Опубликовано: 1200

Пахарь в цилиндре

Пахарь в цилиндре

Последние кадровые изменения в правительстве Казахстана и планы его внушительной реорганизации стали закономерным итогом снижения деловой активности казахстанского предпринимательства в последнее время.

Президент на последнем заседании Совета безопасности высказал немало горьких слов в адрес различных министров и правительства в целом, акимов, указал им на ряд принципиальных ошибок в реализации государственной политики в экономике и социальной сфере. И если отставка В. Храпунова, судя по всему, результат его собственных неправильных управленческих решений в пору работы градоначальником Алматы, то уход Н. Коржовой нельзя оценивать иначе, как признание серьезных структурных перекосов в государственной финансовой политике. При беспрецедентных ценах на углеводороды на мировом рынке, огромных доходах, пополняющих бюджет, в министерстве так и не удосужились за много лет выстроить современную финансовую систему - с развитым фондовым рынком, способную оперативно реагировать на изменения экономической ситуации и предупреждать их негативные последствия. Неповоротливость, громоздкость и неэффективность многих звеньев государственного управления ярко проявились в последнее время, однако, например, наши соседи в России смогли без особых потерь справиться с негативным влиянием международного ипотечного кризиса и ростом цен, а в Казахстане непонятный застой в строительной отрасли, в сфере кредитования, ползучая инфляция - продолжаются… Другая важная проблема - развитие отечественного предпринимательства. Несмотря на общий экономический рост в Казахстане, развитие частного предпринимательства, особенно малого и среднего бизнеса, сталкивается с большими трудностями. Денег в стране становится все больше, а бизнес, исключая тот, что связан с сырьем и углеводородами, по-прежнему не может проявить весь свой потенциал. Казахстанцы ведь сегодня - нация мобильная, они ездят по миру, видят, что делается в других странах и, приезжая домой, делают выводы не в пользу родного отечества. Где бесконечные ряды производственных цехов новых, современных, высокотехнологичных промышленных заводов по производству электроники, автомобилей, стройматериалов, одежды, как в Китае, Малайзии, Индии? Где центры инноваций - настоящие "Наукограды", с мощной исследовательской и производственной базой, выдающие каждый месяц новые технологические и научные разработки? О них говорится уже несколько лет - результаты более чем скромные. Ведущим видом предпринимательства в стране по-прежнему остается торговля - и более тридцати процентов доходов бюджета приходится от различных таможенных платежей. Экспорт высококлассной продукции высоких переделов из страны составляет ничтожные доли процента. Это, как считают многие, ненормальное положение. Все вроде бы есть сегодня в стране - деньги, ресурсы, грамотное население, а бизнес опять угнетен и недоволен… Ежегодно в стране разоряются до 30 тысяч частных предприятий. Большие надежды и государство, и бизнес-сообщество возлагали на Закон "О частном предпринимательстве", разработка которого шла в недрах государственной власти более двух лет. Закон приняли в прошлом году, и сегодня казахстанский бизнес уже может оценить его доброкачественность. Новый Закон, безусловно, в какой-то степени ответил на многочисленные претензии предпринимателей к государству. Прежде всего он ставит достаточно жесткие рамки оголтелому бюрократизму, который процветает во взаимоотношениях бизнеса и чиновников. В Законе значительно облегчается процедура получения документов на хозяйственную деятельность, в том числе, и ее лицензирования. Введено даже положение, что если частное предприятие не получает в течение месяца от государственного органа уведомления об отказе, то оно считается действующим автоматически. Еще одно важное положение - норма Закона о том, что центральным государственным органам запрещается принимать нормативные акты, определяющие порядок проведения проверок предпринимательских структур их подчиненными органами. Вся процедура проверок теперь устанавливается только путем принятия специальных законов Парламентом. Конечно, Закон прямого действия гораздо предпочтительнее царящей сегодня ведомственной неразберихи, и в этом плане ему нельзя отказать в прогрессивности. Кроме того, новый Закон предусматривает четкие сроки и количество проведения проверок предприятия госорганами, определяет их права, обязанности и ответственность. По новому положению государственный контроль теперь возможен только с целью установления безопасности товаров и услуг для жизни и здоровья потребителей, а также в целях обеспечения государственной безопасности. Однако как -то еще данное положение будет применяться на деле - жизнь показывает, что наши чиновники успешно подводят под понятие "государственная безопасность" даже отсутствие в помещении печатных правил борьбы с крысами… Другое