Опубликовано: 1100

Тернистый путь амнистии

Тернистый путь амнистии

Громко заявленная государственная акция по легализации имущества казахстанцев сталкивается с большими трудностями.

Хорошее начинание вязнет в болоте бюрократических формальностей и проволочек. Но не потому, что чиновники у нас такие плохие - само состояние законодательной базы амнистии таково, что, порой, один закон противоречит другому… К середине ноября в комиссии по легализации, созданные при акиматах, поступило 237 тысяч заявлений от граждан. Из них были легализованы только 31 219 объектов недвижимости, а на учет в центрах недвижимости поставлены вообще всего ничего - 195 объектов. С учетом того, что число таких "теневых" объектов, по самым скромным оценкам, в стране достигает полутора миллионов, можно предположить, что с такими темпами полная легализация скрытого имущества затянется на много лет. Как только Президент Н. Назарбаев покритиковал ход легализации имущества в стране на недавнем заседании парламента, все государственные органы развили бурную деятельность. Одно за другим стали проводиться совещания в правительстве, в министерствах. Контроль за ходом легализации взял на себя лично премьер. Минюст, Минфин, налоговая служба срочно разработали новые, уточняющие рекомендации. На места в акиматы полетели грозные распоряжения и разъяснения. Подсуетилось даже министерство информации: в газетах и на телевидении появились постоянные рубрики о ходе легализации имущества, с разъяснениями положений закона стали выступать чиновники различных рангов, вплоть до министров… Но несмотря на всю возросшую активность, реально сделано было немного. Такое усиленное внимание к легализации не случайно. Одна из причин этого, видимо, кроется в том, что сегодня Казахстан переходит на иные принципы формирования государственного бюджета. Решено постепенно уходить при его создании от легких "нефтяных" денег, направлять их в национальный фонд. Основой бюджета должны стать поступления от реальной, несырьевой экономики и налоги с физических лиц. Но новая концепция предусматривает значительное расширение налогооблагаемой базы - без этого возросшие потребности государства не удовлетворить. И здесь новый мощный приток налогооблагаемых в будущем объектов - до полутора миллионов - совсем не лишнее приобретение для налоговых служб. Именно поэтому все вопросы легализации рассматриваются правительством с таким пристальным вниманием. Что же реально было сделано? Сократили срок рассмотрения документов граждан в управлениях земельных отношений с 20 до 15 дней. Изменили постановление Кабмина № 688, по которому гражданин должен, при регистрации земельного участка, предоставлять одни и те же документы и в комиссию по легализации, и в управление земельных отношений. Теперь представители комиссий сами должны передавать копии таких документов в УЗО. Увеличили также срок уплаты сбора в размере 10 процентов от легализуемого имущества или денег. Теперь его можно будет оплачивать не сразу, а вплоть до конца амнистии, то есть до 1 апреля 2007 года. Заместитель председателя регистрационной службы Минюста Рамазан Сарпеков заявил, что комиссии "имеют право привлекать к процессу легализации любой орган, давать поручения любому должностному лицу, использовать любых специалистов в качестве экспертов". Просто какие-то "генерал - губернаторские" полномочия получаются. На деле же всего этого, конечно, нет. И комиссии работают по обычной бюрократической схеме - запросы, ответы, ссылки на циркулярные документы, утвержденные правила и прочие юридические документы. И иного от них ожидать нельзя - не могут же работники комиссий игнорировать действующее законодательство. Сами чиновники, сотрудники образованных комиссий при акиматах, особенно в регионах Казахстана, до сих пор не разобрались, как правильно применять положения закона "Об амнистии в связи с легализацией имущества". Его положения зачастую кардинально расходятся с другими действующими юридическими актами и сотрудники комиссий ставятся в тупик: чему отдавать предпочтение? Действующее законодательство требует, например, чтобы человек, легализующий земельный участок, имел государственный акт на владение им. А чтобы составить такой акт, необходимо проделать немело действий: обследовать и измерить участок и строения на нем, составить архитектурный план, который делают, кстати, сегодня практически полностью частные архитектурно-строительные компании, затем надо утвердить план в УЗО, изготовить