Опубликовано: 5645

Потерявши - плачем…

Потерявши - плачем…

Только тогда, когда из урочища Тамгалы (близ Алматы), знаменитого своими петроглифами на скалах, люди стали выносить камни, камушки и глыбы, так сказать, на добрую память, в целях исцеления и экзотики, государство увидело масштабы грядущей проблемы.

От скал с солнечными человечками, древнего происхождения, могло не остаться ни камешка! Недавно там был создан государственный культурный заповедник. Но это не единственно место, которое нуждается в цивилизованной защите и поддержке. Таких мест в Казахстане… сумасшедшая цифра! В научно-исследовательском проектном институте истории памятников мне объяснили, что еще в 1998 году была принята государственная программа, которая должна была возродить все уникальные памятники древности, лежащие на шелковом пути. В программе были прописаны конкретные действия по созданию огромной инфраструктуры. Планировалось строительство дорог, кафе, гостиниц, мест отдыха. Но, увы, программа оказалась хороша только на бумаге. Государство так и не нашло средств на обустройство памятников древности. В результате сегодня все, кто в качестве туриста или паломника соберется проехаться (или пройтись) по святым местам Алматы, Шымкента, Тараза, Семипалатинска, Сайрама могут столкнуться с "прелестями жизни", которые наполнят его сердце праведным гневом. Несколько дней назад я в составе каравана посетила семь святых мест. Это была не туристическая поездка и не удовлетворение праздного любопытства. Я вполне осознанно покрыла голову белым платком, надела юбку до полу и купила Коран. Всех, кто дал согласие выехать из Алматы караваном, специально готовили к этой поездке. Святые места полны загадок и мистики, поэтому желательно было перед поездкой освободиться от обид, страхов, претензий. Еще надо было научиться просить помощи у святых. Кажется, пустяковое задание (просить - не давать). Однако на поверку вышло, что современный человек не умеет этого делать, потому как, зачастую не осознает что ему в жизни дано в качестве испытания, что в качестве наказания, а что в качестве блага. В общем, освободившись от ментальной запутанности, наш караван прибыл в мазар Акаш-аты. Как позже выяснилось в управлении культуры этот мазар, а также мазар Ахмета Яссави и святой Айши-биби находятся под покровительством государства. Они входят в государственный список памятников истории культуры, охраняются, содержатся на государственные деньги. Об остальных святых местах просвещенные люди культуры даже не слышали. Я не знаю, почему в школьной программе дети не проходят этих имен, учебники не иллюстрированы фотографиями, а сами учителя ничегошеньки не знают про целебную воду, которая бьет из-под земли практически в каждом святом месте. Люди едут туда с бутылками и фляжками. Занимаются самолечением. Интересно, что врачи ничего не имеют против. Говорят, раз вода из святого места, значит, польза обязательно будет. Польза действительно есть, вокруг каждого родника или колодца витают свои умопомрачительные истории про исцеление. Старожилы тех мест уверяют, что результат, как правило, зависит от веры. Поверишь, что вода поможет, вылечишься, нет, значит, нет. Но чудодейственное исцеление - это отдельная тема. У мазара Акаш-аты только мужчины имеют право достать из колодца водицы. Люди говорят, что для каждого путника она имеет свой неповторимый вкус. Все зависит от душевного и физического здоровья человека. Чем чище душа и тело, тем слаще вода. Мы, отпробовав воды, поняли, что нам до чистоты еще ох как далеко. Вода на вкус была у кого-то сильно соленой, у кого-то сильно горькой. В общем, впечатлений от местечка было много. Что же касается той самой пресловутой инфраструктуры, то гостиничный комплекс приютил нас на ночь. 13 человек спали в одной комнате на полу. Ели тоже на полу. Столовые как таковые там отсутствуют, и пищу на плите там никто не готовит. Еду готовят на кострах в больших котлах, чай кипятят в самоварах. Вся кухня - на улице. При этом неважно: светит солнце - луна или идет дождь со снегом. На территории мазара женщинам нельзя появляться в брюках и без платков на голове. После сна и еды необходимо совершать обряд умывания. При этом туалет, где и происходит так называемый обряд, находится в 20-30 метрах от гостиницы. Ни в мужском, ни в женском туалетах нет дверей. Еще может не быть и света. В них нет водопровода. Зато на улице стоят графинчики - калганчики, полные ледяной воды. Берешь бадейку и идешь мыться. На улице минус 15, а кого это волнует? В