Опубликовано: 1700

Узбекистан: история повторяется

Узбекистан: история повторяется

Когда говорят, что история учит, хочется найти того умника, который крылатое выражение придумал…

Ежегодно 2-3 раза в Узбекистане повторяется одна и та же история: президент подписывает очередной указ о повышении зарплаты работникам бюджетной сферы. Уже на следующий день единственная полностью рыночная инфраструктура - базары - реагируют повышением розничных цен. Затем, как и раньше, госмонополист "Узбекнефтегаз" повышает цены на бензин, а так как доля энергоносителей есть в каждом продукте, происходит цепная реакция, и цены "хором" ползут вверх. Жители Узбекистана давно ждут подобных повышений с опасением, ведь номинальный рост заработной платы всегда хронически отстает от темпов реальной инфляции. Но давайте обо всем по порядку. Итак, согласно президентскому указу "О повышении с 1 ноября 2006 года размеров заработной платы, пенсий, стипендий и социальных пособий", узбекистанцы получили 20-процентную надбавку ко всем вышеуказанным выплатам. Минимальная зарплата установлена в размере 12 420 сумов (примерно 10 долларов США), пенсии по возрасту - 24 600, пособия инвалидам с детства - 24 600, пособия престарелым и нетрудоспособным гражданам, не имеющим необходимого трудового стажа работы - 14 900 сумов. Предыдущее июльское повышение довольно заметно уменьшило покупательную способность национальной валюты сума, заодно снизив и без того низкий уровень жизни населения. Первыми на это не самое радостное событие отреагировали монополисты. С 1 ноября цены на бензин подняла акционерная компания "Узнефтепродукт" (одно из подразделений госхолдинга "Узбекнефтегаз"). АИ-80 (наиболее распространенная марка топлива) с 510 сумов за литр стала стоить 585, АИ-91, 92, 93 - с 565 до 650, АИ-95 - с 630 до 725 сумов. Дизельное топливо подорожало на 75 сумов (с 495 до 570). Несколько лет тому назад налог на потребление топлива не стали брать с физических и юридических лиц, а внесли в цену самого топлива. Теперь он составляет 60 сумов за каждый литр топлива. Было бы удивительно, если бы сразу после производителей топлива не отреагировали транспортники. С 1 декабря проезд на общественном транспорте (автобусе, трамвае, троллейбусе, метро) стал стоить 200 сумов (было 160). Поднялись в цене и проездные карточки. Так, к примеру, проездной на все виды транспорта (несколько месяцев назад ташкентское метро вышло из системы единых проездных карточек) теперь стоит 20 тысяч сумов (было 16 500), а универсальная карточка для пенсионеров (тоже кроме метро) поднялась с 8 160 до 10 тысяч сумов. Всегда происходит одно и то же. Вслед за бензином и общественным транспортом должны повыситься цены на продукты первой необходимости и коммунальные услуги. В конечном счете то, что называется на официальном языке "заботой о населении" выливается в банальное повышение цен и дает толчок инфляционным процессам в узбекской экономике. На фоне слабой, неэффективной узбекской экономической модели, такие "толчки" в будущем могут вызвать более глубинные потрясения структурного характера. Но об этом официальные средства массовой информации молчат. А тем временем на рынках Андижана выросли цены на муку и растительное масло. Общеизвестно, что данные продукты реализуются через Ташкентскую товарно-сырьевую биржу и ее подразделения на местах. Ноябрьские данные с бирж свидетельствовали, что килограмм муки первого сорта вместе с 5-процентной биржевой надбавкой должен стоить 225,5, а растительное масло - 958 сумов. Но на рынках совсем другая картина. Килограмм муки стоит 380-400, килограмм растительного масла - 1500-1700 сумов. А ведь узбекские власти регулируют цены на продукты первой необходимости, и потому они должны оставаться на уровне, установленном государством. По всей видимости, инфляционным ожиданиям подвержены все без исключения, и бизнес в том числе. Международный валютный фонд еще в середине октября в своем докладе "О перспективах развития региональной экономики", предупреждал, что узбекская экономика растет в разрезе региона довольно медленно при высоких темпах инфляции. Об этом, в частности, говорил на презентации доклада в Алматы старший советник департамента МВФ по странам Ближнего Востока и Центральной Азии Дэвид Оуэн. Как подчеркивается в докладе, средний уровень инфляции в регионе за последние годы составил в среднем 10 процентов. Инфляция проявлялась, главным образом, за счет высоких цен на нефть и возросших объемов кредитования. Большую роль в денежном балансе региона играют денежные переводы из России - особенно для Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Эти переводы сегодня составляют для них значительную долю ВВП. Причем, наиболее высокие темпы экономического роста среди государств региона в последние годы наблюдаются в Казахстане и Таджикистане - 9 процентов. Однако уровень инфляции в этих странах тоже остается довольно высоким: в Казахстане он составляет 8-9 процентов в год, а в Таджикистане - 10 процентов. В этой связи МВФ рекомендует Казахстану ужесточить денежно-кредитную политику, а Таджикистану - воспользоваться возможностями по уменьшению долга и постараться избежать новых заимствований. Что касается Узбекистана, то в этой стране, по данным МВФ, темпы экономического роста в последние годы составляли 6-7 процентов (в прошлом году даже 5 процентов), что меньше, чем у остальных стран региона. Зато уровень инфляции выражается в двухзначных цифрах. Поэтому одна из главных задач - ограничение инфляции. Однако еще более важными задачами являются либерализация внешней торговли, развитие частного сектора и сферы финансов. МВФ довольно сдержанно оценил темпы инфляции в Узбекистане, памятуя историю в марте, когда в ходе совместной с казахстанским президентом пресс-конференции Ислам Каримов в жесткой форме отреагировал на данные Всемирного банка по инфляции в Узбекистане. Три задачи, поставленные МВФ, никак не вяжутся с той схемой экономического развития, которой придерживается официальный Ташкент. Высокие таможенные тарифы призваны, по мнению узбекских властей, защитить внутренний рынок от некачественной продукции и контрабанды, развитие частного бизнеса допускается лишь в тех секторах экономики, которые не имеют отношение к основной экспортной продукции, а сфера финансов регулируется, как это было в прошлом году, указами президента. Г-н Оуэн назвал две беды узбекской экономики: слабую кредитно-денежную политику и достаточно большой профицит платежного баланса, что способствует существенному приросту не обеспеченной товаром денежной массы. По его словам, в 2005 году последний показатель возрос на 54 процента. Среди населения Узбекистана популярны настроения о том, что зарплаты лучше не повышать. Так, например, на минимальную заработную плату в размере 12 420 сумов сегодня можно купить два килограмма мяса хорошего качества. О том, чтобы прожить на эти деньги месяц, даже говорить не стоит. Но еще одно обстоятельство сегодня волнует узбекистанцев. Близость Нового года. Обычно за две-три недели до этого праздника (который, кстати, официально в Узбекистане не отмечается) на базарах растут цены на продукты первой необходимости. Если и в нынешнем году данная тенденция повторится, то жить станет еще труднее…

[X]