье: сферы, где государство тратит деньги для тех или иных общественных благ. Например, содержит полицию, содержит школы и больницы. Это все сферы общественного контроля. Они должны быть поименно прописаны. Например, для начала хотя бы прописать о контроле 20-25 сфер.

- Не могли бы вы подробнее описать свое видение этого процесса?

- На каждый такой контроль должен выдаваться госзаказ, который по тендеру разделяется между общественными организациями с компетентными экспертами, специализирующимися на этом. Чтобы это не было самодеятельностью бестолковых людей, а чтобы это были профессионалы, которые участвуют в этом контроле.

Должно быть оговорено: в чем именно состоит контроль и каким образом результаты контроля должны быть выданы.

Например, мы с вами договорились участвовать в контроле за тарифами. Тогда мы должны, во-первых, готовить свой доклад об этом тарифе, для каждого публичного слушания должен быть подготовлен независимый профессиональный доклад со всеми выводами. И, согласно им, уже соответствующие госорганы решают: сажать ли в тюрьму, например, начальника водоканала или поднимать тариф. Мы должны сказать свое слово.

Если мы с вами выигрываем контроль деятельности комитета по госдоходам, значит, мы должны ежеквартально либо в конце каждого года давать отчет. Составлять нацдоклад о состоянии налогового администрирования, привлекать независимых экспертов для этого, которые в электронном формате скажут: здесь - без коррупционной составляющей, а вот здесь - явно видна коррупция.

То есть в любом случае общество должно на постоянной основе и соответственно за деньги и квалифицированно и под свою ответственность заниматься этой деятельностью. Надо заставить чиновников создать правильный закон, потому сегодняшний закон - ни о чем, проверяет кто хочет, и непонятно, за какие деньги, - резюмировал Петр Владимирович.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи