Опубликовано: 859

С вещами - на улицу?

С вещами - на улицу?

От редакции: совсем недавно мы писали об этих людях, и вот новый день принес новые, не самые утешительные известия.

Семью мичмана Керима Тынибаева, где воспитывается ребенок-инвалид, выселяют из квартиры на улицу. Доказано жизнью: прав тот, у кого больше прав. Поэтому извечный вопрос, есть ли на свете справедливость, давно перешел в разряд риторических. Особенно актуальна эта житейская мудрость, когда дело касается о поиске правды в структурах практически любого военного ведомства. А начиналось все так: семья мичмана переехала в Актау 2004 году, к месту службы по контракту в Военно-морской институт. Первое время ему с супругой и двумя несовершеннолетними дочерьми, одна из которых, напомним, инвалид с детства, пришлось ютиться в 12-метровой комнатушке в казарме. Условия, конечно, самые что ни на есть неподходящие. Но деваться было некуда. Однако, полагали в семье, трудности временные, и скоро у них появится собственная квартира. Тогда они и представить не могли, что о безбедной жизни можно даже не мечтать. Впереди Тынибаевых ожидали испытания, которые не каждому по силам. Во-первых, четыре человека существовали на жалованье главы семейства в 250 долларов США. И это, заметим, в Актау, с его дороговизной. Ни о какой аренде жилья при таком финансовом раскладе нечего было и помышлять. Между тем, Керим встал на очередь на получение жилья в институте. Мир не без добрых людей, и коллега по институту уступил Тынибаеву свою служебную квартиру. С этого и начались все их злоключения. Как выяснилось, эту жилплощадь руководитель военно-морского института приготовил для своей родственницы, проживающей с двумя детьми и работающей в этой структуре. По этой причине семейству Тынибаева предложили добровольно освободить занимаемое помещение. Понимая безвыходность ситуации, супруга с дочерью мичмана обратились за поддержкой в партию "Асар". И когда об этом стало известно начальнику института Марату Тулебаеву, его возмущению не было предела. И он твердо решил, во что бы то ни стало, защищать "честь мундира" и заодно свои личные интересы. В это же время из институтских архивов исчезли заявление Тынибаева о постановке его на учет на получение жилья, а также рапорта с просьбой помочь в решении жилищной проблемы. Условия службы изо дня в день становились невыносимее. От строптивого подчиненного, набравшегося дерзости отстаивать права своей семьи и пойти наперекор вышестоящему начальству, решили попросту избавиться. Удалось: постоянными придирками начальник вуза вынудил мичмана перейти на службу в другое подразделение. А семье все настойчивее предлагали освободить помещение. Но делать этого никто не собирался (некуда идти), поэтому конфликт пришлось разрешать в суде. Но и на этом хождения Тынибаевых по мукам не заканчиваются. Все вокруг, включая судебные инстанции, что, впрочем, не удивительно, принимают сторону того, у кого больше прав и возможностей. Одно судебное заседание следовало за другим. При этом положение семьи становилась с каждым разом все более критическим. Решения каждый раз выносились не в их пользу. Надзорные жалобы Керима неизменно натыкались на глухую стену непонимания. Даже нанятые Тынибаевым по первому делу адвокаты оказались бессильны. Их доводы служители Фемиды услышать не захотели. А между тем, на судебных заседаниях дело доходило до откровенных угроз и оскорблений в адрес мичмана Тынибаева со стороны представителей ответчика. Неудивительно, что не нашел Керим понимания и в Коллегии по гражданским делам Военного суда Республики Казахстан. На свою надзорную жалобу в эту инстанцию он получил отказ. Тем временем трехкомнатной квартира, являющаяся предметом конфликта сторон, была благополучно распределена родственнице главы института. А в марте текущего года она стала счастливой обладательницей еще одного, аналогичного по площади жилья, но по другому адресу. Только туда был вписан еще один ребенок и отец-инвалид, который скончался более полугода назад. Понятно, что своя рубаха ближе к телу, поэтому мало волнует начальника института Марата Тулекбаева чужое горе. Окажись семья мичмана на месте счастливой родственницы, они бы поменялись ролями. И под забор с больным ребенком и пожитками в зубах пришлось бы отправляться другим людям. Однако реальность такова: семейство получило уже два предписания, по которым до конца августа должно покинуть занимаемую жилплощадь. В противном случае, им помогут это сделать силовые структуры. Малышка Итиана, больная ДЦП, наверное, не поймет, почему папа с мамой оставили ее ночевать под открытым небом. Ее родители уже не один год обивают пороги различных инстанций в поиске денег на лечение девочки в Москве и Китае. Имея опыт в этом деле, супруга мичмана Оксана недавно открыла благотворительный фонд "Жардем" ("Помоги!") и сегодня активно взялась помогать родителям, у кого такие проблемы с детьми. И у других людей появилась надежда! Как им быть? Керим Тынибаев, не видя другого выхода из критической ситуации, без средств на решение жилищного вопроса (он единственный кормилец в семье со смехотворной зарплатой военного, жена не может оставить ребенка-инвалида без присмотра) вынужден был письменно обратиться за поддержкой к министру обороны Казахстана и главе государства. В этой частной истории, несмотря на ее бесспорную трагичность для отдельно взятой семьи военного, на авансцену выходит и общественный аспект. Кто может гарантировать, что подобные случаи не имеют места в других военных структурах страны? И еще: вполне резонно напомнить, в Мангистауской области и в Актау, в частности, весьма актуальна проблема дефицита кадров для контрактной службы. Специалисты просто не идут служить. Причины одна: материальная сторона и, как следствие, бытовая неустроенность. Остро стоит жилищный вопрос. Снять квартиру - дорого, купить - вообще не реально по той же причине. Так что реформа вооруженных сил в части контрактной службы в отдельно взятой Мангистауской области потерпит фиаско. На снимке: малышка Итиана
Загрузка...

X Закрыть