новшество Закона - положение об экспертных советах, без которых теперь все нормативно - правовые акты, касающиеся бизнеса, не могут быть приняты. Таким образом, предприниматели, по идее, должны сами формировать правовое "поле" своей деятельности, чтобы исключить волокиту и другие препятствия на пути развития бизнеса. Однако именно это положение сразу вызвало неоднозначную реакцию бизнесменов. Кто попадет в экспертные советы, на какой базе они будут формироваться, по каким критериям? Судя по разъяснениям представителей властных структур, это будут ассоциации и объединения предпринимателей, которые представляют наибольшее число бизнесменов. Но ведь таких объединений сегодня много, в том числе, как по региональному, так и по профессиональному принципу, и государство, конечно, не сможет работать с каждым из них. В этой сфере уже сейчас нет определенности, между предпринимателями возникла острая конкурентная борьба за "влиятельность", так что вопрос пробудил немало обид и недоумений. Общественный союз "Атамекен", который активно и напористо пытается стать выразителем интересов всего казахстанского бизнес-сообщества, прежде всего - во взаимоотношениях с властью, далеко не всеми воспринимается, как достаточно "легитимный". Многие предприниматели считают, что их мнение в таких экспертных советах учитываться не будет, что это только создаст еще одну бюрократическую структуру на пути бизнеса. Почему, к примеру, отодвигается в сторону Форум предпринимателей, который работает уже много лет? Профессиональный союз инженеров - энергетиков, к примеру, насчитывает всего с десяток предприятий, но там сосредоточены лучшие профессионалы своего дела, известные ученые, практики, люди с колоссальным опытом - их голос будет услышан при принятии решений? Судя по последней их пресс-конференции - нет… Эти вопросы сегодня будоражат предпринимателей, создают в их среде нервозную обстановку. Но дело даже не в этом. Многие бизнесмены считают, что новый Закон "О частном предпринимательстве" в какой-то мере решил только "внешние", организационные проблемы бизнеса. Глубинных, производственных сторон, какими являются налоги, тарифы, таможня, техническая модернизация - он не касался. - А ведь в них - главная суть проблемы - считает Алмас И., бизнесмен из Алматы, имеющий несколько небольших цехов по производству стройматериалов. - Государство опять, через этот Закон, "ускользнуло" от решения своей главной задачи - поддержки своего производителя. Сегодня ее нет никакой, в отличие, скажем, от того же Китая. Я проработал там полгода на одной из фабрик, так что знаю ситуацию не понаслышке. Возьмем для примера обычное китайское малое или среднее предприятие легкой промышленности - провинциальную швейную фабрику. Вот что оно получает от государства: прямая финансовая помощь, включая получение льготных кредитов, ссуд, целевых грантов; льготное налогообложение (первый год - никаких налогов, второй - третий - нет налогов на предпринимательскую деятельность, льгота может продлеваться до пяти лет); организация и государственное финансирование бесплатной переквалификации предпринимателей; создание и обеспечение специальных государственных консалтингово - технических центров, укомплектованных квалифицированными инженерами - для помощи производственникам; дополнительная отмена налогов при внедрении на предприятии новой техники и инноваций; добавочные налоговые льготы предприятию при углублении его специализации и кооперации, повышающих уровень конкурентоспособности продукции и многое другое. Предприятие освобождается от всех налогов при импорте сырья, например - пряжи или тканей, и всемерно поддерживается при экспорте за рубеж готовых товаров. Экспортеры также освобождаются от налогов. У наших же производителей нет ничего подобного, а есть лишь обязанности платить разорительные налоги - и все. Скажите, можно ли в таких условиях, не кривя душой, говорить, что наши производители поставлены в равные конкурентные условия с теми же китайскими предприятиями? Конечно, нет. За ними - вся мощь огромного государства, за нашими бизнесменами - никого, они могут надеяться только на себя… Как метко заметил один из бизнесменов, ситуация с Законом похожа на то, как если бы работяге, желающему купить в лавке кепку и рабочие рукавицы, вежливые продавцы предложили… цилиндр, уверяя его, что лучшего и красивейшего головного убора ему не найти. А рабочему пахать надо, ему не до красоты… Жизнь показывает, что с каждым годом все более значительной тенденцией государственной политики во многих развитых странах становится поддержка отечественных производителей. Протекционизм идет на смену либеральным рыночным подходам. И в условиях растущего спроса на углеводороды в мире и ужесточения конкуренции, данное направление промышленной политики государств будет только крепнуть. Поэтому и нашему государству нужно начинать поддерживать отечественный бизнес по-настоящему.

[X]