Опубликовано: 1191

Хроника одного конфликта

На прошлой неделе рабочие из сокращаемых цехов ОАО "ШНОС" потребовали встречи с канадскими руководителями компании "Харрикейн Мунайколь", находящимися сейчас в Шымкенте. Канадцы на встречу не вышли.

Незадолго до этого, 3 июля на конференции профсоюза работников ШНОСа, был избран стачечный комитет, и заявлено о проведении забастовки против значительного сокращения работников ШНОСа (сокращению подвергаются 500 человек из пяти цехов). 4 июля заявление о забастовки было передано руководству "Харрикейна", и, согласно Закону "О проведении митингов и забастовок", предусматривающее проведение акций протеста не ранее чем через 15 дней после объявления о забастовки, акция протеста была назначена на 20 июля с.г. Практически сразу же руководство компании "Харрикейн" начало проводить переговоры с представителями стачечного комитета. Однако канадцы настаивали на своих требованиях, не принимая ни одно из условий, выдвигаемых рабочими, а именно: на "реорганизации" предприятия, при этом уже даже не давая гарантий о трудоустройстве сокращаемых рабочих на вновь создаваемых предприятиях. "Харрикейн" только согласен выплатить компенсацию трудящимся в размере 75 тысяч тенге плюс часть среднегодового заработка каждого рабочего в зависимости от стажа и специализации. В среднем это от 700 до 1200 долларов. Также руководство "Харрикейна" предложило выплату еще по 75 тысяч тенге каждому рабочему в случае, если ими будет подписан новый коллективный договор, предлагаемый канадцами. В новом договоре имеются пункты, обязывающие профсоюз работников ШНОСа не вмешиваться в политику канадского руководства по реорганизации и сокращению производства. Практически новый колдоговор полностью развязывает руки канадцам. Профсоюз и рабочие ШНОСа отказались подписывать этот договор. Наряду с этим на всех пяти цехах, попадающих под реорганизацию, уже созданы новые самостоятельные организации, полноправными акционерами которых стали начальствующий состав этих цехов (что составляет порядка 1 % от ранее работавших здесь людей). В настоящее время руководители новоявленных организаций принимают заявления на трудоустройство, однако уже оповестили рабочих, что прием на работу будет проводиться на конкурсной основе. Большинство сокращаемых рабочих уверены, что не пройдут конкурс так как штат новых организаций уже укомплектован "блатными" - родственниками и друзьями новоявленных начальников. Рабочие выдвинули требования к руководству "Харрикейна" о повторном создании предприятий на базе реорганизуемых цехов, в котором на равных правах смогли бы участвовать все работники этих цехов. Канадцы однозначно отклонили эти требования. Областная и городская власть проявляли демонстративный нейтралитет к проблемам рабочих, как бы не замечая растущую социальную напряженность. В то же время, сейчас наметился довольно негативный разлад между рабочими из сокращаемых цехов и руководством профсоюзной организации ШНОСа. Поэтому рабочие не видели перспективы в судебном разбирательстве с управляющими завода и однозначно были нацелены на забастовку. Против увольнений на ШНОСе выступил прокурор ЮКО 1 августа на Шымкентском нефтеперерабатывающем заводе "Шымкентнефтеоргсинтез" должна произойти запланированная канадскими управляющими "Харрикейна" "оптимизация организационной структуры", в результате которой 520 рабочих ШНОСа будут уволены. В последние дни обстановка на заводе все больше накалялась. Рабочие "оптимизируемых" цехов требовали проведения забастовки, для чего был избран забастовочный комитет, заявивший о проведении акции протеста на 20 июля 2002 года. 18 июля руководство ОАО "ШНОС" направило в шымкентский городской суд заявление о незаконности проведения забастовки за подписью начальника департамента по администрированию г-на Мадиходжаева. Судебное разбирательство назначалось на 19 июля. И хотя проведение забастовки было выполнено в полном соответствии с требованиями закона "О митингах и забастовках", перспектива суда практически означало срыв акции 20 июня. Профсоюзный комитет ШНОСа направил в суд отвод иска, так как по уставу предприятия подавать подобные иски в компетенции только первого руководителя "Харрикейн-ШНОС" - а именно г-на Марло Томаса. Так как исковое заявление было подписано начальником департамента, следовательно, оно является недействительным. Наряду с этим, на территории завода уже везде были расклеены объявления о наборе штата сотрудников во вновь образованные предприятия, создаваемые на базе "оптимизируемых" цехов. Прием