Опубликовано: 1457

Не все то зелень, что шуршит

Не все то зелень, что шуршит

"Зеленый базар", известен в народе, как рынок всех народов и наций. Он активно продает, покупает, собирает налоги и кормит больше 30000 продавцов и частных предпринимателей.

За годы существования бывшего Центрального колхозного рынка именно на нем начинали свой бизнес 80 % первооткрывателей частной торговли. Сегодня мы хотим дать ему характеристику, взвесить все плюсы и минусы центрального рынка южной столицы. На территории базара имеются: контейнеры, киоски, открытые ларьки, столы с товарами и элитные бутики. Отличает Центральный колхозный от других городских рынков прежде всего устоявшееся в сознании многих поколений горожан удобное месторасположение, парковка, широкий ассортимент товаров, доступные цены. Немаловажно отметить, что с ростом доллара и цен на товары резко возросли и налоги за аренду торговой площади. Сейчас купить один бутик среднего размера стоит около восьми тысяч долларов США! Плюс ежемесячная плата за аренду, ежедневные пятьсот пятьдесят тенге, налоги за мусор, электричество и т.д. Уже привыкшие к своей деятельности постоянные работники активно расширяются. Закупают новые торговые места, привозят больше товаров, создают здоровую конкуренцию на рынке. Жизнь начинается с пяти утра. Возле рынка работает оптовый базар, где торгующие закупают большими партиями по низкой цене овощи, фрукты, орехи, бобовые и к восьми утра уже активно перепродают. Для бытовой химии, моющих средств и продуктов питания существуют поставщики с крупных складов и фирм Алматы. На зеленом базаре таких складов несколько и открыты они исключительно для "своих людей". - Два года назад, - рассказывает продавец одного из рынков города Алена Огай, - мою маму и меня выкинули на улицу, оставили без ежедневного дохода. Достаточно "отстегнуть" вышестоящим несколько тысяч "зелененьких" и твое место, за которое ты платишь ежемесячную аренду наравне со всеми, может достаться недоброжелательным соседям по столику. И что? Мы же не будем, как на аукционе возвращать свой ларек, тем самым, переплачивая сверх той суммы, за которую мы потеряли свой "бутик". И гарантии того, что это место потом не отберет другой человек - нет никакой. Тем более на тот момент, у нас с мамой не оказалось нужной суммы. Как говорится, побеждает сильнейший, а это, как правило, тот, у кого есть деньги в кармане. Конкурентов и завидующих на рынке полно. Этот фактор вызван разными перепадами цен, большим количеством аналогичных товаров и резким снижением числа покупателей. Сейчас открываются новые разные супермаркеты, особо не отличающиеся своими ценами от базарных, потому что точка закупа товара у них одна. На сегодняшний день нелегко продать даже элементарную упаковку мыла: через столик вам предложат купить такую же, но на пять тенге дешевле. Хотя существуют постоянные покупатели, это в основном бизнесмены, ресторанщики, известные певцы, футболисты. Для них цены не играют большой роли. Берут за сколько просят. Получают продавцы немного: у торгующих продуктами питания, моющими средствами в день получается 400 - 800 тенге. Это пять процентов от выручки. Торгующие верхней одеждой, постельным бельем, золотыми украшениями получают чуть больше. Как правило, почти все люди, работающие на своих хозяев, скитаются по квартирам, живут в общежитиях, покупают одежду и обувь не чаще одного раза в полгода. Нажить состояние оказывается нелегко. А нынешние работодатели тоже начинали с "азов". Сами стояли и продавали женские и детские колготки, ходили с горячими и холодными напитками. И получалось у многих неплохо. По крайней мере, я знаю одну женщину, бесподобно заваривающую горячий чай и кофе, лучше всех бабушек на свете. Работает она на базаре, обслуживая всех торгующих и желающих больше шести лет. - Я работала буфетчицей в роддоме, - рассказывает Гуля. Зарабатывала в месяц не больше пяти тысяч тенге. Это меньше, чем у технички. Когда начались сокращения сотрудников, я подала на увольнение. У меня двое детей, оба маленькие, муж пенсионер. Нужно было хоть как-то кормить семью, и я вышла торговать. А куда деваться? - с упреком в глазах спрашивает Гуля. Вот продаю чай. Сама завариваю дома, привожу сюда. У меня есть постоянные клиенты, которые ждут меня. Плачу налоги, как и все. Торговля вещь устоявшаяся, но субъективно непостоянная. Если сегодня нас порадует хорошая торговля, то завтра ее и вовсе не будет. На удачную продажу влияет и погода. Раньше, когда на втором этаже крыши не было, каждый приносил с собой тенты, спасающие от солнца или дождя. В дождь и град, естественно торгующим было очень трудно. И отправлялись домой раньше времени. Сейчас хорошо, что есть крыша над головой, и от солнца спасает и от ливней, которые за считанные секунды могли бы испортить товарный вид любой продукции. - Недавно администрация сказала, чтобы мы за два дня с каждого бутика собрали по три тысячи тенге на покраску задней стенки киоска, - с обидой в голосе говорит продавец Галина Чернова. Якобы для придания общеэстетического вида. Эти четыре бутика, расположенные рядом занимают примерно метров 7- 9. Не больше. Неужели на это должно уйти краски на 12 000 тенге?! Тем более только задней стенки. Мы согласовались с продавцами с этих бутиков, - продолжает Галина. Собрали по тысяче тенге, пришлось самим нанимать мальчишку, который выполнил эту работу. Неделю