Опубликовано: 1017

Телевизор - как окно в мир

Центр изучения общественного мнения "Ижтимоий фикр" в декабре 2005-январе 2006 годов провел очередной социологический опрос жителей Узбекистана.

Как показали результаты опроса, 84,8 процента граждан этой центральноазиатской страны получают наиболее важную политическую информацию по телевидению. 84,1 процента опрошенных составляют представление о политике на основании источников на узбекском языке, 13,1 процента - на русском. Это к вопросу охвата территории Узбекистана телекоммуникационными системами. "Источники на узбекском языке" - по большей части программы Узбекского телевидения, которые особым разнообразием никогда не отличались. Политические события на телевидении часто преподносятся тенденциозно и однобоко. Быть может, население испытывает дефицит альтернативных источников информации и кроме телевизора по вечерам после работы ничего больше не желает? Несмотря на функционирование интернет-сайтов типа Фергана.ру и сайтов других мировых информационных агентств, дефицит, причем, острый, довольно ощутим. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к результатам опроса. 52,4 процента опрошенных проживает в сельской местности, 21,2 - областных центрах, 14 - поселках городского типа, райцентрах, 8,3 - Ташкенте, 4,2 - городе. Отсюда можно сделать два вывода. Первый: опрос Центра "Ижтимоий фикр" проведен весьма объективно (более 60 процентов населения Узбекистана проживает в сельской местности - прим. А.А.). Второй: сельская местность в Узбекистане и то же самое в любом другом развитом государстве - величины полярные. В подавляющем большинстве провинций этой страны единственным источником информирования населения является телевидение. Интернет, как и сотовая связь, по большей части удел тех, кто живет в городах. Поэтому, например, отношение жителей Ферганской долины к тем, кто живет в тамошних городах Намангане, Андижане, Фергане не совсем однозначное. Если говорить точнее, не позитивное. Что касается отношения жителей долины (где по разным подсчетам проживает чуть меньше половины всего населения Узбекистана - прим. А.А.) к ташкентцам, то его можно охарактеризовать как молчаливо-враждебное. Жители долины корни своих социальных бед видят в Ташкенте, проецируют на всех жителей мегаполиса (наиболее благополучного региона республики - прим. А.А.) с городом, где оседают их (ферганцев) деньги. Правда, до открытого противостояния пока не дошло, хотя вероятность такого исхода велика. Нужны ли жителям Узбекистана альтернативные источники информации? Этот вопрос был бы неуместен, скажем, во Франции, Германии, России, Японии… Что же касается Узбекистана, здесь данный вопрос неуместен по причине почти полного отсутствия интереса населения к политике, не только большой, но и внутри страны. Им достаточно эмоциональных встрясок на дальних рубежах, где-нибудь в России, Ближнем Востоке, бывшей Югославии. Вполне искренне аксакалы молятся о мире и спокойствии на узбекской земле. Размеренную, небогатую жизнь узбеки предпочитают нестабильности, движению, переменам. Любые реформы (имеются в виду реальные, а не декларируемые - прим. А.А.) вызывают в сердце местного населения тревогу. Поэтому неслучайно 83,3 процента опрошенных считают "цветную революцию" в Узбекистане невозможной, при этом только 9,8 процента придерживаются противоположной точки зрения. Данное открытие нехарактерно для опросов, проводимых Центром "Ижтимоий фикр", что не может не вызывать интереса. В открытых до сих пор опросах доля респондентов, выражавших подобную точку зрения обычно начиналось с цифры 0 целых и (произвольно) десятых. Дальше - больше. 38,6 процента тех, кто считает "революцию" возможной, думают, что она произойдет "в интересах народа" (кавычки поставлены самими исследователями), 30,4 процента полагают, что она произойдет под влиянием Запада, 8,8 процента считают власть слабой, а 4,7 процента - высоко оценивают авторитет оппозиции. Другое дело те, кто считает "революцию" невозможной. 45,4 процента из них думают, что власть сильна, 26,2 процента полагают, что любые резкие перемены пройдут не в интересах народа, 12,4 процента считают оппозицию невлиятельной силой и только 4,5 процента думают, что Россия будет против любой революции. После майских андижанских событий 2005 года нет никакого повода считать власть слабой. Тем более после того, как в Узбекистан не были пущены международные организации, пожелавшие провести независимое расследование. И это произошло несмотря на мощное давление на Узбекистан со стороны Европейского Союза, США и ООН. С другой стороны, нет повода и усомниться в последовательности внешней политики России. Поддержав Каримова в трудную минуту, она готова поддерживать сегодняшнюю стабильность в регионе, чем, как полагают российские стратеги, иметь дело с радикальными исламистами. В том, что вместо Каримова придут именно радикалы, Москва, надо думать, уверена на все 100 процентов. Этим и объясняется высокая активность России в деле сближения с официальным Ташкентом, ее готовность дать любые гарантии (вплоть до военного вмешательства по тексту союзнического договора - прим. А.А.) Узбекистану. Исследователи, рассматривающие ситуацию в этой центральноазиатской стране вне контекста России, сильно заблуждаются. Потому и важна позиция Москвы по всем вопросам региональной стабильности. Жители Узбекистана относятся к оппозиции неоднозначно. Если 17,3 процента опрошенных считают действия оппозиции желанием улучшить положение народа, то 49,1 процента объясняют желание оппозиции взять власть в свои руки стремлением обогатиться. Это точно характеризует нынешнюю ситуацию в стране. Во-первых, многие узбекистанцы, надо думать, даже не знают лидеров оппозиции в лицо, во-вторых, почти половина опрошенных подозревают оппозицию в меркантильных интересах. Довольно интересные данные были получены по поводу возможного преемника нынешнего президента Ислама Каримова. 49,1 процента считают, что лидером страны останется Каримов, 22,8 процента - человек из окружения нынешнего президента, 2,7 процента - один из лидеров оппозиции. Такая вот каша-малаша получается в итоге. Недостаточно зная лидеров оппозиции, узбекистанцы высказываются по ее поводу негативно, понимают роль России в Узбекистане как главного экономического и военного гаранта, по большей части не интересуются политикой, считая более важным делом семью. Наверное, трудно будет уловить логику в рассуждениях жителей страны, в которой, по данным "Ижтимоий фикр", 52,9 процента считает ненужными конституционные преобразования. И самое примечательное. 74,7 процента респондентов считает себя симпатизирующими действующей власти, а 17,6 процента охарактеризовали свое отношение к властям как нейтральное. Последнее, судя по всему, и является главной чертой нынешнего узбекского общества. Ведь нейтральность позиции ни к чему не обязывает. Хотя, в создавшихся условиях, ничего и не гарантирует. В частных разговорах многие выражают свое несогласие с тем, что происходит в стране. В опросах они свои мысли не афишируют. Восток, как говорится, дело тонкое…

[X]