Опубликовано: 1291

Наполнят ли сибирские реки казахстанские берега?

Наполнят ли сибирские реки казахстанские берега?

В начале декабря мэр российской столицы написал Президенту РФ Владимиру Путину письмо. Как только российские СМИ узнали об его содержании, тут же забили тревогу: Юрий Лужков явно помутился в рассудке, предлагая сибирские реки повернуть вспять.

Казахстан же, более всех заинтересованный в решении аральской проблемы, словно и не заметил широкого жеста российского политика. Юрий Лужков, собственно, велосипед и не изобретал. Он предложил просто-напросто возродить идею поворота сибирских рек в Среднюю Азию (которую, впрочем, уже давно считают Центральной Азией). Суть его предложения состояла в следующем: использовать всего 6-7 процентов водных ресурсов реки Обь для продажи сельскохозяйственным и промышленным производителям не только России, но и Казахстана, Узбекистана и, если будет потребность, Туркменистана. Правительство Лужкова - не он же сам лично! - даже составило ТЭО. Так вот, в этом технико-экономическом обосновании, четко изложена техническая сторона проекта. Нужно проложить канал от Ханты-Мансийска в Казахстан и Среднюю Азию. Протяженность канала составит 2550 километров, ширина - 200 метров, глубина - 16 метров. Правда, в связи с особенностью рельефа местности, воду придется "поднимать". Эту задачу выполнить вполне по силам восьми насосным станциям с годовым потреблением чуть более 10 миллиардов киловатт-часов. Учитывая технические параметры, объем забираемой воды из Оби воды составит 27 кубических километра в год. Что для Оби несмертельно. Однако эта вода позволит "поднять целину" не только в России, но и в Центральной Азии. Живительная влага позволит дополнительно освоить 1,5 миллиона гектаров земель в российской провинции и чуть больше - 2 миллиона гектаров в азиатской глубинке. Российская пресса начала гадать на кофейной гуще - с чего бы это Лужков вдруг проникся проблемами отечественных аграриев, а вдобавок к этому и головной болью соседей? Версий высказывалось много. Однако господин столичный мэр попытался расставить все точки над "i" уже в своем письме президенту. Вот его обоснование. Кстати, совершенно логичное: в нынешнем веке проблема обеспечения пресной водой станет основной проблемой человечества и главным источников глобальных конфликтов. Именно поэтому Лужков и решил выступить с упреждающей миссией. Российская пресса восприняла фантастическое предложение столичного политика неоднозначно. Но этот вопрос показался настолько интересным, что развернулись дискуссии не "насколько прав Лужков", а "напоят ли сибирские реки Среднюю Азию?" Вот тогда-то все вдруг и прозрели, что Лужков лишь озвучил давно рожденную идею. Еще во второй половине XIX века с предложением о переброске сибирских рек выступил некий киевский гимназист. Не находя поддержки своей идеи, он решил ее увековечить, наверное, в назидание потомкам, в книге. Но прошло почти 100 лет, прежде чем человечество осознало глобальную катастрофу - в шестидесятые годы прошлого века проблема погибающего Аральского водного бассейна стала очевидной. И уже в 70-е годы был разработан этот проект, который пытается реанимировать Юрий Лужков. Сегодня считается, что проект не состоялся по одной только причине - негативного общественного мнения, так как общество опасалось получить еще одну, на этот раз очевидно рукотворную экологическую проблему. Однако Лужков, близко знающий нравы правящей элиты, озвучил две причины, по которым "проект века" так и не был осуществлен. С одной стороны, по его мнению, власть проявила слабость и нерешительность, так и не разоблачив псевдопатриотов и псевдоэкологов. С другой, затраты на проект подсчитывались теми, кто должен был получить средства для реализации проекта и потому оказались значительно завышенными. У великого реаниматора сразу же нашлись как сторонники, так и противники. Причем, противники высказывают свои убеждения громче и убедительнее. Например, председатель комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Александр Назаров назвал проект поворота сибирских рек "преступной идеей". Но единственный аргумент, который нашел при этом сенатор, это то, что "решение важного вопроса в любом случае невозможно без участия всех арктических стран", так как Россия входит в международный арктический совет. Вице-президент Международного географического союза, заместитель директора географии РАН Никита Глазовский тоже оперировал эмоциями: "В голове нормально мыслящего человека эта идея не должна жить". Советник Российской академии наук, основатель института водных и экологических проблем СО РАН академик Олег Васильев тоже счел возможным высказаться по проблеме. Однако его мнение - кардинально противоположное. Когда-то он входил в состав подкомиссии Госплана СССР, в задачи которой входила разработка ТЭО строительства канала. Так вот, он абсолютно убежден в том, что глобальных негативных изменений в сибирском регионе в связи со строительством канала не предвидится. При этом, конечно, возможны локальные изменения климата, состояния поверхностных и грунтовых вод, что совершенно нестрашно. А самое главное - объем перебрасываемых вод не в состоянии привести мощную сибирскую реку к обезвоживанию. Пока спорят российские ученые и политики вокруг старого вопроса, для Казахстана остается очевидным только один вопрос: Арал нужно спасать! Обезвоживание крупнейшего бассейна спровоцировало не только экологическую катастрофу, но и социальный коллапс в регионе: 5-милионное население испытывает недостаток питьевой воды, индекс его здоровья неуклонно падает. А для того, чтобы с карты не исчезло окончательно почти уже мифическое обозначение "Аральское море", нужны солидные средства и новаторские проекты. Международные организации, осознающие глобальность катастрофы, организуют многочисленные конкурсы проектов по улучшению экологии Аральского региона и выделяют колоссальные суммы в виде грантов. Однако ученые, принимающие условия спонсирующей стороны, словно соревнуются в оригинальном жанре: за все эти годы ни один проект не выдержал испытания на жизнестойкость и реалистичность. Море как погибало, так и продолжает погибать. Единственный реальный проект, который взялся финансировать совместно с нашим бюджетом Всемирный банк, - это проект по регулированию русла реки Сырдарьи и Северного Аральского моря. Если все сложится, то Северное Аральское море будет сохранено, пропускная способность Сырдарьи улучшится, будет восстановлено биоразнообразие в дельте и вокруг Северного Арала, увеличится поголовье рыбы в бассейне реки Сырдарья. Реконструкция и строительство многочисленных гидравлических сооружений обойдется республике почти в 86 миллионов долларов. Это если не считать процентных ставок за кредит Всемирного банка. Призрачная надежда на спасение уникального моря появилась в этом году. В Шардарьинском водохранилище, благодаря обильным дождям, удалось накопить 4,2 миллиарда кубометров воды. И впервые за последние 20 лет появилась возможность несколько пополнить Аральское море и озерную систему дельты Сырдарьи. Но, конечно, ждать подарков от природы в будущем не приходится. Нужны кардинальные меры. И смелые проекты, которые все-таки можно будет воплотить в жизнь. Какова судьба предложения Юрия Лужкова, пока совершенно не ясно. Ожесточенные споры не прекращаются. Ответа же от президента Путина пока нет. А вдруг он скажет: "Одобряю"?

[X]