Опубликовано: 1772

Новый завет для монополиста

Новый завет для монополиста

Караганда станет первым городом Казахстана, в котором монополист заключит с потребителями два разных типовых публичных договора: один по предоставлению тепла, другой - электрической энергии.

Желающие смогут заключить и индивидуальный договор. Этой победе предшествовало четыре года борьбы на всех фронтах. Между ТОО "Караганда-Пауэр" и потребителями его услуг был заключен публичный договор поставки энергии. Документ опубликовали в областной газете "Индустриальная Караганда" 14 декабря 1999 года, в соответствии с действующим (на тот момент) законодательством Республики Казахстан. Тогда публичный договор был согласован со всеми компетентными государственными органами, в том числе и антимонопольным департаментом. И вдруг, спустя три года, весной 2002 года ТОО "Карагада-Пауэр" нежданно-негаданно начало начислять потребителям пеню в размере 0, 3% за каждый день просрочки оплаты коммунальных платежей. Откликнувшись на шквал обращений особо деятельных потребителей и общественных организаций, представляющих их интересы, антимонопольный департамент начал разбираться, откуда появилась такая ставка, и почему собственно ее применяют. Было установлено, что "Караганда-Пауэр" начисляет пеню в соответствии с постановлением от 12 ноября 1996 года государственного комитета РК по ценовой и антимонопольной политике. Руководствуясь этим документом, компания и утвердила типовой договор на оказание жилищно-коммунальных услуг, а так же установила размер пени в 0,3% за каждый день просрочки оплаты. Выходило, что величину штрафа, по сути установленной нормативно-правовым актом, "прозевал" сам же антимонопольный департамент и иже с ним еще три года назад. Эту щекотливую ситуацию взяли под контроль буквально все общественные организации. Опростоволосившиеся три года назад акиматовские чиновники стали требовать от антимонопольщиков принять меры, ведь недовольство граждан росло прямо пропорционально суммам начисленной пени в их квитанциях. Нужно было как-то исправлять ситуацию. На себя взяли удар молодые специалисты антимонопольного департамента, хотя и не имели веских оснований запретить компании заниматься сбором пени. И в этом им помогло законодательство. За годы своего действия публичный договор не претерпел никаких изменений. А между тем в гражданском законодательстве произошел ряд изменений по поставке тепло- и электроэнергии. 7 декабря 2000 года постановлением правительства были утверждены "Правила предоставления коммунальных услуг", "Правила пользования электрической и тепловой энергии", регулируемые гражданским законодательством. И именно тогда агентство по регулированию естественных монополий отозвало публичный договор у карагандинских услугодателей, как противоречащий действующему законодательству. Только монополист чихать хотел на республиканское ведомство, продолжая всякий раз, когда вопрос вставал о правомерности действий монополиста, прикрываться типовым договором. А на заявления об изменении условий публичного договора, которые должны были автоматически приостановить действие договора, для того, чтобы он был пересмотрен, монополист, вырывая отдельные места из законов, выгодно трактовал их по-своему, в расчете на то, что простой человек не разберется, но поймет, что обращаться бесполезно, и умолкнет. Карагандинский департамент изучил так же статистику судебных разбирательств услугодателя и потребителей. Выяснилось, что в производстве находится очень много гражданских исков потребителей к монополисту. А это говорило о том, что в договоре много спорных моментов. Так монополист опубликовал в договоре три рабочих таблицы теплотехнических параметров с разным уровнем температур по районам города. Но почему-то с одинаковой везде оплатой за квадратные метры. Тогда как на подающем трубопроводе решено максимально давать температуру: для центра города до 84 градусов по Цельсию, для районов - Юго-Восток - до 80 градусов, Майкудук - через узлы смешивания - 61. Температуру обрата вообще почему-то решили не отражать. А температуру горячего водоснабжения + 36 градусов установили совершенно везде. Хотя проектные данные, по которым были смонтированы системы отопления жилых домов еще при СССР, соответствуют следующим расчетным температурам: для 9-этажных домов на подающем трубопроводе - 105 градусов, на обратном трубопроводе - 70 градусов. Для 5-этажных домов в подающем трубопроводе 95 