мазар с грязными ногами и шеей тебя не пустят! Единственный туалет, в котором есть и двери и горячая вода и… соответственно платный вход - в Туркестане, около мавзолея Яссави. Около всех остальных памятников отхожие места сложены из досок, камней, с наледью на полу и грязью, конечно же. У мазара святой Айши-биби стоит прочный железный забор. На нем надпись "Казреставрация". Говорят, мазар реставрируют чуть ли не с 60-ых годов, а он и по сей день стоит без крыши. Над самим мавзолеем соорудили стеклянный домик, чтобы он защищал памятник от дождя и снега. На большее не хватает средств? Специалисты - культурологи отчасти соглашаются с тем, что средств на реставрацию памятника действительно не хватает. Но крыши нет не поэтому. Оказывается, памятник был разрушен, и до сих пор не найдено документов, которые бы подсказали - какой могла бы быть крыша у мавзолея, в котором захоронена девушка, причисленная к лику святых? (В христианстве ее сравнивают с Девой Марией). В институте мне сказали, что наши специалисты даже в Гамбург ездили. По их сведениям там хранились фотографии ста памятников культуры, сделанные русским исследователем Сергеем Дудиным на территории Казахстана. Увы, снимка этого мазара там не оказалось. Поэтому случайным людям может показаться, что памятник заброшен и запущен, что забор вокруг него останется там стоять навсегда. На самом деле создана комиссия, которая работает в поте лица и не позже, чем в декабре этого года она должна представить теоретическое обоснование будущего купола мазара. Рядом с захоронением святого Укаш-аты живет человек, к которому едут со всего Казахстана за лечением, за уникальным лекарством. Он готовит мази и снадобья из ежиков, змей и птиц (к слову, одна змея в Туркестане стоит 2000 тенге). Целитель посвятил свою жизнь уходу за гробницей человека, о котором сложены легенды. Но как можно поддерживать памятник в виде гигантского 28-метрового надгробья без копейки денег? Этот памятник существует исключительно на пожертвования посетителей. В нем нет роскоши мазара. Гроб стоит в бараке. И дорога к местечку не асфальтирована. Ее даже нет на карте нашей страны. Не дай бог в таком месте подвернуть ногу или вдруг сломается машина… связи нет, людей вокруг нет, никаких станций техобслуживания или медпунктов - тоже. Между тем в одном из мест мы встретили человека, который пешком обошел 27 святых мест и говорил, что его путь еще не закончился! На вопрос как он умудряется питаться и чем, когда вокруг из живых только ветер? Он просто ответил, что мир не без добрых людей… Но ведь на дворе 21 век! При министерстве создано управление по культурному наследию. Это те самые добрые люди? Вряд ли… В апреле этого года торжественно звучало послание Президента к казахстанцам. Культурологи говорят, что в нем есть пункт, который греет им душу - о сохранности памятников истории. Кроме того разработана еще одна программа по сохранению культурного наследия. Институт принимал участие в ее разработке. Но есть ли надежда на ее реализацию? Лет 15 назад (когда еще был Верховный совет) обязательно имелись люди, которые защищали интересы культуры. Они сами были работниками культуры, знали ее проблемы изнутри, поэтому эта сфера так сильно не страдала и не оголялась безденежьем до неприличия. Сейчас люди, которые всю жизнь проработали в культуре, будучи депутатами парламента, почему занимают странные для себя должности - тот же Шарип Омаров возглавляет комитет безопасности. У культуры в парламенте нет своего голоса. Кто же ее тогда защитит? Когда я позвонила в научно-исследовательский институт и задала этот вопрос, мне на том конце трубки ответили - вот вы и сделайте это. Я сделала. Обзвонила ряд турфирм и поинтересовалась, почему они не возят людей по святым местам, не пропагандируют национальные богатства? - Какие богатства, - был раздражительный ответ. Там даже туалетов нет! Кто туда поедет? Я наивно предложила турфирме заняться этим вопросом, но меня грубо отослали в департамент по туризму. А там объяснили как долго и сложно присудить святому местечку статус заповедника, то есть вытребовать для него государственную поддержку. Поэтому под некоторые исторические места ищут спонсоров. Так городище Отрар уже четвертый год существует под эгидой ООН и Японского фонда, который выделяет средства на его сохранность. Во всех остальных случаях, видимо, наши святые места будет ожидать участь Тамгалы. Пока государство не испугается того, что от святости ничего не останется, денег на ее сохранение не будет.

[X]