Опубликовано: 1114

Узбекистан: октябрьские тезисы на фоне бензинового кризиса

Узбекистан: октябрьские тезисы на фоне бензинового кризиса

В Узбекистане не любят слово "кризис". Оно находится под запретом. И в этом нет ничего удивительного. Узбекское телевидение, все его четыре канала, с утра до вечера говорит о достижениях страны, успехах, повышении благосостояния людей.

Фирменным знаком стали многочисленные концертные программы, которые крутятся с упрямством, достойным лучшего применения. Поэтому неудивительно, что именно в этой стране существует и до сих пор действует телевидение, не имеющее аналогов в мире. Нет ни одного рейтинга, объективно оценивающего популярность той или иной телепрограммы. Рыночные реформы, проводимые в Узбекистане с явной неохотой, никак не коснулись СМИ. Преобразования ограничились лишь снятием государственных дотаций с газет и телеканалов, которые никогда не являлись так называемыми "центральными", и даже снятие с госдовольствия традиционно провластных СМИ никак не отразилось на свободе слова. Но сегодня на повестке дня вопрос, который волнует всех и каждого. Уже неделя, как по всему Ташкенту выстроились огромные очереди за бензином. Нет ни одной заправочной станции, где бы ни стояли в ряд минимум по 20-30 автомашин. Главная причина топливного кризиса - очередной указ узбекского президента о повышении зарплаты бюджетникам на 20 процентов с 1 октября. Любой президентский указ напоминает внезапный удар дубинкой по дышащей не совсем ровно узбекской экономике. Первых признаков инфляции ожидали еще в середине сентября, в первых числах октября, как это происходило уже не один раз. На этот раз все произошло с небольшим перерывом. Ни базары, ни рынок ГСМ, ни финансовый сектор не проявляли никаких тревожных ожиданий всю первую декаду октября. Наверное, наблюдая за столь неожиданной реакцией, многие подумали, что на этот раз пронесло. Чем черт не шутит. Оказывается, черт не шутит с бензином. Числа с 10 октября начались повсеместные перебои с обеспечением автозаправочных станций не только Ташкента, но и других регионов страны. Обычно топливный кризис поражает Узбекистан ближе к октябрю, когда хлопкоуборочная кампания набирает максимальные обороты. Жесткий государственный контроль за сферой хлопководства и зерноводства имеет оборотную сторону медали. Именно в период хлопкоуборочной страды допускается значительный перерасход ГСМ, который и становится основным катализатором топливного кризиса. Даже несмотря на правительственное постановление по либерализации биржевой деятельности, рынок ГСМ до сих пор находится под сильным прессом со стороны центрального правительства. Автолюбителям, которым приходится по нескольку часов в день стоять в очередях, нет никакого дела до причин кризиса. Среди рядовых узбекских граждан ходят различные слухи, некоторые из которых необходимо озвучить: 1. Оптовые покупатели горючего с Узбекской республиканской товарно-сырьевой биржи реализуют ГСМ налево, точнее, в соседний Казахстан; 2. Ферганский нефтеперерабатывающий завод простаивал несколько дней из-за того, что сырую нефть задержали в дороге; 3. Собственной добычи сырой нефти для удовлетворения потребностей внутреннего рынка явно недостаточно, а ее импорт из других стран по некоторым причинам блокируется; 4. Автозаправочные станции искусственно создают дефицит ГСМ, чтобы еще раз поднять розничные цены; 5. Цены на топливо должны сбалансироваться с уровнем цен в соседнем Казахстане, ибо в противном случае незаконный вывоз невозможно остановить. Все эти домыслы и слухи распространялись на фоне бесконечных очередей к заправочным станциям, нервных перепалок между водителями, хронического плохого настроения частных извозчиков, чьи доходы заметно упали. Недельный топливный кризис в Узбекистане породил еще большее сомнение в сердцах рядовых узбекистанцев. Их больше всего раздражает тот факт, что никто из руководителей страны так и не прокомментировал ситуацию с бензином. Средства массовой информации писали обо всем, кроме топливного кризиса, будто в обществе существует негласная договоренность: этой проблемы не существует и все, кто об этом говорит - не патриоты. Несколько дней тому назад в столице Узбекистана как грибы после дождя стали появляться пункты по установке газобаллонного оборудования. Так как пунктов заправки газом недостаточное количество (один из них расположен в районе оптового рынка строительных материалов "Хасанбой" - прим. А.А.), бизнес не пошел. Еще одна немаловажная проблема - недолив бензина на автозаправочных станциях. С этой бедой в советские времена боролись несколько подразделений в системе силовых структур. Борьба проходила с переменным успехом, но был четкий механизм наказания проворовавшихся бензиновых магнатов. Ситуация резко изменилась после того, как большая часть заправок была приватизирована. Сейчас проблема недолива топлива стоит очень остро, а наказать частных владельцев АЗС нелегко. В Узбекистане есть "Закон о защите прав потребителя", однако запустить механизм исполнения трудно. Иски в суды, где дела рассматриваются месяцами, за литр-другой недолива вряд ли кто подаст. На это и надеются те, кто держит под контролем топливный сектор. И пока их надежды в полной мере оправдываются. Главная причина творящегося беззакония - отсутствие конкуренции. Чисто внешне она присутствует, но назвать подковерные игры конкуренцией язык не поворачивается. Монополия государства на ГСМ, несмотря на ряд мер по освобождению топливного рынка (в числе которых реализация ГСМ через Узбекскую республиканскую товарно-сырьевую биржу - прим. А.А.), все равно оказывает сильное давление на топливный сектор узбекской экономики. В этой стране давно существует традиция реализации ГСМ на дому. В связи с последними событиями, цена бензина с октановым числом 80 выросла до 500 сумов за литр. Многие жители прилегающих к столице районов предпочитают именно частный сектор, где хоть и дороговато, зато недолива можно избежать. Всю последнюю неделю с 10 по 16 октября цена одного литра 80-го бензина составляла 390 сумов (примерно 45 казахстанских тенге - прим. А.А.), однако на заправочных станциях автолюбители стояли часами, чтобы получить свою долю горючего. Таксисты Ташкента утверждают, что еще месяц-полтора назад многие из них работали лишь для того, чтобы прокормить свои семьи. О дорогостоящих покупках и не помышляли, а чтобы сделать подарок к сезону свадеб до начала месяца Рамадан необходимо было от многого отказываться. С подорожанием бензина прибыли таксистов, многие из которых никак документальным образом не оформлены, резко упали. Зарплату, повышенную президентским указом на 20 процентов с 1 октября 2005 года, люди получат только в начале ноября, тогда как бензин подрос в цене уже в начале октября. Многие узбекистанцы опасаются, что увеличившаяся зарплата не сможет покрыть темпы инфляции, которые уже сегодня налицо. Поэтому таксистам приходится часами сидеть в машинах, чтобы найти одного-двух платежеспособных клиентов. Ситуация с бензином разрешилась в прошедшие выходные - 15-16 октября. Он появился на заправочных станциях только после того, как вырос в цене до 425 сумов за литр 80-го (почти 50 казахстанских тенге - прим. А.А.). В соседнем Казахстане литр 80-го перешел рубеж 60 тенге и имеет тенденцию к росту. По некоторым оценкам цена должна вырасти до 100 тенге за литр 80-го. Если эти пессимистические прогнозы, не дай бог, сбудутся, то ближе к новогодним праздникам Узбекистан может ожидать очередной топливный кризис. И к каким последствиям он приведет, никто не знает.
Загрузка...

[X]