Опубликовано: 1300

Реформы ради реформ?

Реформы ради реформ?

На неформальном саммите глав государств в Санкт-Петербурге президент Узбекистана предложил объединить оборонную и экономическую структуры.

Во время встречи российского президента Дмитрия Медведева и узбекского президента Ислама Каримова, последний предложил создать на базе ОДКБ и ЕврАзЭС единую организацию. При этом Каримов сослался на схожесть повесток дня интеграционных объединений и стремление уйти от дублирования функций друг друга. В ответ российский президент предложил обсудить вопрос о различных формах интеграции международных объединений. Как правило, узбекский президент довольно редко выступает с инициативами в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве. Поэтому стоит более внимательно отнестись к предложению, с которым он выступил в беседе со своим российским коллегой. На фоне стабилизации отношений с Западом, который от откровенного противостояния с официальным Ташкентом плавно перешел в плоскость приоритета экономических интересов перед вопросами соблюдения прав человека, такое предложение может означать больше, чем просто слияние оборонной и экономической структуры на пространстве СНГ. Чего хочет Ташкент Чтобы понять устремления официального Ташкента, необходимо выстроить хоть какую-то логическую цепочку. Давайте попытаемся сложить некоторые стороны политического "кубика Рубика". Итак, прошедший 2007 год был характерен активностью США и Евросоюза в Центральной Азии. Запад уяснил себе главное: попытки изолировать любую страну Центральной Азии не эффективны в силу наличия на карте СНГ России, которая все более активно сближается по основным геополитическим вопросам с Китаем. Попытки изолировать Узбекистан привели к активизации интеграционных процессов в рамках политических структур типа ШОС, консолидации экономической структуры типа ЕврАзЭС и оборонной структуры типа ОДКБ. В декабре 2007 года Каримов упрочил свои позиции внутри страны, выиграв очередные президентские выборы. Запад может что угодно говорить о свободе выбора и демократических свободах, однако факт остается фактом: Каримов добился следующего президентского срока. Тем самым, Западу еще раз дали понять, что Азия живет по своим законам, строит свою стратегию поведения в мире, и далеко не всегда должна отвечать стилю поведения западных стран. Уточним, почти никогда. В мае 2008 года Путин ушел с президентского поста, оставив на нем Дмитрия Медведева. Этот факт также свидетельствует о стремлении России минимально прислушиваться к Западу, максимально - к Азии. На фоне этих событий предложение Ташкента объединить ЕврАзЭС и ОДКБ могут означать не просто объединение оборонной и экономической структур, а нечто совсем иное. Согласно логике узбекских властей, экономическая интеграция должна идти параллельно с консолидацией оборонных потенциалов стран-участников. Это позволит, во-первых, сэкономить ресурсы стран-участников двух объединений. На саммитах объединенной организации будут присутствовать не только главы государств, но и военные, а также руководители силовых структур. Во-вторых, еще одним фактором оптимизации работы интеграционных объединений является то, что членами обоих структур стали одни и те же страны. Отдельно собираться по вопросам обеспечения оборонных вопросов, борьбы с религиозным экстремизмом и наркотрафиком в рамках ОДКБ, экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС нет особого смысла. Москва оптимизма не испытывает Судя по тону ответа российского президента Дмитрия Медведева, Москва была слегка шокирована инициативой Каримова. Как сообщили российские СМИ, президент РФ "предложил обсудить вопрос о различных формах интеграции международных объединений". На самом деле, это корректная форма отказа реально обсуждать узбекскую инициативу. Россия сейчас больше озабочена Таможенным союзом РФ, Белоруссии и Казахстана. Этот союз может оказаться реальностью в ближайшие год-два, тогда как интеграционные процессы в рамках ЕврАзЭС, в большей мере по вине официального Ташкента, фактически застопорились. В рамках же ОДКБ создана коллективная система безопасности постсоветских стран, куда включены вопросы борьбы с религиозным и иным экстремизмом, наркотрафиком. Судя по всему, российскую сторону развитие интеграции в рамках ОДКБ вполне удовлетворяет. Пессимизм Медведева в ответ на инициативу Каримова можно объяснить следующими причинами. Причина первая. В Москве полагают, что объединять оборонную и экономическую структуры нецелесообразно. Это то же самое, что объединить НАТО и Европейский Союз. От такого объединения скорость принятия решений не увеличится, а относительная оптимизация работы может оказаться малоэффективной. Все же военные, силовики и политики часто обсуждают вопросы, которые друг друга не дублируют. Причина вторая. Одними из самых проблемных вопросов являются именно те, которые обсуждаются в рамках ЕврАзЭС. Таджикистан явно недоволен динамикой экономической интеграции, полагая, что официальный Ташкент сознательно тормозит процесс, исходя из своих собственных экономических интересов. Причем, кроме Душанбе недовольство может испытывать и Бишкек, неудовлетворенный уровнем отношений с Узбекистаном. Официальный Ташкент так и не подписал часть пакета документов, к которому он обязался присоединиться в рамках ЕврАзЭС. При этом главные истоки медленной реакции со стороны официального Ташкента - сложный клубок противоречий со всеми странами Центральной Азии. Причина третья. Она логично вытекает из второй. Ташкент намеревается запустить "реформы ради реформ", чтобы выиграть время и не подписывать документы, которые он обязался подписать. Если начнется процесс объединения ЕврАзЭС и ОДКБ, то весь пакет документов, ратифицированных странами-участниками ЕврАзЭС необходимо заново пересмотреть, а многие из них подготовить по новой. Естественно, на это потребуется довольно много времени и множество различных согласований на различных уровнях. Москва прекрасно понимает, что Ташкент хочет уклониться от интеграции в рамках ЕврАзЭС, если не окончательно, то хотя бы на некоторое время. К чему это приведет Как это ни парадоксально выглядит, но поддержать идею Каримова об объединении ЕврАзЭС и ОДКБ могут Таджикистан и Киргизия. Конечно, у многих возникает закономерный вопрос: чем будет руководствоваться руководство в Бишкеке и Душанбе в вопросе поддержки узбекской инициативы? Ответ лежит на поверхности. Эмомали Рахмон и Курманбек Бакиев чувствуют, что интеграция в рамках ЕврАзЭС фактически заблокирована со стороны Ташкента. Безусловно, неэффективность интеграции ставит перед ними дилемму - сохранить ЕврАзЭС или путем объединения синхронизировать вопросы коллективной безопасности и экономической интеграции. Конечно, есть опасность, что официальный Ташкент воспользуется объединением двух структур, чтобы сохранить жесткий контроль на узбекско-таджикской и узбекско-киргизской границах. Мол, синхронизация требует сохранить статус-кво на границах с соседними республиками. Но для Таджикистана и Киргизии нет никакого интереса сохранять приверженность договоренностям в рамках ЕврАзЭС в силу неэффективности системы ее функционирования. Они уже ищут другие пути интеграции, в частности, через двусторонние переговоры с Астаной. Еще одним поводом для пессимизма Рахмона и Бакиева стало однозначное заявление Каримова в Астане по вопросу центрально-азиатского союза. Можно смело констатировать усиление центробежных сил в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве. И, наверное, пришло время со стороны Казахстана инициировать пятисторонние переговоры в Астане с участием президентов Узбекистана, Туркменистана, Казахстана, Таджикистана и Киргизии по широкому кругу вопросов региональной и межрегиональной (плюс Россия) интеграции. Заниматься же бесконечным реформированием в рамках интеграционных структур опасно и непродуктивно. Это, кажется, понимают все… Фото http://www.ng.ru

[X]