градусов, в обратном трубопроводе - 70 градусов. Чтобы достичь самой низкой допустимой температуры воздуха в помещениях + 18 градусов по Цельсию, необходимо на подаче иметь + 95 градусов при температуре воздуха - 35 градусов. Но в публичном договоре эта цифра почему-то составляла всего +55 градусов. Обрат должен иметь +70 градусов, но в договоре это нисколько не было отражено, однако имелось интересное тому обоснование: домовая система отопления принадлежит потребителю и может оказаться ненадлежащего качества. Возникал резонный вопрос - причем тут качество домовой системы, доставшееся в наследство без капитального ремонта, если до нее температура теплоносителя не имеет надлежащей величины, которой даже при отличном качестве системы никогда не обеспечить + 18 градусов в помещениях? Ведь тем самым качество услуги равно нулю. У многих карагандинцев, пытающихся судиться с монополистом, имелись на руках заполненные журналы параметров за несколько лет. Они четко отражали несоответствие - занижение до 30% подачи тепла относительно норм! Таким количеством тепла невозможно достичь в помещениях +18 градусов. А это означает, что согласно правилам предоставления коммунальных услуг - пункт 5.10 потребитель освобождается от уплаты услуги полностью, без права услугодателя на какое-либо требование по снижению оплаты! Казалось бы, цифры говорят сами за себя, но не тут то было, ни один суд не освободил потребителей от несправедливой оплаты. Козырем монополиста выступали пресловутые статьи типового договора. Руководствуясь этими данными, в июле 2002 года департамент внес предписание №19 об устранении нарушений антимонопольного законодательства. Компании было предписано изменить договор, чтобы он отвечал требованиям уже действующего нормативно-правового акта. Как нельзя кстати, 31 июля 2002 года агентство по регулированию естественных монополий отменило типовой договор на оказание жилищно-коммунальных услуг 1996 года, который устанавливал предельный размер пени. Начислять пеню монополист перестал, да еще и за разработку нового публичного договора взялся. Проект обещали предоставить в департамент в сентябре 2002 года. Но в сентябре иностранный инвестор продает ТОО и в Караганду приходит новый собственник. Острый вопрос с публичным договором затягивается на неопределенное время. Правда у антимонопольного департамента была надежда, что новый собственник - компания "Караганды Жылу" будет работать с потребителями мягче, и сама устранит все недостатки в своей работе. Ожидания себя не оправдали. Более того, к новому году "Караганды Жылу" внедрило практику ограничения электрической энергии, за долги по тепловой энергии: то есть, если у потребителей была задолженность за тепло или горячую воду - его попросту отключали от электричества, по которому тот задолженности не имел. Дальше - больше. Всплыли некоторые скандальные факты. Например, по расчетам городского совета ветеранов, за последние два года горожане переплатили "Караганды Жылу" почти полмиллиарда тенге. Потребители платят деньги и не знают, в полном ли объеме услугодатель поставляет им тепло. Хотя публичный договор предусматривает обеспечение населения качественным, бесперебойным теплоснабжением. Качество теплоснабжения определяется специальным графиком отпуска тепла. Судя по расчетам совета ветеранов, его карагандинцам дают меньше, чем необходимо. А платят люди как за качественное теплоснабжение. По мнению члена ветеранской организации специалиста-энергетика Евгения Дю, проблема в утвержденных на проходящий отопительный сезон температурных графиках, которые ТОО "Караганды Жылу" утверждает городской акимат. Обратившихся же на монополиста в суд отправляют прямиком в акимат, мол, он дал добро на взимание платы за не полностью оказанные услуги, вот пусть и возвращает денежки. Но на этом судебная эпопея с расхождением в цифрах по теплу не заканчивается. По словам Евгения Дю, еще в 2001 году Пришахтинск - один из районов города, не готовый к отопительному сезону, монополист согласился подключить к теплу при условии, что жители всей Караганды будут платить по завышенной норме. Как ни странно, акимат с абсурдным условием согласился. Когда же к началу 2003 года норма, навязанная услугодателем (0, 0302 Гкал) утратила свою силу, акимат пересмотрел решение и принял норму 0, 0273 Гкал на квадратный метр жилой площади. Монополиста такое решение не устроило, и, пытаясь добиться своего, "Караганды Жылу" подало в суд с