Опубликовано: 886

Не газовый вопрос

Не газовый вопрос

Часть третья: от добра добра не ищут

Когда Соединенные Штаты Америки объявили экономическую войну Японии, понимая, что товарная интервенция Страны Восходящего Солнца в Новый Свет может поставить в тупик американскую промышленную машину, никто и не думал искать причин в другой плоскости, кроме как в экономической. Когда Россия в конце 2005-начале 2006 года использовала энергетическое оружие против Украины, Запад наперебой стал говорить об амбициях России, растущих быстрее, чем предполагалось. А предполагалось следующее: Россия в период развала СССР и в первые годы после этого болезненного процесса выглядела намного привлекательнее, чем та, которой ныне руководит Путин. Шоковая терапия по-гайдаровски, приватизация по-чубайсовски, денежно-кредитная политика по-павловски были направлены на то, чтобы под предлогом необходимости экономических реформ ослабить Россию, сделать ее сырьевым придатком так называемого "цивилизованного мира". Владимир Путин согласился со вторым, правда, с некоторой важной коррекцией. Россия будет пользоваться благоприятной конъюнктурой на мировых энергетических рынках, однако это "однако" было сформулировано на заседании Совбеза РФ 22 декабря 2005 года. Сырье для Европы, если надо и для США, Китая, других стран АТР поставлять будем, но деньги будут использованы по большей части для модернизации промышленной и энергетической инфраструктуры России. И самое главное. Россия не собирается быть лишь придатком, а желает через свою энергетическую мощь диктовать правила игры. Если для этого необходимо объединить в единую сеть энергетические потоки из богатой углеводородами Центральной Азии, то это будет сделано. Русские любят говорить, "от добра добра не ищут". Ни Европа, ни тем более кичащееся своей исключительностью руководство Украины так и не разгадали дебют, предложенный Россией в ее шахматной партии со Старым Светом. Путинская Россия кардинально отличается от ельциновской России. Первая точно определила свои преимущества, вспомнила об амбициях и стремится выжать максимум возможностей из имеющегося энергетического потенциала, вторая, забыв обо всем на свете, напоминала нищего у церковной паперти. Почему в качестве крайнего была выбрана именно Украина? И почему газовый конфликт возник зимой 2005 года? Сначала попробую разобраться в мотивах российской стороны. Во-первых, официальная Москва никогда не испытывала особого оптимизма по поводу проамериканского курса Украины, где в результате "оранжевой" революции к власти пришел Виктор Ющенко. Хотя дело не в персоналиях. России, в принципе, нет никакого дела, кто из украинских лидеров пришел к власти. Другое дело, политика. Украинская политика не могла устраивать Москву хотя бы в силу возможности нежелательных прецедентов в других государствах, являющихся, по сути, буферной зоной между Западом и Россией. Во-вторых, в марте 2006 года в Украине должны пройти парламентские выборы. Россия открыто напоминает, что экономическая политика Ющенко ничего, кроме нестабильности в вопросе газа не принесет. Российский газ для Украины больше чем газ. Тут вопрос стоит об экономической безопасности мощной промышленной инфраструктуры. В-третьих, Россия решает внутренние вопросы политической безопасности, показывая россиянам как беспомощно "оранжевое" правительство в Украине, как оно слабо и, самое страшное, некомпетентно. Россияне должны понять, что произошедшая в Украине "оранжевая" революция не в силах решать даже простейшие арифметические задачи. В-четвертых, Россия хочет дискредитировать Украину в глазах Европы. Как можно верить стране, неспособной договориться с Россией по вопросу газа? Как можно доверять стране, ставящей под угрозу поставки российского газа европейским потребителям? Эти вопросы должны были возникнуть у лидеров и общественности стран Запада. Для информации: Украина обладает крупнейшими газотранспортными магистралями: ее система включает 35,2 тыс. км магистральных газопроводов, более 120 компрессорных станций и 13 подземных хранилищ газа. Украина ежегодно транспортирует по своей территории около 120-130 млрд. кубометров российского газа - это самый крупный поток "Газпрома". Поставки энергоносителей через транспортные коммуникации Украины дают России более 80% валютной выручки от экспорта энергоносителей. В качестве оплаты за транзит Россия поставляет Украине 30 млрд. куб м газа на сумму порядка 1,5 млрд. долларов, что составляет 40% доходной части украинского бюджета. Повторю, "от добра добра не ищут". Президент Украины еще весной 2005 года предложил пересмотреть газовый договор и перейти в отношениях с Россией на рыночные рельсы. Москва этот призыв услышала, и перешла в наступление. Не будь руководство Украины столь неосторожным в своих высказываниях, вполне возможно, и сегодня получало бы 30 млрд. куб. м. газа в счет оплаты за транзит российского газа в Европу, заметно пополняя не самый богатый украинский госбюджет благодаря газовому договору от 2004 года. Главная цель Москвы в газовом конфликте - денонсация договора, который являлся, мягко говоря, кабальным. По нему Россия поставляла Украине газ по 50 долларов за тысячу куб.