назад в электричестве что-то замкнулось, и мы остались без света. А в темноте торговать невозможно, клиенты не могут примерить вещь, посмотреться в зеркало и высока вероятность того, что неправильно рассчитаешься или дашь сдачу. - Нас кормит торговля на рынке, - утверждает Валентина. Своевременно оплачиваем аренду. Ходят слухи, что скоро везде будут стоять элитные бутики, а столики и вовсе уберут. Я молю Бога, чтобы он этого не допустил, потому что мою семью кормить некому. Мне 55 лет, да и на работу меня уже никто не возьмет. Я довольна сегодняшним своим заработком, хоть и мало, но на хлеб с маслом я тяну. Работать на рынок рвутся со всех регионов Казахстана, областей и сел. Приехав в Алматы, непосвященные эмигранты не знают с чего начать. Но, многие прибывают по рекомендации своих родственников и знакомых, которые хоть как-то могут подсказать, что почем. Бывают, пересекают границу без документов и попадают на "горячий" рынок. Молодые парни и мужчины устраиваются дворниками, грузчиками, носильщиками или открывают свой бизнес. Торгуя обыкновенной рыбой, мои знакомые товарищи купили квартиру, одевают и обучают двоих детей. У многих частных предпринимателей базара, если не белый Мерседес, то, уж бежевый точно есть. Раньше, когда места стояли дешевле, и супермаркетов было мало, торговля на базарах была очень перспективной, - говорит Олеся. Мы с мужем купили квартиру, дали детям высшее образование. Сами ездим в Турцию, Китай, Израиль, Германию и привозим вещи для продажи. Но сейчас, рейтинг продаж на рынках резко упал. И мнение, что на базаре стоят одни мымры и отброски общества весьма ошибочное. Территория городских рынков делится на две категории: Категория № 1 - это маленькие столики, где все гораздо дешевле. И овощи, фрукты, мешками рис, мука и макароны. Соответственно и налоги у них ниже. На каждом базаре действуют больше десяти столовых, кафе и летних площадок. Большинство из них не отвечает гигиеническим и санитарным требованиям. В официанты и повара берут людей с улицы, не имеющих городской прописки, санитарной книжки и опыта. И я вкусила этих "прелестей базарной кухни". На днях, после покупок, проголодавшись, мы с друзьями решили перекусить в ближайшей столовой, на одном из рынков Алматы. Обед был скромным: яичница, жаркое с телятиной, два салата, пиво, две чашки кофе. Я взяла сельдь под шубой. Приступаю к трапезе: сначала я увидела майонез, потом тертую свеклу, морковь.… А где же сельдь? Оказывается, она была нарезана мелкими кусочками, и таких кусочков я обнаружила в своей тарелке штуки две, не больше. Яичница, которую, заказал мой друг, оказалась недожаренной, а жаркое пахло вообще чем-то непонятным. Но меня порадовали ароматное пиво, и горячий кофе. Посидели немного, поболтали, сказав "спасибо" официантке, вышли на улицу. Рядом с одним из магазинов, был комочек, торгующий горячей самсой. Запах исходящий из ларьков просто вызвал у меня жуткий аппетит. Но, заглянув в эту самсахану, я заметила, что не все так прекрасно, как казалось… Продавец сморкался и плевал в мусорное ведро, прямо в ларьке. Обычно в таких мелких заведениях нет условий для удобства торговли и употребления здоровой пищи. Нет воды, холодильников. Один стол да духовка. Могут разочаровать прелестные, радующие глаза корейские салаты. Хранятся они далеко не в холодильниках. Кореянки привозят приготовленные салаты и продают их неделями. А в конце рабочего дня, на глазах у всех собирают с тарелок руками, выжимая сок, кладут в большое металлическое или пластмассовое ведро и закрывают в столе своих ларьков. На втором этаже базара немного иначе. В подвале имеются камеры хранения с холодильниками. Корейские хозяйки отвозят свои салаты туда. Но, став свидетельницей опрокинутого ведра с морковным салатом на пол и обратно попавшего на продажу, я перестала им себя баловать... Категория № 2: Элитная. Имеется в виду дороже и чище. Увы, таких кормящих народ столовых на базарах очень мало. В меню имеются разные блюда и напитки. Здесь официанты строго соблюдают все правила: носят чистые формы, колпаки, своевременно доставят заказанный обед. Но цены не такие уж низкие. Если на летних площадках рынка порцию плова можно купить за 80 тенге, здесь она будет стоить 150. На барахолке достаточно продавцов пирожков, беляшей домашнего приготовления. Но за их гигиену и качество никто не отвечает. Привозят, заплатят налоги и продают. Из чьего мяса вы едите аппетитный пирожок не узнать вам никогда! Базар - это, прежде всего большая единая семья. Здесь не знать друг друга просто невозможно. Потому как торговля у всех имеет взаимосвязь. Берут у одного, продают другому. Здесь почти все друг другу родные, доверяют, могут оставить соседу крупную выручку и не опасаться за ее сохранность. И по сравнению с сегодняшней барахолкой или двухлетней давностью Зеленого базара, сегодня встретить вора или карманника на Центральном большая редкость. Либо повылавливали, либо уже боятся появляться. Если карманники и "нарисовываются", их уже знают в лицо. У "своих" они не воруют. Так заведено. Вследствие того, что на Зеленом базаре сильная охрана, поступающие на работу секьюрити проходят тщательный отбор. Здесь существует и свой медпункт. Для мелких недомолвок и драк работает милицейский кабинет. Все течет, все изменяется, но Центральный колхозный - по-прежнему в сердце южной столицы - и географически, и психологически.

[X]