требованием вернуть "свою" норму. Тяжба длилась с сентября 2002 года по 17 февраля этого года. Итог - норма, предложенная монополистом, осталась без рассмотрения. И все это время плата взималась, исходя их завышенной нормы 0, 0302 Гкал. Таким образом, с каждого квадратного метра жилой площади карагандинцев было уплачено на 5 тенге больше, чем положено. Учитывая, что в Караганде 7 миллионов квадратных метров жилой площади, члены городского совета ветеранов путем расчетов выяснили, что за один отопительный сезон с населения было собрано 250 миллионов тенге за неоказанные услуги. Если же вспомнить о том, что нормы потребления не пересматривались в течение двух лет, то цифра 250 автоматически удваивается. В результате получаем кругленькую сумму, на которую и был "надут" карагандинский народ - 500 миллионов тенге. 5 марта 2003 года в адрес "Караганды Жылу" было внесено предписание №12, в котором департамент потребовал, чтобы ТОО заключило с потребителями два разных договора. Такое требование появилось в соответствии с подпунктом 8 статьи 7 закона РК "О естественных монополиях", в котором указывается, что договоров заключаются с потребителями на каждый вид предоставляемых услуг, товаров и работ, относящихся к сфере естественных монополий. То есть если "Караганды Жылу" оказывает услуги по передаче тепловой энергии, то это должен быть договор по поставке тепловой энергии. На услуги же по продаже электрической энергии должен быть отдельный договор. Подчиняясь предписанию, специалисты "Караганды Жылу" договора разработали. Департамент отправил проекты со всеми своими замечаниями в агентство РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции, чтобы те дали свою правовую оценку. На сегодняшний день департамент получил все замечания по публичным договорам "Караганды Жылу", и доработал их окончательном варианте. Буквально на днях документы будут приняты. Договор так же рассчитан на индивидуальное по желанию потребителя заключение. И желающих в Караганде находится довольно много, об этом можно судить по мешку писем в антимонопольный департамент. Правда, по мнению начальника отдела по связям с общественностью ТОО "Караганды Жылу" Елены Лосевой, индивидуальный договор куда хуже публичного, хоть по форме они оба примерно одинаковы. Во-первых, договор не станет подстраиваться под отдельно взятого человека. А во-вторых, индивидуальная форма содержит в себе невыгодные для потребителя положения о пене в 0, 3 % и неминуемом "отрезании" света в случае неуплаты. Позиция монополиста понятна, индивидуальные договоры с каждым потребителем вместо единого для всех - дело невыгодное. Поди-ка набери целый штат юристов, что будут корпеть над документами. А, следовательно, расходы на их содержание придется закладывать в новый тариф, который могут потом и не утвердить. И опять же неизвестно еще, насколько затянется заключение индивидуальных договоров. Ведь потребитель вправе отстаивать выгодные ему условия. А это может растянуться до бесконечности. В общем, одна морока. К тому же неизвестно, чем закончатся многочисленные судебные процессы с потребителями. Как, например, разбирательство с профсоюзным лидером, в прошлом шахтером и активистом забастовочного движения Павлом Шумкиным. Грозный монополист наложил арест на его квартиру с требованием погашения семилетней задолженности за теплоэнергию. Ответчик сознается в преднамеренности и злостном уклонении от своих обязательств перед частной компанией. И вместе с тем всерьез рассчитывает выиграть процесс. Павел Шумкин считает, что имеет на это моральное и конституционное право. По его мнению, он, как законопослушный гражданин снял с себя обязанности материально обеспечивать продавца горячей воды до тех пор, пока "Караганды Жылу" не начнет выполнять закон и не заключит с ним индивидуальный договор. Нет договора - нет разговора. А поставка тепла и электроэнергии является ни чем иным, как насильственной услугой. Однако по словам начальника юридического отдела департамента агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции Мадениета Божбанова договора будут отвечать всем требованиям, в них будут учтены все интересы потребителей, и возможность услугодателя воздействовать на потребителей, не оплачивающих услуги. Опыт карагандинского департамента намерены взять на вооружение коллеги из других областей. Даже поддержавшие практику монополиста "голосовать рубильником" департаменты по городам Астана и Алматы.
Загрузка...

[X]