рабочих сюда осуществлялся только до 18 июля, при условии немедленной подачи заявления на увольнение с предприятия "ШНОСа" и на конкурсной основе. В приватных беседах руководители новоявленных предприятий заявляли рабочим, что в случае забастовки все бастующие будут все равно уволены со ШНОСа, но уже без дальнейшего трудоустройства и без выплаты компенсации. В то же время наметился довольно негативный разлад между рабочими из сокращаемых цехов и руководством профсоюзной организации ШНОСа. Так, профорг Константин Шпилев высказал предложение отказаться от забастовки, а вместо этого каждому рабочему подать судебный иск на руководство "Харрикейна" о незаконном сокращении. Это предложение совершенно не вызвало оптимизма у работников ШНОСа. У них есть пример судебного разбирательства Татьяны Царевой, незаконно уволенного два года назад главного редактора заводской газеты "Хабарлар-Вести". Два года Татьяна Царева судилась с вице-президентом "Харрикейн-ШНОС" Сеилханом Джусупбековым. После долгих проволочек, суд признал законность требований Татьяны Царевой и предписал Джусупбекову восстановить Цареву на равноценной должности. Однако уже почти месяц вице-президент ""ШНОСа" не выполняет постановления суда. Две недели назад городским отделом полиции на вице-президента Джусупбекова заведено уголовное дело за уклонения от исполнения судебного решения. Но заметных подвижек это не дало. Конфликт на заводе разворачивался на фоне абсолютного "нейтралитета" властей Южно-Казахстанской области и г. Шымкента. Психологическая обработка, устроенная канадцами, сделала свое дело - в конце концов рабочие, среди которых более половины - многодетные женщины, оказались морально подавлены. 18 июля забастовочный комитет и профсоюз ШНОСа, при унылом согласии рабочих, приняли предложения "Харрикейна" о порядке увольнения и отменили забастовку. "Харрикейн" обязался выплатить компенсацию трудящимся в размере 75 тысяч тенге плюс одну четвертую часть среднемесячного заработка каждого рабочего помноженного на стаж работы. Однако размер максимальной выплаты не будет превышать 575 000 тенге. Также руководство "Харрикейна" предложила выплату еще по 75 тысяч тенге каждому рабочему в случае, если ими будет подписан новый коллективный договор, предлагаемый канадцами. В новом договоре имеются пункты, обязывающие профсоюз работников ШНОСа не вмешиваться в политику канадского руководства по реорганизации и сокращению производства. Практически новый колдоговор полностью развязывает руки канадцам. 19 июля на ШНОС поступил протест прокурора Южно-Казахстанской области, признающий незаконными массовые увольнения и требующий отмены приказов Марло Томаса "Об оптимизации организационной структуры на ОАО "Шымкентнефтеоргсинтез"". Канадские управляющие должны в 10-дневный срок принять меры по удовлетворению прокурорского протеста. Из источников, близких к руководству "Харрикейн-ШНОС" стало известно, что канадская компания "Харрикейн" готовится ко второму траншу увольнений, в ходе которого будет уволено еще 1000 человек (на данный момент на ШНОСе работают 2400 рабочих). Конечная цель канадцев - полная реструктуризация завода "Шымкентнефтеоргсинтез", где все цеха будут разбиты на отдельные самостоятельные предприятия и переданы в частные руки. Даже главный цех ЛК 6 У, занятый переработкой нефти и производством бензина и ГСМ, будет преобразован в ТОО. При этом завод сократит выпуск бензина и ГСМ до 20 %, собираясь обеспечивать нужды исключительно и только автозаправок Шымкента, даже не включая сюда потребности в нефтепродуктах остальных потребителей Южно-Казахстанской области. С этой целью, как сообщили источники, пожелавшие остаться конфиденциальными, проведен мониторинг потребления нефтепродуктов шымкентскими автозаправками, на основе чего и определена производительность будущего ТОО по переработки нефти. Непосредственно за канадцами останется только нефтеперегонный комплекс, где уже выстроена огромная эстакада для перегонки нефти из трубопровода в цистерны железнодорожных составов. Канадцы ориентированы исключительно на перегонку и реализацию сырой нефти. Данная политика неминуемо приведет к практически полному исчезновению крупнейшего нефтеперерабатывающего завода на юге Казахстана и Средней Азии. Так же сокращения выпуска бензина и ГСМ усугубят бензиновый кризис в Казахстане. Так, в частности, канадцами уже сокращены шесть филиалов ШНОСа в Усть-Каменогорске, Астане, Алматы, Таразе, Кызылорде и в Южно-Казахстанской области, где сокращению подверглись порядка 300 человек.

[X]