Опубликовано: 7600

Спасёт ли нас вакцина?: глава Международного центра викцинологии при КазНАУ откровенно ответил на вопросы о COVID-19

Спасёт ли нас вакцина?: глава Международного центра викцинологии при КазНАУ откровенно ответил на вопросы о COVID-19 Фото - Тахир САСЫКОВ

Можно ли повторно заразиться COVID-19, сохраняется ли иммунитет после болезни и, главное, подействует ли вакцина, на которую сейчас уповает все человечество? На эти вопросы мы попросили ответить руководителя Международного центра вакцинологии при КазНАУ.

Казахстанцы, похоже, начинают примиряться с тем, что переболеть вирусом придется очень многим. Но до сих пор нет четкой информации, возможно ли повторное заражение. Тем, кто уже переболел, рекомендуют продолжать носить маски в общественных местах, держать дистанцию. На просторах Казнета появились сообщения, что кто-то из соотечественников умудрился уже дважды переболеть вирусом.

В этом клубке самой разной информации красной нитью проходит главный вопрос: будет ли эффективна прививка от COVID, над созданием которой сейчас работают ученые всего мира? В Казахстане ее разработкой занимаются сразу несколько научных групп, исследования некоторых уже на уровне доклинических испытаний.

Государство выделило полтора миллиарда тенге на создание вакцины, миллиард – на закуп оборудования, якобы начато строительство завода по ее производству. О том, чем занимаются в некогда сверхсекретной лаборатории в Отаре, мы уже писали, но есть группа ученых, которые применяют в своей работе нанотехнологии. Возможно, что благодаря им зловещий COVID скоро станет не страшнее обычного насморка и его можно будет обезвредить легким пшиком лекарства из обычной домашней аптечки. Мы попросили руководителя Международного центра вакцинологии при КазНАУ профессора Кайсара ТАБЫНОВА рассказать о разрабатываемой вакцине подробнее, а заодно ответить на вопросы, которые тревожат сегодня всех жителей страны.

Реакция непредсказуема

– Расскажите, как идет процесс по созданию вакцины в Казахстане?

– Существует 5 основных технологий. Коллеги из лаборатории и в Отаре создают инактивированную вакцину, то есть препарат на основе убитого вируса. Наша же технология в корне другая, мы используем рекомбинантные белки, которые прикрепляем к наночастицам различных полимеров, в том числе природных. Основным способом введения этой вакцины будет интраназальный метод, иными словами, распыляя ее в нос. Он наиболее приемлем в ситуации, когда речь идет о пандемии. Когда нужно вакцинировать огромное количество людей и сделать эту процедуру быстрой и максимально простой. Такой способ более безопасен. Не нужны миллионы шприцев, так как препарат будет фасоваться в многодозовые распылители для носа.

Вакцина разрабатывается совместно с Университетом штата Огайо (США), а также Национальным научным центром особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева МЗ РК.

– Многих тревожит вопрос, а будет ли она безопасна. Говорят, что те же китайские, в виде капель в нос, могут быть не столь безобидны…

– Сейчас предлагают много интраназальных вариантов, но они другие – там речь о живых вакцинах, когда определенные гены коронавируса, ответственные за кодирование белка, садят на геном вируса обычного гриппа или другого вирусного вектора, используя его как транспортное средство для доставки к клеткам организма. Но здесь есть определенные риски, если вакцинировать человека, который, например, подхватил обычный сезонный грипп, то может произойти обмен генами среди нескольких вирусов внутри человека, в результате может появиться новый непредсказуемый вариант, который может стать даже страшнее. Реакция в данном случае непредсказуема.

В чем еще опасность.

Вы, наверное, слышали, что многие больные КВИ жалуются на отсутствие обоняния. Это происходит потому, что вирус проникает через обонятельный нерв, который расположен в носовой полости, прямиком в мозг. И поражает нервную систему.

Поэтому использование живых вакцин интраназально не так безопасно, ведь вирус гриппа тоже может проникнуть в мозг. Мы же используем не живые вакцины, а лишь мелкие частицы вируса, которые обладают мукоадгезивным свойством, они прилипают к слизистой носа и длительный период там находятся, начинают возбуждать иммунитет. Медленно высвобождают антигены. Сейчас это из разряда новых технологий, но мы считаем, что именно за ними будущее. Такие вакцины не вызывают обычно острых аллергических реакций (типа анафилактического шока), что очень важно, так как у нас в стране, например, огромное количество людей страдает от аллергии. Наш научный центр в том числе сейчас разрабатывает вакцину от аллергического ринита и бронхиальной астмы. Мы знаем об этом вопросе достаточно много и считаем, что нановакцина, возможно, будет наиболее приемлема в борьбе с COVID-19.

Чихи и перспективы

– А что касается эффективности? Многие ставят под сомнение, что вакцины смогут помочь, ведь, по некоторым данным, иммунитет вырабатывается не у всех и на короткий срок.

