Опубликовано: 1300

Несколько дней, которые потрясли Узбекистан

Несколько дней, которые потрясли Узбекистан

(ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

14, 15 и 20 июня приняты три указа и одно постановление Президента Республики Узбекистан, которые должны хоть в какой-то степени либерализовать внутренний рынок, создав приемлемые для малого и частного предпринимательства условия существования. Жесткая критика со стороны официальных лиц американской администрации после всем известных андижанских событий и позиция Европейского Союза все же оказали воздействие на официальный Ташкент. Несмотря на конфронтацию с Западом, лидер Узбекистана внял советам весьма влиятельных лиц из Белого дома. В первую очередь, по вопросу либерализации внутренней жизни в Узбекистане, уменьшению давления на предпринимательство и улучшению инвестиционного климата. Еще до принятия этого блока кардинальных, на первый взгляд, решений были введены в действие два документа, касающиеся либерализации банковской деятельности и прямых иностранных частных инвестиций. Складывается впечатление, что наряду с пересмотром Налогового кодекса все вышеуказанные ключевые для экономики Узбекистана документы должны сложиться в одну целостную картину. Вопрос в другом: сможет ли госаппарат, привыкший действовать только во имя собственного блага, подстроиться под новые задачи? И, главное, способен ли госчиновник, образно говоря, Абдуллаев перестроиться и на некоторое время забыть о своих личных нуждах, вспомнить, на кого он на самом деле работает. Это, кстати, самый важный вопрос, без решения которого любые попытки реформирования "сверху" обречены на фиаско. Большие ожидания связывают узбекские предприниматели в связи с принятием 14 июня текущего года президентского указа "О мерах по дальнейшему совершенствованию системы правовой защиты субъектов предпринимательства". Невооруженным глазом видна попытка узбекских властей хоть каким-то образом упорядочить осуществляемые в Узбекистане проверки. Проблем в сфере предпринимательства достаточно. Возьмем, к примеру, количество органов, наделенных правом осуществлять проверки. В интервью корреспонденту УзА первый заместитель председателя Верховного суда Республики Узбекистан Нуритдин Ташматов заявил, что "на сегодняшний день широким кругом полномочий по применению к субъектам предпринимательства различных мер правового воздействия наделены более 15 государственных контролирующих органов. К числу таких мер относятся, в частности, наложение крупных финансовых санкций (штрафов), приостановление и прекращение деятельности субъектов предпринимательства, приостановление операций по счетам в банках, обращение в доход государства предметов правонарушения, приостановление, прекращение деятельности и аннулирование лицензий (разрешений) на занятие отдельными видами деятельности". Несомненно, первый зампред во многом прав. Хозяйствующие субъекты, не имеющие мощной "крыши" в лице госчиновников высокого ранга, фактически бесправны перед любыми контролирующими органами. Так, к примеру, налоговый инспектор самого низкого пошиба может сделать все, что душе угодно с любым бизнесменом, если захочет. Здесь не имеет значения, платит или не платит налоги хозяйствующий субъект, своевременно ли выдает заработную плату работникам, всегда найдется закорючка в документах, которая позволит налоговому инспектору наложить штраф в размере 10 минимальных заработных плат. Это право прописано в Налоговом кодексе, вышедшем из печати в 2003 году. Кроме того, в главе "Штрафные санкции" прописаны более 10 случаев, когда инспектор может выписать штраф. А еще любой налоговый инспектор может найти порядка 50 мелких ошибок в финансовых документах и наложить штраф в размере около 4 миллионов сумов (около 4 тыс. долларов - прим. А.А.). А так как законодательство Узбекистана по сути своей не содействует нормальному функционированию предпринимательства, получается, что повод всегда найдется. Так что в любом случае увернуться не удастся. 1 июля 2005 года, быть может, станет очередной точкой отсчета так называемой "революции сверху", предпринятой политическим лидером Узбекистана. Именно с этого дня меры правового воздействия к субъектам предпринимательства, которые согласно указу сокращены до шести, могут применяться только в судебном порядке. "Проверки финансово-хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства (ревизии) осуществляются в установленном порядке только органами государственной налоговой службы…", - говорится в указе. А привлекать Департамент по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями при генпрокуратуре можно будет только в случае выявления признаков вышеуказанных преступлений. Нуритдин Ташматов в своем интервью УзА дает конкретную оценку деятельности контролирующих органов, как "ограничивающих свободу предпринимательской деятельности, наносящих существенный вред нормальному функционированию хозяйствующих субъектов". Для узбекских предпринимателей наиболее важными являются такие меры правового воздействия, как прекращение и приостановление деятельности. Согласно указу Президента Узбекистана, органы государственного управления теперь могут самостоятельно приостанавливать деятельность предпринимателей на срок не более чем 10 рабочих дней и лишь в связи с предотвращением возникновения чрезвычайных ситуаций, эпидемий и иных угроз жизни и здоровью населения. Налоговые службы Узбекистана с некоторой настороженностью ждут 1 июля 2005 года. Неужели им придется смириться с тем, что они будут лишены прав применять финансовые санкции? По словам Н.Ташматова, "впредь лишь на основании решения суда могут быть приостановлены любые операции по счетам предпринимателей в банках, за исключением выявленных случаев легализации доходов, полученных от преступной деятельности и финансирования терроризма". Судя по всему, с лишением прав налагать штрафы на предпринимателей налоговым инспекторам все же придется смириться. Конечно, прокомментированный указ все же оставляет некоторые лазейки для того, чтобы обходить даже самые крепкие заслоны. Во-первых, налоговики могут пойти вполне легальным путем и попытаться засыпать хозяйственные суды большим количеством дел по результатам своих проверок. В определенный момент в судах может образоваться очередь, существование которой можно использовать в корыстных целях. Предпринимателю будет легче дать взятку налоговому инспектору, чем стоять в очереди в хозяйственный суд. Во-вторых, нельзя исключать возможные случаи сговора между налоговыми службами и судьями. Если такой союз станет реальностью, то все попытки упорядочить проверки окажутся тщетными.

[X]