акт… Все это требует немало времени и, конечно, денег. Закон же "Об амнистии…" заявляет о другом: решение о легализации должно быть принято в срок до 15 дней, оформление всех необходимых документов должны совершать комиссии - и также не позже этого срока. А так как людей в комиссиях мало - соискателя амнистии начинают гонять по разным бюрократическим коридорам, что превращает весь процесс легализации в жуткую нервотрепку. Ведь главным принципом легализации, как это утверждалось на самом высоком государственном уровне, была ее быстрота, легкость и бесплатность для граждан страны. Но что делать тем же сотрудникам комиссий, если к ним зачастую приходят люди, не имеющие вообще никаких документов на дом, участок или строение, либо, в лучшем случае, пожелтевшую бумажку тридцатилетней давности об организации дачного товарищества "Красный текстильщик"? Возможно, какие-то "концы" можно найти в архивах, но это очень трудно и муторно - рыться в древних и пыльных скоросшивателях советского периода. Соискателей поэтому направляют в суд - но тому также необходимы хоть какие-то материальные свидетельства законного владения имуществом - справки, решения государственных органов. А если к тому же на имущество претендует несколько человек - процесс легализации может затянуться до бесконечности. А еще закон совсем не учитывает - кто и что будет легализовать, создавая для людей дополнительные трудности. Например - многочисленные дачи в окрестностях южной столицы. Их сегодня сотни тысяч. Дачами здесь владеют, в основном, пенсионеры, люди пожилые и очень пожилые. Ехать в райцентр, стоять в очередях в комиссию, собирать справки, бегать по кабинетам - для большинства из них просто непосильная задача. Поэтому процесс легализации у них не вызывает такого энтузиазма, на который рассчитывало правительство. К тому же процесс легализации был начат в самую жаркую страдную пору, когда зреет и убирается урожай. Кто же бросит его, плод своего труда, чтобы бегать с бумажками по кабинетам? Так было потеряно не менее двух месяцев времени. В не менее сложном положении оказывается человек, решивший легализовать свои деньги. Для этого, по закону, нужно, чтобы он принес всю сумму в банк, положил ее на счет, заплатил 10 процентов в пользу государства, и только тогда ему выдадут справку. Естественно, что ни о какой конфиденциальности здесь речи быть не может: комиссия-то решает все вопросы коллективно, а там не один человек работает, а много и кому охота, чтобы все знали, сколько ты легализовал денег. Недаром пословица говорит: "Держи девку в тесноте, а деньги - в темноте". Другой аспект этой же проблемы: а если деньги у человека хранятся не в "кубышке", зарытые в землю или спрятанные в погребе, а пущены в дело, например - в торговые операции? Как их декларировать - "вынуть" из бизнеса, для удовольствия членов комиссии? Закон никак эту ситуацию не регламентирует: по его положениям - он должен положить всю сумму в банк. Конечно, здравые умом предприниматели предпочтут скорее махнуть рукой на комиссию, чем на бизнес, который их кормит… Результат закономерен: случаев легализации денежных средств в ходе амнистии за прошедшие месяцы насчитывается немного. А суммы, в отличие от ожиданий, и вовсе мизерные. Всю ответственность за ход легализации верховная власть, по сути, возложила на комиссии при акиматах. Минюст даже срочно провел совещание по проблемам легализации имущества, на котором представителям с мест подробно рассказывали, как все-таки правильно исполнять закон. Но все это сильно отдает демагогией: комиссии на местах, по своему положению и статусу - это же все-таки не ЧК периода гражданской войны, не Комитеты общественного спасения…Реальных прав у них немного. Ну, обратятся они к должностному лицу, а у того своих забот по горло, он поручит решить вопрос своим сотрудникам, те - своим подчиненным - и пойдет опять кружиться бюрократическая канитель! Сегодня уже многим ясно: комиссии, в том виде, как они существуют, не выполнят задачу легализации и к новому сроку - до 1 апреля 2007 года. Или "наломают дров", напринимают столько необоснованных решений, что еще несколько лет с ними будут разбираться. Нужно сначала разобраться в противоречивых положениях законов, дать комиссиям четкие и однозначные инструкции, дать реальные права. Дать также гражданам гарантии конфиденциальности на легализуемые денежные средства. Тогда и для них имущественная амнистия станет привлекательной. Фото с сайта http://www.khabar.kz

[X]