Опубликовано: 1449

Охранный ордер: бумажка или...?

Охранный ордер: бумажка или...?

Во время последнего обсуждения закона "О предупреждении и пресечении физического насилия" сторонники мирного семейного существования "продавили" статью об охранном ордере.

Как это чисто европейское явление сможет прижиться у нас? Говорят оно и в Америке, у себя на родине, не больно-то прижилось… Мужья, недовольные жестким ограничением своих прав, отстреливают законных жен, а то и полицейских. Что ожидает нас с введением охранного ордера: худой мир или хорошая война?! Для начала надо смириться с тем, что в нашем действующем законодательстве есть формулировки психологического и экономического насилия, но как с ними бороться никто не знает, по крайней мере, в законе об этом ничего не сказано. Итак, психологическое насилие - это умышленное воздействие, оскорбления, шантаж, принуждения, ведущие к нарушению психического здоровья. Экономическое насилие - это лишения имущества или средств к жизни. Все. Для правоохранительных органов является большой проблемой доказать наличие того и другого, даже если пострадавший человек заявляет об этом. Люди кричат друг на друга, (соседи свидетельствуют об этом), плачут, но очень трудно разобраться: кто кого унижал и кого в итоге надо наказывать? С физическим насилием все гораздо конкретнее и проще: вот синяки, вот сломанные ребра, вот сотрясение. Судмедэкспертиза подтверждает, что насилие было, следы на теле имеются, ущерб исчисляется. Вот и наказание… До сегодняшнего дня бытовых насильников у нас штрафовали или привлекали к ответственности в виде кратковременного лишения свободы. Первое делалось с большой натяжкой и неохотой, потому как штрафовать безработного и пьющего мужа, это все равно, что залезть в карман к той же пострадавшей женщине. К тому же, если дело доходит до суда, все знают, что судьи не любят такие разборки, поэтому все стараются замять семейные драмы и спустить их на тормозах или нервах пострадавших. Оттого-то ни те, ни другие меры наказания нельзя назвать эффективными. Инспектора по борьбе с бытовым насилием говорят, что каждый день бывает от двух до шести вызовов на дом, где муж грозится убить жену. Самое печальное, что некоторые действительно убивают! Но тогда уже слишком поздно говорить о защите. До того же полицейские, участковые практически ничего не могут сделать. В прошлом году было убито 507 женщин, в позапрошлом - 603. Остановит ли их охранный ордер? Вряд ли. А, собственно, почему он должен кого-то останавливать? Человек должен одуматься сам. Охранный ордер - не волшебная палочка, он всего лишь предполагает ограничение некоторых свобод насильника. Как на это отреагирует наказанный? Охранный ордер будет новой мерой наказания. Айгерим Жазайдиновна Абылкасымова, инспектор по организации работы ОВД по защите женщин от насилия управления общественной безопасности ГУВД города Алматы говорит, что согласно закону ордер предусматривает следующие меры наказания: "…совершивший насилие, должен покинуть место проживания, независимо от того, кто является владельцем помещения - раз. Ордер регулирует вопрос доступа насильников к несовершеннолетним детям: то есть он может запретить некоторое время видеться с детьми как дома, так и в других общественных местах - два. Агрессор должен оплатить расходы на лечение пострадавшей стороны или ее пребывание в другом месте - три. А самое полезное в ордере то, что при невыполнении этих пунктов, которые заметьте, выносятся решением суда, человек может быть привлечен к уголовной ответственности не за нарушение предписаний ордера, а за неповиновение суду. Когда мужей начнут сажать в тюрьмы, они почувствуют свою вину. Может быть, тогда изменят свое отношение к тем, кто находится к ним ближе всех: к своим родным и близким людям. "Конечно, пройдет немало времени, прежде чем мы сможем изменить менталитет людей, привыкших думать, что никакие законы не могут вмешиваться в их личную жизнь", - говорит Гульсара Тленчеева, президент Женской Информационной Службы, член рабочей группы по разработке проекта закона "О бытовом насилии", - "но именно это и должно произойти. Корни бытового насилия в нравственной распущенности и безнаказанности. Агрессорам кажется, что они сильнее своих жертв, но только потому, что жертвы остаются один на один с большей силой. Когда против насильников поднимется государство, когда пострадавшие будут защищены законом (и не фиктивно, а реально), только тогда они начнут задумываться над своими действиями, потому что за каждое слово, за каждый поступок придется нести ответственность не перед женой, малыми детьми или немощными стариками, а перед государством. Это только кажется, что бытовое насилие - дело сугубо личное, чисто семейное. На самом деле последние зарубежные исследования данной проблемы доказали, что в тех странах, где имеется рекордный уровень домашнего насилия, огромное количество людей живет за чертой бедности. Кроме того, уровень бытового насилия служит индикатором правого статуса государства. Как видите, постановка этого вопроса требует государственного уровня, а не семейного. Охранный ордер как раз позволит вытащить проблему на новый уровень". Если охранный ордер будет одобрен и узаконен в нашей стране, вы только представьте, как должны будут измениться наши полицейские? В Америке глупо спрашивать у полицейского, почему и на каком основании он взялся защищать жертву? Как говорят очевидцы, люди со звездой на груди считают, что у них достаточно знаний о бытовом насилии (они проходили специальные курсы), кроме того их учили оказывать помощь в таких случаях, и самое главное у них принято брать на себя ответственность за свое решение. Значит эффективность охранного ордера - как меры наказания, зависит в первую очередь от профессионализма полицейского. Он собирает первичную информацию по заявлению пострадавшего, он передает все необходимые бумаги в суд, и он же на месте приводит решение суда в действие. Наши полицейские должны будут действовать по той же схеме, но смогут ли? И еще, когда разработчики закона говорят об охранных ордерах, они "бьют" на то, что у этой меры профилактики насилия с точки зрения юридической оценки есть еще одна сильная сторона: это - публичность. Среди насильников достаточно влиятельных, денежных людей, которые, несмотря на свой агрессивный образ жизни, хотят остаться в тени. Теперь у них это не получится. Общество должно будет помочь вытащить таких замаскированных "любящих" мужей на свет. Сегодня же не исключение такие факты, когда мужчины на работе, в кругу коллег - сама любезность, а дома они смахивают на монстров, кровососов. Публичность наказания слегка остудит пыл таких насильников. С другой стороны охранный ордер доложен будет по-своему воздействовать и на жертву. Ведь женщину не случайно изолируют от мужчины на месяц, а то и на полгода (при этом заметьте, в никуда уходит именно агрессор. Как и где он будет жить становится головной болью насильника, а не жертвы). За это время она должна многое передумать и принять решение: как ей жить дальше, либо покорно подставлять ребра под кулаки мужа, либо брать себя в руки и начинать жить дальше самой, не рассчитывая на бывшего любимого. Надо настраиваться на большие перемены в жизни - учиться, искать работу, зарабатывать, растить детей, и все самой. Правда, кризисные центры берутся помогать таким женщинам, но стремление кардинально изменить жизнь ни один бесплатный адвокат не вложит. Женщины должны захотеть перестать быть жертвами: слабыми, немощными, зависимыми. В противном случае они должны осознавать, что уже завтра смогут пополнить ряды новых жертв, которые потенциально являются инвалидами. Каждый год бытовое насилие дает прирост первичной инвалидности: в год страдает до 900 человек. "И еще охранный ордер поможет нам изменить нашу судебную систему, ориентированную на помощь насильника, но никак не жертвы, - надеется Гульсара Тленчеева, - сегодня не редки случаи, когда судьи позволяют себе замолвить доброе слово за "доблестных мужей", поколачивающих своих жен. В таких случаях судья-женщина воспринимает обвиняемого прежде всего как мужчину, а с виду он может быть очень даже ничего. Начинается психологическое давление на пострадавшую. А та, и без того застрессованная, парализованная, затравленная, быстро ломается и либо поддается на уговоры судьи решить вопрос мирным путем, либо вообще начинает говорить в суде, что у нее нет никаких претензий к мужу. Такие суды провоцируют новую волну насилия, и новую волну суицида со стороны потерпевших. Как правило, после таких судебных разбирательств, женщины накладывают на себя руки или, защищаясь, убивают собственных мужей. Из трех тысяч заключенных - дам, отбывающих наказания, 30 процентов сидят за убийство своих мучителей. Хотя на их месте должны были находиться те, кто довел их до этого крайнего шага. Охранный ордер поможет все расставить на свои места. В целом же... непроработанных вопросов в таком юридическом институте, как охранный ордер, еще очень много. Но если ничего не делать, то вряд ли бытовое насилие исчезнет само по себе".
Загрузка...

[X]