Опубликовано: 4356

Хизб-ут-Тахрир на юге Казахстана

Хизб-ут-Тахрир на юге Казахстана

Уголовные процессы над членами незаконной религиозной организации Хизб-ут-Тахрир стали традиционными для судов южно-казахстанской области.

К различным мерам наказания, в том числе и лишению свободы, привлечены уже около двух десятков человек. Однако, по мнению правоохранительных органов, это лишь верхушка назревающей проблемы распространения религиозного экстремизма. Создателем и организатором "Хизб-ут-Тахрир аль Ислами" (партия освобождения Ислама) был известный в мусульмано-арабском религиозном мире Такиуддин аль-Набхани, судья шариатского суда в Иерусалиме. Именно он в 1953 году организовал суннитскую религиозно-политическую партию, главной идеологией которой становились законы шариата, а задачей - создание единого исламского теократического государства Халифат, объединяющего все мусульманские страны. Вся власть в таком государстве, по замыслу тахрировцев, должна единолично принадлежать религиозным деятелям ислама, и подчиняться законам шариата. В 1977 году, после смерти Такиуддина Набхани, бразды правления партии взял в руки палестинец Абдулл Зуллум, развивший учение до идеи, что главным инструментом "Хизб-ут-Тахрира" в деле построения Халифата, теперь уже объединяющего весь мир, должен стать джихад. Партия "Хизб-ут-Тахрир" официально не отнесена к религиозно-экстремистским организациям. Во многих странах Западной Европы существуют официальные представительства "Хизб-ут Тахрира", в том числе в Лондоне располагается штаб-квартира европейского филиала партии. Однако в Казахстане и в странах СНГ партия "Хизб-ут-Тахрир" не получила официальной регистрации, и считается не законной. А деятельность ее членов в последнее время все чаще напрямую идет в разрез с уголовным законодательством этих стран. Наиболее яркий пример в этом ряду - выявленные группировки членов "Хизб-ут-Тахрир" в России и Узбекистане, где у подпольщиков были изъяты не только религиозная литература явно экстремистской направленности, но и солидный арсенал огнестрельного вооружения и взрывчатых веществ. Аналогичные вооруженные группы тахрировцев были выявлены и в Казахстане, и эти факты автоматически поставили продолжение деятельности движения под большой вопрос. В Казахстане впервые деятельность "Хизб-ут-Тахрир" проявились в Южно-Казахстанской области, в 1998 году. Тогда в ЮКО впервые было зафиксировано нелегальное распространение листовок и брошюр, подписанных партией "Хизб-ут Тахрир", содержащих, по сути, призывы к изменению конституционного строя в Республике. По некоторым данным, одним из основателем подпольных ячеек тахрировцев в ЮКО был уроженец города Кентау Баглан Жуматаев. Долгое время он проживал в Ташкенте, где и вступил в узбекскую подпольную организацию, стал ее активным членом, а затем попытался устроить экспансию "Хизб-ут-Тахрира" в свой родной Кентау в Казахстане. В условиях социального обнищания населения, любые идеи о панацее, тем более религиозно-фанатического толка, имеют явные тенденции перерастать в экстремизм. Шахтерский город Кентау, с закрытием рудников в 90-х годах, переживал острейший социально-экономический кризис. Тысячи шахтеров остались без работы, их семьи оказались без средств к существованию. Во многом именно этот фактор послужил причиной того, что эмиссары "Тахрира" нашли здесь своих сторонников и последователей. Даже арест Б. Жуматаева в Ташкенте в 2000 году, и осуждение его на 18 лет заключения, уже не изменили достаточно активного распространения членов тахрировского подполья в ЮКО. В октябре 2000 года, накануне празднования 1500-летия Туркестана, опять были изъяты незаконная литература, и оружие. Четверо задержанных жителя Туркестана, в возрасте от 30 до 45 лет, не скрывали своей приверженности к организации, а также того, что в дни юбилея готовились активно пропагандировать идеологию партии среди населения. Процесс над первыми тахрировцами длился около года. Главной проблемой, по словам председательствующего на суде судьи Сыпабека Камытбая было проведение компетентной экспертизы текстов религиозных листовок и брошюр на предмет антиконституционных и незаконных призывов. В Казахстане подобная экспертиза проводилась впервые. В целом суд проходил в достаточно непростой ситуации, когда с одной стороны Казахстан мог запросто получить ярлык от мировой общественности, в том, что у нас начинаются судилища над узниками совести. А ведущие демократические державы тогда еще не были столь серьезно озабочены борьбой с религиозным экстремизмом. Но с другой стороны противозаконность деятельности организованной подпольной группы людей, к тому же имеющих огнестрельное вооружение, было очевидно. Тем не менее суд отнесся с максимальной терпимостью к вине подсудимых. Члены "Хизб-ут-Тахрир" были признаны виновными в разжигании межнациональной розни, призывам к насильственному изменению существующего строя, созданию незаконного организации, но получили минимальные сроки от 2 до 4 лет. К тому же тут же попали под амнистию и двое из четырех подсудимых освободились уже в зале суда, а двум другим сроки были сокращены до 1-2 лет. В последние годы листовки и брошюры "Хизб-ут-Тахрира", с тем же содержанием, напечатанные на арабском, казахском, узбекском языках появляются в почтовых ящиках шымкентцев и жителей других городов ЮКО с завидной регулярностью. Как отмечают правоохранительные органы, члены организации заметно молодеют - теперь среди активных участников "Хизб-ут-Тахрира" все чаще появляются студенты и люди до 30 лет. Причем, в настоящее время сторонники "Тахрира" вовсе не отличаются социальной необустроенностью, - во всяком случае сейчас в Шымкенте начался судебный процесс над тремя активистами движения, которые содержали целую подпольную типографию, на которой и печатали свою литературу. В то же время подпольная стадия развития "Хизб-ут-Тахрира" в ЮКО, как отмечают силовики, видимо подходит к завершению. Прежде структура организации следовало четкой пирамидальности - каждый мушриф (учитель), получающий указания от своего руководителя, должен был организовать свою ячейку. Которым, в свою очередь, полагалось дослужиться преданностью и послушанием до звания мушрифа, и создать собственную ячейку последователей. При этом порой даже члены внутри группы не всегда знали реальных имен своего наставника и товарищей, не говоря уже о вышестоящих ступенях. Конспирация строго соблюдалась. И пока, кстати, ни один из выявленных тахрировцев не назвал ни кого из членов других ячеек, хотя не скрывает, что движение растет. Но теперь все чаще деятельность "Тахрира" уже не ограничивается распространением листовок и конспиративными собраниями на уроках мушрифов. В прошлом году у мечетей Шымкента и Арыси членами "Хизб-ут-Тахрир" были инициированы незаконные митинги, на которых митингующие высказывали свой протест против… правительства Узбекистана. Правда, антиузбекские митинги в ЮКО не нашли, да и не могли найти поддержки среди населения. Но примечательна реакция активистов "Хиза-ут-Тахрира". Недовольные итогами своих акций, они уже в открытую делегировали одного из своих мушрифов в редакцию городского телевидения. 23-летний Гани Байсалбаев должен был добиться встречи с журналистами, и рассказать в эфире как оклеветали и исказили СМИ идею проведения антиузбекских митингов. А заодно, естественно, провести телевизионную версию тахрировской проповеди. Байсалбаев фанатично принялся выполнять указание своих руководителей. Из редакции его вывели только прибывшие сюда сотрудники спецслужб, которым журналисты сообщили о появлении "человека со странными претензиями". Показательно и то, что на суде Байсалбаев раскаяния не проявил, а получив 4 года заключения, уходил с видом мученика за веру - типичная поза почти всех осужденных в ЮКО хизбуттахрировцев. Уголовное наказание фанатиков не смущает - возможно, это даже один из элементов роста карьеры в организации. А после антиузбекских митингов ясно, что тахрировцы пробует свои силы в реальных делах. И против чего и как будет направлено их следующее выступление, можно только гадать.

[X]