Опубликовано: 914

О парадоксах круговорота воды

О парадоксах круговорота воды

Еще окончательно не минула угроза наводнений в Шардаринском районе, а на носу у местных крестьян новая напасть - в грядущий поливной сезон многие хозяйства рискуют оказаться без воды.

Долг шардаринцев за поливную воду превысил 22 миллиона тенге. Не малая часть в этом долге составляет так называемая "кыргызская доля". Напомним, что еще в 2001 году Кыргызстан потребовал от Казахстана, Узбекистана и Таджикистана оплачивать воду, поступающую по межрегиональной гидросистеме Нарын-Сырдарья. В Бишкеке посчитали, что коль скоро река Нарын берет свое начала в горах Кыргызстана, то, следовательно, и вода эта является достоянием его недр. А Республику Кыргызстан впору рассматривать как экспортера питьевой воды в Среднеазиатский регион. В международной практике это уникальный случай, когда одно государство практически пытается присвоить себе монополию на водные ресурсы крупной реки, протекающей по территориям различных государств. Может, аналогии тут не совсем уместны, но это примерно то же самое, как если считать знаменитый и тысячекилометровый африканский Нил исключительно собственностью такого малоизвестного экваториального государства как Руанда, на территории каковой Нил официально и берет свое начало. В довершении, в лучших традициях советской плановой экономики, когда к основному товару полагался еще и довесок, Кыргызстан обязал соседние государства закупать вместе с водой и свою электроэнергию, вырабатываемую на Нарынских ГЭС. Последняя, кстати, даже для южно-казахстанского потребителя выходила в 1,5 - 2 раза дороже чем электроэнергия из Тараза. Остается только догадываться чем руководствовалась казахстанская сторона, когда соглашалась на условия Бишкека. Скорее всего, здесь главную роль сыграли политические причины, потому как экономических мотивов быть просто не могло. Заметим, что в советские времена за полив сельскохозяйственных земель крестьянство также должно было платить. Но в те годы, когда тысяча кубов стоила считанные копейки, эту цену даже символической называть смешно. В 90-е годы, в период развала колхозно-совхозного строя и становления частнофермерского хозяйства, стоимость поливной воды резко возросла. Но для крестьян проблем с оплатой за воду опять же не было. Правда, в этом сыграли роль уже другие факторы, в частности, отсутствие механизма контроля по учету и оплате потребленной воды. Когда вместо одного хозяина, крупного колхоза, появилось с десяток частных хозяйств, каждое из которых к тому же имела по несколько арендаторов, субарендаторов и прочее, выяснить, кто и сколько воды употребил, и сколько должен платить, было действительно делом весьма проблематичным. У местных властей, озабоченных главным образом количеством поступлений земельных налогов да урожайностью посевов, просто руки до воды не доходили. Аналогично и у минсельхоза, и непосредственного хозяина водных ресурсов - регионального государственного предприятия "Южводхоз". Однако в 2001 году, когда Кыргызстан стал аккуратно считать, сколько должны ему за воду соседи по региону и выставлять соответствующие счета, перед земледельцами Южного Казахстана как никогда встал вопрос об оплате за полив. Вот тогда то РГП "Южводхоз" впервые попыталось наладить схему по учету и оплате за поливную воду. В Шардаринском районе, (основном потребители "кыргызской воды"), крестьянским хозяйствам было настоятельно предложено объединиться в СКВ - сельские кооперативы водопользователей. Таким образом предполагалось конкретизировать потребителя. Дескать, воду будем отпускать, как прежде, на весь колхоз. То бишь кооператив. А уже внутри кооператива сами его члены должны разобраться, кто сколько использует и сколько оплачивает. Благо, особых юридических и денежных затрат при создании новых кооперативов не требовалось. Фермеры, уяснившие, что дело почти формальное, почти поголовно объединились в кооперативы водопользователей. С этими кооперативами "Южводхоз" и заключил договор на оплату услуг по поливному водоснабжению. По сути, "Южводхоз" надеялся, что новоявленные СКВ выступят посредниками между крестьянами и госпредприятием, и гарантируют своевременные расчеты. К сожалению, надежды не оправдались. Практически с самого момента создания большинство СКВ стали систематическими неплательщиками. В конце концов в прошлом году, сельскохозяйственные водопользователи задолжали государству в лице "Южводхоза" 32 миллиона тенге. Представители "Южводхоза" подали иски в межрегиональный экономический суд на сельские кооперативы водопользователей и с блеском выиграли его, но… Но решения суда, обязующего кооперативы платить по счетам, оказалось просто некому выполнять. Как юридические лица, преобладающее количество СКВ оказались организациями более чем эфемерными. Как таковых, у кооперативов водопользователей нет ни имущества, ни средств, ни банковских счетов. Ничего, что могло бы реально отойти в счет погашения задолженностей. Правда, имеется список членов кооператива - тех самых непосредственных водопользователей. Но они никаких договоров, ни с собственным СКВ, ни тем более с "Южводхозом" не заключали. А потому, тем же судоисполнителям приходиться не требовать, но уговаривать крестьян расплатиться за поливную воду. С грехом пополам к началу 2004 года удалось вернуть порядка 11 миллионов тенге. Оставшиеся еще 20 миллионов уже вряд ли дойдут до госказны. "Южводхоз" сейчас обижается на нерадивых судоисполнителей, на безответственных крестьян и предупреждает последних, что этой весной и летом у должников могут начаться проблемы с поливный водой. Просто потому, что закупить воду у государства не будет средств. Сейчас, когда Шардаринское водохранилище чуть ли не трещит от переполнения, а Кызылорда едва просохла от сырьдаринских потопов, такие увещевания кажутся слишком преждевременными. Однако эти угрожающие предупреждения казахстанских чиновников вполне могут срезонировать с другим внешним фактором. Кыргызские парламентарии вновь предъявляют Казахстану претензии, теперь уже за то, что Казахстан настоял на ограничении пропусков воды по Нарын-Сырдарьинскому гидрокаскаду. Они считают, что понесли убытки из-за недополученной электроэнергии. И это при том, что только ЮКО поставило на Нарынские ГЭС тысячи тонн мазута, чтобы гидростанции перешли на выработку электроэнергии на твердом топливе. Увы, можно ожидать, что к началу поливного сезона свои растущие претензии кыргызская сторона будет будировать еще не однократно. Конечно, даже в худшем случае, решаться межгосударственные претензии будут в основном на правительственном уровне. По тем же долгам за воду расплатится Минсельхоз из республиканского бюджета. Но и подведомственным подразделениям, в том числе и "Южводхозу" достанется хороший нагоняй по этому поводу. Так что продемонстрировать бурную деятельность в решении вопросов неплатежей водопользователей станет для ведомства просто необходимо. В этом случае не исключено, что казахстанским чиновникам придет в голову практиковать показательные отключения от воды целых колхозов. И тогда первыми искусственная засуха может коснуться шардаринских земледельцев.
Загрузка...

[X]