– То, что говорят, что иммунитета нет или он исчезает, то это все предположения, основанные на ограниченных исследованиях. Я тоже читал сообщения, что у бессимптомников антитела уходят уже через два-три месяца. Понятно, что они могут быть короткоживущими, на это я могу сказать следующее: никто не отменял наличие клеточной памяти. Я лично проводил эксперименты с животными, у которых отсутствовали антитела, но при этом была защита, когда их заражали вирулентным возбудителем. Мы видели, как работает именно клеточный иммунитет. Такую же аналогию мы наблюдали при разработке вакцины от птичьего гриппа. Ученые из секретной лаборатории в Отаре готовы сделать вакцину от “уханьской угрозы”

У нас сейчас любой, кто чихает, считает, что болен коронавирусом, поэтому многие говорят, что заражались уже несколько раз за сезон. Но мы не можем основываться на уровне чьих-то чихов, здесь ответ должна давать наука.

Об эффективности вакцин вопрос будет снят только после того, как препараты пройдут клинические испытания и в период эпидемии продемонстрируют достоверную защиту привитого населения от COVID-19.

Наша вакцина сейчас готова к испытаниям на животных. Но здесь необходимо подобрать такое животное, которое имеет рецепторы, схожие с человеком. Все это достигается опытным путем.

Почему мы выбрали именно нановакцину? Как раз таки из соображений эффективности. Она формирует иммуноглобулины класса А, которые находятся на слизистой оболочке, в отличие от той же инактивированной вакцины, которая вводится инъекционно, там формируются антитела класса G. Проще говоря, нановакцина блокирует вирус еще на подступе к организму в носовой полости, также в нее добавлен инновационный компонент, который обеспечивает формирование перекрестного иммунитета. Даже если вирус изменится, будет эффект. Мы это ожидаем. Но опыты покажут, правы мы или нет.

– Многие скептики говорят, что пока появятся вакцины, уже выработается коллективный иммунитет и в них не будет нужды.

– Для того чтобы выработался коллективный иммунитет, нужны долгие годы и большие человеческие жертвы, ведь не все переносят заболевание в легкой форме. Вакцины необходимы. Но заявления некоторых ученых о том, что они готовы сделать вакцину за год, выглядят футуристическими. Самая быстро изготовленная в истории – против Эболы – заняла три года труда ученых всего мира. Поэтому, конечно, защиту от коронавируса придется еще ждать.

Отечественный продукт на рынке появится еще очень нескоро. Поэтому предлагаем сейчас входить в состав международных рабочих групп как можно скорее, чтобы иметь доступ к вакцине. Например, мы уже присоединились к австралийским ученым, которые уже начинают испытания на добровольцах, сейчас ждут решения этической комиссии. Возможно, что в следующем году она будет полностью готова. И тогда Казахстан сможет начать вакцинацию населения в первых рядах. Это очень хорошая перспектива. Плюс мы получим ее по более низкой цене. Для этого нашему правительству необходимо предусмотреть выделение средств на проведение клинических испытаний этой вакцины (торговое название COVAX-19) в Казахстане, таким образом мы внесем свой ощутимый вклад в ее глобальное внедрение и тем самым получим все вышеперечисленные преференции.

Для инфекций не существует государственных границ

– Говорят, что это далеко не последний опасный вирус, то есть мы вступили в век биологических угроз и нужно создавать свою армию вирусологов.

– То, что SARS-CoV-19 не последний вирус – это точно, до этого пандемия была в 2009 году, через 10 лет снова, но уже в огромных масштабах. Частота появления эпидемий становится все большей, и последствия для населения – масштабнее. Это связано с тем, что растет население, меняется климат, те вирусы, которые столетиями находились в резервуарах дикой природы, становятся ближе к человеку.

Многие инфекции, которые были экзотичными для нашего региона, становятся обыденностью. При этом у нас нет иммунной защиты от них.

Мир ожидает много неприятностей, и мы должны быть готовы, у ВОЗ уже есть список кандидатных вирусов, которые могут в будущем вызвать пандемии. Эти инфекции имеют пандемический потенциал.

Та же Эбола, о ней знали 40 лет до того, как произошла вспышка инфекции в африканских странах, ее изучали, поэтому удалось создать вакцину за три года.

Мы должны сейчас подключить весь научный потенциал и предотвращать потенциальные угрозы. Заранее готовиться, сделать производственные площадки, базы для создания лабораторий для тестирования. Есть определенные страны, где в основном возникают вспышки инфекций, Юго-Восточная Азия часто фигурирует. Казахстан более безопасен, но нельзя сегодня смотреть на эту проблему в национальном масштабе, мир стал слишком тесен, и то, что появляется на том конце света сегодня, обязательно придет к нам завтра. Для инфекций не существует государственных границ. Мы не должны быть наивными в этом вопросе.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи