Опубликовано: 1152

ШОС: что день грядущий нам готовит?

ШОС: что день грядущий нам готовит?

От Арктики до Индийского океана и от Балтики до Тихого океана.

Возможно, именно так будет выглядеть в среднесрочной перспективе крупнейшее геополитическое объединение планеты под названием Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Шанхайская организация сотрудничества - Межправительственная организация, рабочие языки которой китайский и русский, основана в Шанхае 15 июня 2001 года Китаем, Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном. Ключевые вопросы - безопасность, энергетическое сотрудничество, региональная экономическая интеграция, культурный обмен. Ключевая проблема - недостаточная проработка механизмов региональной экономической интеграции. За пять лет своего существования ШОС стала привлекать к себе внимание и других стран, которые ищут новые формы интеграции. Среди наблюдателей - Индия, Иран, Пакистан и Монголия. Вопрос об изменении статуса вышеперечисленных стран стоит на повестке дня, но механизмы принятия новых членов, по словам исполнительного секретаря ШОС Чжана Дэгуана, еще не отработаны. Япония уже выразила заинтересованность участвовать в работе организации. Знаковое событие - хотя бы потому, что эта страна весьма неохотно участвует в разного рода страновых альянсах. Монголия, по всей видимости, уже в скором времени станет полноправным членом ШОС. И не потому, что без своего северного соседа Китай чувствует себя обделенным. Все это -начало большой политической игры, которая затевается в глобальных масштабах. Главное, создать прецедент. А потом процесс присоединения других членов пойдет как по маслу. Справедливости ради стоит заметить, что на сегодняшний день, кроме основного хребта организации, ничего не видно. Контуры еще до конца не очерчены, до полной организационной готовности система не дозрела. Переходный период можно охарактеризовать противоборством России и Китая в попытках повернуть ШОС той или иной стороной. Москва намерена в большей степени делать упор на военной составляющей, стремясь создать альтернативу НАТО на востоке. Пекин заостряет внимание на антитеррористической направленности организации, в стремлении получить механизм противодействия сепаратистским настроениям в Синьцзяне и Тибете. Разумеется, чтобы понять процессы, происходящие внутри ШОС, необходимо иметь контакты внутри этого разношерстного по составу объединения. Но даже публичные заявления сторон дают основание осуществить предварительный анализ происходящих внутри ШОС событий с точки зрения целесообразности присутствия здесь официального Ташкента. Как складываются отношения между ее членами в свете современных вызовов? Каковы шансы Ирана стать полноправным членом организации и тем самым получить защитный зонтик от Запада? Данная статья - попытка не системного анализа, но стремление добавить небольшой штрих в общую картину уже довольно мощного фактора мировой геополитики. Главные акценты Чтобы как можно полнее использовать возможности Шанхайской организации сотрудничества необходимо решить четыре ключевые проблемы. Нужно добиться того, чтобы, первое, в организации сформировались общие подходы к борьбе с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом и наркотрафиком. Второе, важно наладить скоординированную практическую борьбу против деструктивных сил в регионе, а не заниматься словесными баталиями по разным незначительным поводам. Третье, и, наверное, самое трудное, добиться, чтобы в организации не было доминирования одной или нескольких стран, и мнение всех членов ШОС учитывалось при принятии ключевых решений. Четвертое, на постоянной основе должен поддерживаться разумный баланс интересов всех стран-членов ШОС. Насколько высоки шансы добиться всего вышеперечисленного? По имеющимся учредительным документам организация строго придерживается принципа равноправия членов. Об этом говорят и некоторые факты. "Индия и Пакистан идут в ШОС, потому что здесь нет откровенного единоличного лидера, - комментирует ситуацию руководитель аналитической группы экспертного центра "Chinacom" Андрей Цунский. Здесь возможно многостороннее обсуждение сложнейших проблем с каким-то результатом впереди. С этой точки зрения, не самые развитые в области технико-технологической страны мира дали ему новейший и пока самый перспективный политический механизм для решения проблем в регионе, в котором со всей своей военной мощью США могут только лить кровь, но не добиваться позитивных результатов". Вопросы безопасности и стабильности в Центральной Азии являются основополагающими критериями успешной региональной интеграции, торгово-экономического сотрудничества между