м. Цена на рубеже 2005-2006 годов выглядела полным анахронизмом. Ни одна европейская страна по такой цене газ из России не получала уже давно. Одно дело Украина, стремящаяся в НАТО и Евросоюз, совсем другое - Белоруссия, с которой Россию связывают союзнические отношения. Если вернуться к вопросу, почему в качестве первой страны, в отношении которой было применено российское энергетическое оружие, стала Украина, можно смело резюмировать: Киев сам стал инициатором этого конфликта, когда дал понять Москве о желании выстроить отношения на рыночных принципах. Россия пошла навстречу этому желанию. Где потеряешь, где найдешь После того, как компания "РосУкрэнерго" стала поставщиком российского газа в Украину, как Киев отказался от российского кредита в счет поставок энергоносителей, как по-новому договору схема транзит-газ (Украина могла в счет транзита получать в год 30 млрд. куб.м. газа) канула в лету, для официального Киева наступили другие времена. Времена, когда на уровне премьера страны Юрия Еханурова приходится признаваться, что Украины осуществляет забор газа из экспортной трубы, когда промышленные предприятия стали испытывать трудности из-за дефицита российского газа, когда жители Украины перед тем, как пойти в марте на избирательные участки, должны крепко призадуматься. Вопрос стоит ребром: стоит ли в угоду сиюминутным политическим дивидендам подвергать опасности экономику целой страны? Стоит ли портить отношения со страной, которая не собирается довольствоваться задворками мира, а стремится играть если не первую скрипку в мировой политике, то уж точно не последнюю? В конечном счете, даже после повышения цены за транзит (по новому договору все платежи между Украиной и Россией будут осуществляться "живыми" деньгами - прим. А.А.) "Газпром" получит больше финансовых выгод, чем потерь. К слову о потерях. 5 января на пресс-конференции в Киеве экс-премьер-министр Украины Юлия Тимошенко представила ориентировочный расчет потерь Украины от подписания нового газового соглашения между НАК "Нафтогаз Украины" и РАО "Газпром". ИА "Регнум" сообщило, что по расчетам Тимошенко, минимальные потери Украины в 2006 году могут составить 4 млрд. 545 млн. долларов. Именно эти деньги и должна получить компания "РосУкрэнерго" за обеспечение поставок газа в Украину. Обратите внимание еще на одну немаловажную деталь. Про российский газ по цене 95 долларов на тысячу кубометров речи не идет. По указанной выше цене будет поставляться газ, скорее всего, из стран Центральной Азии. Правда, в высказываниях руководителей "Газпрома" о том, что туркменский газ никогда не поступал по трубопроводам напрямую в Украину, есть доля истины. Газотранспортная сеть "Газпрома" устроена таким образом, что ни о каких прямых поставках и речи не идет. Азиатский газ используется российским газовым монополистом как средство удешевления газа, который закачивается в магистральные сети, обеспечивающие энергоносителями Европу. Естественно, через газотранспортную сеть Украины. Интерес "Газпрома" к газотранспортным сетям не только Украины, но и Туркмении, Узбекистана, Казахстана вполне объясним. Вероятно, со временем вышеуказанные страны постараются диверсифицировать свои поставки, запустить проекты, которые позволят напрямую выйти на европейский газовый рынок. Однако в ближайшей перспективе подобные планы осуществить нереально. С другой стороны, Россия в той же ближайшей перспективе не в состоянии полностью компенсировать поставки в Европу через Белоруссию или газопровод по дну Балтийского моря. Во-первых, газотранспортная сеть Белоруссия не столь мощна, во-вторых, российский союзник не обладает такими коридорами в Европу, какими обладает Украина. Альтернативой Украине может стать Германия (сама идея северного газопровода реализуется под перспективу, что именно эта страна станет со временем ключевым оператором российского газа для Европы - прим. А.А.), но, как говорится, на сегодняшний день в полной мере осуществить данный проект не позволяют мощности трубы. Европейцы принципиально не вмешивались в российско-украинский газовый конфликт, предпочитая играть роль стороннего наблюдателя. Со стороны виднее, какая из сторон ведет себя более цивилизованно, а какая - менее. Но на поверку получилось то, что получилось. По сообщениям западной прессы Россия была плохой, когда продавала газ Украине за 50 долларов за тысячу кубов, плохая и теперь, когда продает газ по 95 долларов, а в случае дополнительных поставок - по 230 долларов. В программном документе коммунистической партии (манифесте - прим. А.А.) приводились слова, которые должны были показать масштабность большой идеи: "Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма." Сегодня их можно интерпретировать по-другому: "Призрак бродит по Европе, призрак энергетической мощи России". А на просторах Евразии все больше голосов раздаются в пользу создания энергетического альянса России и стран Центральной Азии. Несколько месяцев назад в Ташкенте прошла энергетическая конференция, организованная новоявленным Центром политических исследований, на которой дочь президента Узбекистана Гульнара Каримова (руководитель ЦПИ) выступила с инициативой создать энергетический альянс с участием не только производителей, но и потребителей. Глубоко символично то, что среди потребителей не было ни одной европейской страны, ни США. Зерно произрастает, когда оно брошено на благодатную почву. Так и идея энергетического альянса, претерпев некоторые изменения, может в итоге трансформироваться во что-то реальное. Надо думать, российско-украинский газовый спор в конце 2005-начале 2006 годов станет первым шагом к подобному альянсу. Альянсу, способному кое-что изменить во всем мире.
Загрузка...

[X]