Опубликовано: 4148

Победное шествие сифилиса

Победное шествие сифилиса

Это что-то невероятное: врачи-венерологи говорят, что огромное количество людей в Казахстане больны скрытой формой сифилиса.

Однако проблема вылазит на свет только тогда, когда люди идут за помощью к другим врачам: обращаются с жалобами на внутренние органы или неврологические недуги. Тут-то медики, "нечаянно", и находят у них инфекцию. И хотя никто пока не говорит об эпидемии, наступление сифилиса пугает. Но еще больше пугает развалившаяся система медосмотров. Собственно из-за ее отсутствия сифилис и "набрал ход". Кажется, какая мелочь, приехали на предприятие или в учреждение врачи, взяли кровь, послушали сердце, померили давление. На самом деле, дотянувшись до каждого человека, люди в белых халатах имели возможность выявить серьезные проблемы со здоровьем, в том числе и наличие венерического заболевания. Теперь же, мы имеем то, что имеем. Каждый второй - мистер Икс Последняя проверка точек общепита в Алматы показала, что в двух кафе работники кухни имели скрытую форму сифилиса. 90 процентов зараженных этой инфекцией, как уверяют врачи, не имеют явной клиники, то есть болезнь проходит без первичных и вторичных признаков. А это значит, что выявить ее можно только по анализу крови. В прошлом году во всех поликлиниках Казахстана было введено новое положение: чтобы попасть к любому из специалистов, нужно было сначала заглянуть в процедурный кабинет и сдать кровь. Мера была введена по просьбе венерологов. Сегодня они говорят, что вся "положительная" кровь (это верный признак наличия в крови инфекции), стекается из больниц и поликлиник в кожвендиспансеры. По идее, это хоть какая-то возможность своевременно выявить сифилис и устранить заразу. И хотя медики прекрасно понимают, что медосмотр охватывал все население, а процедурные кабинеты "снимают" информацию только с больного населения - это лучше, чем ничего. Одно но. Сегодня можно прийти к врачу и, не показав удостоверения личности, назвавшись любым именем, получить медицинскую помощь. Никто не станет проверять - действительно, ты Ваня Пупкин или сын лейтенанта Шмидта? На это никто не обращает внимания. Однако, когда становится известен анализ крови, хорошо бы знать, кому же он все-таки принадлежит: Пупкину или Шмидту? На деле же оказывается: ни тому, ни другому, и это скверно. То же самое происходит и с местом проживания. Люди на приеме у врача называют вымышленные адреса, которые не подтверждаются ни в одном адресном бюро, а это значит, что потенциально заразных товарищей невозможно отыскать ни в одном городе страны. Так сифилис начинает свое победное шествие по городам и весям… Ищите, господа, ищите! Есть еще один момент, умаляющий работу процедурных кабинетов с их поголовным анализом крови на микрореакцию. Получив данные о заразившихся сифилисом, в кожвендиспансерах огромная армия врачей и медсестер приступают к розыску тех, кто уже пострадал и оказался в группе риска. Вот тут и начинаются настоящие проблемы. Сауле Сейтакымовна, заместитель директора алматинского кожвендиспансера говорит, что, даже выявив болезнь, врачи не могут ее лечить. Во-первых, нет возможности разыскать пострадавших. Оказывается, раньше венерологи делали запрос в справочное бюро и легко находили тех, у кого в крови была обнаружена инфекция. При этом люди были посознательнее, достаточно было прислать приглашение явиться в диспансер, и в коридорах выстраивалась очередь. Сейчас все изменилось. Адресное бюро перешло на хозрасчет. Это значит, что его услуги для всех стали платными. Лишь те предприятия, которым по долгу службы приходиться разыскивать людей, например КНБ, прокуратура, были внесены в список льготного бесплатного обслуживания. Венерологи недоумевают, почему их не оказалось в этом реестре? А справочное бюро в свою очередь, не получив указаний сверху, отказывается работать с диспансерами бесплатно. Им предложено платить по 105 тенге за каждую справку, подготовленную по отдельному человеку. Если учесть, что в месяц через диспансер проходят тысячи анонимных анализов, половина из которых потом нуждается в детализации и уточнении места проживания, то венерологи могут обанкротиться. Таких денег у них определенно нет. Но и не делать свою работу они не могут. Заразившихся людей надо разыскивать, приглашать в диспансер и лечить. Сифилис считается грозным заболеванием, которое опасно своими патологиями, люди могут терять зрение, слух. Болезнь необходимо лечить! И чем быстрее, тем лучше. Однако до тех пор, пока ситуация находится в стадии конфликта, ничего толком сделать невозможно. Мало того, что у диспансера нет денег на оплату услуг адресного бюро (и паспортного стола), так еще и люди умудряются игнорировать присланные им уведомления. Они просто не являются в диспансер. Туда никто не спешит. Врачи говорят, что сегодня нередки случаи, когда вполне образованные интеллигентные люди, узнав о результатах анализов, грозились подать на врачей в суд за клевету, то есть за то, что они у них нашли инфекцию. По их мнению, этого не могло быть, потому что не могло. "Приходиться выдерживать настоящие атаки, отклонять угрозы", - жалуются врачи. Однако после того, как взбешенные "отвратительной работой врачей" в диспансере, люди проходят повторные тесты в крутых клиниках и у них находят все тот же положительный результат, они вынуждены возвращаться в диспансер. За болезнь ответишь? Лечение нормальные люди получают без проблем. Но есть другой контингент заболевших, который представляет наибольшую угрозу в плане распространения инфекции. Например, сотрудницы коммерческого секса. Половых контактов много. С кем? Девушки не знают поименно тех, с кем пришлось "иметь дело". Получается под угрозу заражения попадают и вовсе неучтенные люди. Специально для женщин в кожвендиспансере созданы анонимные дружественные кабинеты. Они могут прийти туда самостоятельно, провериться, сдать кровь, не дожидаясь специальных рейдов, которые периодически устраиваются силами сотрудников диспансера. Но такая идиллия вовсе не значит, что таких женщин потом можно будет спокойно лечить. Теоретически так должно быть. Практически же это сделать крайне сложно. Практика показывает, что секс-дамы не настроены лечиться всерьез. Если их госпитализируют в стационар, они через день-два оттуда убегают. В поликлиники на процедуры не ходят. Врачи вынуждены специально для них осуществлять ускоренный метод экспресс-лечения, когда делается 2-3 укола и инфекция блокируется. Что делать, если человек так и не придет в диспансер, несмотря на то, что его закидают приглашениями и вызовами? Должен существовать какой-то механизм, гарантирующий безопасность тем, кто проживает с потенциально опасным нездоровым индивидом? В Казахстане такой механизм есть. Существует статья и мера наказания за намеренное причинение ущерба здоровью других людей. Просто до этого никогда не доходит дело. Между тем, врачи могут обратиться в полицию и та в свою очередь, призвать к ответственности несознательный элемент. Приблизительно по такому сценарию врачи и действуют, но отделываются насильным приводом в диспансер. За решетку никого не садят. Что касается вышеназванной проблемы, то по факту сотрудничества с адресным столом главврач Алматинского диспансера Шимбулат Назарович обращался в акимат, к начальнику паспортного стола, делал запрос к начальнику ГУВД. Везде и всюду просил оказать содействие. Безрезультатно. А это значит, что уже завтра (в конце каждого месяца) венерологи должны выложить очередные 600 тысяч тенге за услуги адресного бюро. И если они этого не сделают, больные сифилисом будут потеряны в море людей огромного мегаполиса.

[X]