Опубликовано: 930

Нефтяная пена

Нефтяная пена

К чему в итоге могут привести изменения в налогообложения недропользователей.

В середине прошлого месяца казахстанское информационное поле всколыхнула небывалая прежде дискуссия - представители правительства и иностранных компаний-инвесторов, работающих в сфере недропользования, начали жесткую дискуссию по поводу изменений в налоговом законодательстве. Предыстория известна: с первого января этого года в стране были приняты поправки к налоговому кодексу, внесшие новые модели налогообложения. Не станем вдаваться в суть их, так как не это, в принципе важно. Важна реакция инвесторов. А она оказалась беспримерной в казахстанской истории. Сначала представители компаний-инвесторов пытались противостоять правительственной точке зрения на круглом столе в Астане, где презентацию новой модели налогообложения устроили сразу три члена правительства (видимо, чтобы сразу погасить любые иллюзии у инвесторов на счет готовности властей соблюдать свои же законодательные нормы). Результат был практически нулевой. Главное, что услышали в ответ иностранные компании, это мнение правительства, что не желающие работать по новым налоговым моделям могут вообще здесь не работать. Подразумевалось, что желающие найдутся и при новых условиях. Своеобразным ответом инвесторов стало проведение уже в Алматы, финансово-информационном центре страны, своей конференции - "Новая модель налогообложения недропользователей и ее влияние на привлечение инвестиций в нефтегазовую отрасль Казахстана". На ней рефреном звучали слова одного из экспертов-юристов: "Мы чувствуем опасения инвесторов". Многочисленные замечания и претензии к нововведениям в сжатой форме отразились в выступлении одного из участников дискуссии: изменения могут оказать негативное, серьезное влияние на экономику будущих проектов, так как геологические и иные риски при работе на Каспийском шельфе велики. Это затормозит приток инвестиций и, в итоге, отодвинет сроки реализации Государственной программы по освоению шельфа. В качестве подтверждения того, что ситуация серьезна, приводился такой факт: отсутствие новых, подписанных при данном налоговом режиме контрактов. Хотя на момент проведения этой дискуссии, 19 марта, этот аргумент еще "не работал" в полной мере, так как слишком мало времени прошло с 1 января этого года, когда поправки официально вступили в силу. Говорить что именно они причина паузы в приходе в казахстанский нефтегазовый сектор новых инвесторов - еще рано. Зато некоторые эксперты предсказывали, что компании, ведущие переговоры по проектам на шельфе и еще не подписавшие контрактов, могут отозвать свои заявки. На том споры закончились. Временно. Казалось, что есть возможность спокойно проанализировать аргументы сторон, их позиции с политической и даже, может быть, моральной точки зрения. Казахстанская позиция основана на том, что иностранные инвесторы извлекают очень большие, беспримерные, прибыли. И логично и справедливо было бы ими поделиться. При этом, как известно, стабильность контрактов, заключенных до 1 января 2004 года, нерушима, они платят налоги по-старому. А практически вся нефть в Казахстане сегодня добывается именно по таким контрактам. То есть, быстрого, а тем более, немедленного эффекта для пополнения бюджета новое законодательство не даст. И если моральная позиция - на счет того, что сверхприбылью надо делиться, небесспорна, но имеет под собой основания, то практический эффект от новых правил сомнителен. Представляется, что идея ввести новые правила налогообложения возникла примерно так. В последние годы, с тех пор как начался в 1999 году длительный этап роста цен на нефть, казахстанские власти постоянно хотели увеличить отдачу для страны от прибыли за выкачанную инвесторами нефть. Но как подступиться к ним, если стабильность контрактов гарантирована? Хорошо соседям в России - там в 1990-х нефтяные ресурсы не распродавали иностранцам, а отдали во владения своим олигархам. Когда решили, что пора, решили вопрос с пополнением бюджета от нефтедолларов с помощью Генеральной прокуратуры. В Казахстане же нефть качают в основном крупнейшие западные компании - здесь так не получится. В итоге было решено создать прецедент изменения законодательства. Может быть, идеологи этого шага хотели проверить реакцию инвесторского сообщества на этот "пробный шар"? Пока он ведь не затрагивает прямых интересов нефтяных грандов. Может быть, смелости идеологам казахстанской экономической политики придало мнение, что при таких высоких ценах на нефть, что держатся уже четыре года и растут дальше, да при раскрученном на весь мир имидже Каспийского моря как нефтяной кладовой всемирно-исторического масштаба никакие законодательные изменения не отвратят от него новых инвесторов. А в итоге заставят быть посговорчивее и старых? Если этими соображениями руководствовались в Астане, то они не лишены логики, но достаточно смелы. Даже, пожалуй, слишком. Вплоть до прошлой недели по последнему вопросу можно было дискутировать, но вот и первый звонок, притом громкий: российская компания "Роснефть" заявила, что не будет участвовать в разработке шельфовой структуры "Курмангазы" на новых налоговых условиях. Этот проект подавался как один из наиболее продвинутых и важных в программе освоения каспийского шельфа, его судьба решалась на межгосударственном уровне. В политико-информационном плане он, пожалуй, после разработки Кашагана, был главным "локомотивом" отечественных нефтяных амбиций. И вот результат. Вспомним мнения экспертов, высказанные на конференции в середине марта, что поданные компаниями заявки могут быть отозваны. Создан важный и неприятный для Казахстана прецедент. Если теперь и другие компании по крайней мере затормозят скорость своего движения к шельфовым проектам, это поставит под очень большой вопрос сроки реализации госпрограммы по освоению шельфа Каспия. А ведь именно с ним (а можно сказать, что только с ним), связаны планы резкого увеличения объемов нефтедобычи, ведь месторождения на суше уже не могут дать большого прироста. Что дальше? Сейчас, наверное, никто не знает ответа на этот вопрос. На наш взгляд, достаточно велик шанс, что правительство начнет искать какой-то компромисс с инвесторами, то есть, начнет отступать от той жесткой позиции, что была озвучена в марте. Другой вариант - сохранение нынешней позиции властей. Здесь можно выиграть, и крупно, а можно и проиграть. Если цены на нефть в мире будут и дальше расти, то не исключено, что в итоге все же найдутся инвесторы, согласные прийти на Каспий на новых условиях. Это было бы политическим триумфом Казахстана. Но минус этого варианта в том, что собственно от Казахстана здесь ничего не зависит.

[X]