государствами-членами организации, осуществления совместных проектов. Альтернатива и вызовы ШОС В Шанхае продемонстрировали миру зарождение альтернативного "Большой восьмерке" и НАТО глобального "центра силы". Причем, альтернативного не в смысле жесткой лобовой конфронтации, а в смысле качественно иных принципов отношений между совершенно разными и по своим размерам, и по численности населения, и по уровню развития, и по цивилизационным основам странами. С этой точкой зрения согласен специальный представитель президента РФ по делам ШОС, посол российского МИДа по особым поручениям Виталий Воробьев: "ШОС показывает пример того, как различные цивилизации и религии могут находить объединяющие моменты и работать на общие интересы. Внутри ШОС нет разломов между христианской и исламской цивилизацией, а также буддистской, конфуцианской или какой-то иной. Они не конфликтуют, а вырабатывают формулу конструктивного взаимодействия". Именно эти смысловые аспекты существования ШОС, а вовсе не возможное принятие в его состав "государств-изгоев" наподобие Ирана, бросают реальный вызов действующему глобальному миропорядку. Рассматривать Шанхайскую организацию сотрудничества с точки зрения российско-китайского соперничества, а тем более как борьбу за раздел "зон влияния" Китая и России в постсоветской Центральной Азии, как это делают многие западные либеральные политологи, было бы в корне неверно. И даже не по той причине, что каждая из шести стран-участниц ШОС, включая Казахстан, Киргизию, Узбекистан и Таджикистан, обладает таким же правом вето на совместные решения, как РФ и КНР. Главная причина заключается в том, что уже сегодня эта "великолепная ШОСтерка" рассматривается как ядро гораздо более масштабного и значимого межгосударственного объединения: не случайно за два года в ШОС на правах наблюдателей вступили Монголия, Индия, Иран и Пакистан, и Япония тщательно приглядывается-примеряется. Тем самым высказанная еще в 1999 году Евгением Примаковым идея создания глобального "геополитического треугольника" между Россией, Индией и Китаем приобретает через механизмы ШОС вполне реальные и зримые очертания. А возможное подключение к этому треугольнику Ирана и Пакистана, также обладающих значительным человеческим, экономическим, научно-техническим, культурно-идеологическим и военно-политическим потенциалом, уже сегодня оказывает заметное влияние на существующий геополитический ландшафт. Иранский профиль Желание Ирана стать членом Шанхайской организации сотрудничества может серьезно повлиять на расстановку сил в Азиатском регионе. Претендуя на роль регионального лидера, ШОС, приняв Тегеран в свои ряды, значительно укрепит собственное влияние. Но одновременно это решение может привести к возможному ухудшению отношений стран-членов организации с США и государствами Европейского Союза. Многие аналитики оценивают возможное решение ШОС принять Иран в свои ряды как политический ход, так как изначально организация планировала объединить группу государств, имеющих общие границы и развивающих политическое, экономическое и гуманитарное сотрудничество. Российский политолог Тимур Полянников, в свою очередь, считает, что "сама эта инициатива, очевидно исходящая от Ирана, носит пиаровский характер: в условиях текущего кризиса она позволяет лишний раз задеть США". Исполнительный секретарь ШОС Чжан Дэгуан, выступая в Пекине в начале года, заявил, что для того чтобы принимать новых членов в организацию, "требуется законодательная база, однако в учредительных документах ШОС нет таких пунктов". Поэтому западным странам, по мнению г-на Дэгуана, не стоит беспокоиться о том, что Индия, Иран или другое государство "может стать новым членом". Почему вдруг ШОС стала более гибкой к своим уставным положениям и пока непублично, но все же теоретически обсуждает вопрос о своем расширении? Вероятно, перемена в позиции ШОС говорит о том, что ключевые члены организации хотят публично продемонстрировать свою независимость от международного сообщества по некоторым острым вопросам мировой геополитики. Так, хочет организация того или нет, но, приняв Иран в ШОС, она будет втянута в разногласия по иранской ядерной программе и другим региональным спорам с США. И если вернуться к вопросу региональной безопасности и стабильности, можно вывести еще одну "формулу спасения". Уже не раз попытки насильно экспортировать те или иные модели демократии в общества, принадлежащие другим цивилизациям, приводили к большим неприятностям, в том числе и в Центральной Азии. И понятно, что сотрудничество, отвергающее такой экспорт под давлением, имеет наивысший шанс на успех. Рисунок с сайта http://www.blotter.ru
Загрузка...

[X]