Опубликовано: 777

Касса оппозиции?

В последнее время в прессе стали появляться сообщения о проведении финансовой проверки среди таких крупных казахстанских банков второго уровня, как, например, "Казкоммерцбанк" (ККБ), "БанкТуранАлем" (БТА), а также некоторых национальных компаний, дескать, они уже давно не работают на экономику Казахстана.

А на чью же тогда, возникает невольный вопрос. Видимо, только на свою собственную. А с чего проверки?! Ведь крупные банки и нацкомпании у нас давно никто серьезно и тщательно не проверял, а на их финансовую деятельность и возможные нарушения фискалы закрывали глаза. К примеру, той же финансовой системе дали время и возможность для развития. Об этом сказал еще президент Назарбаев на Форуме предпринимателей в прошлом году. Для сравнения, в 2003 году банковская система выплатила налогов в казну около 14 млрд. тенге. А малый бизнес, меж тем, в прошлом году заплатил налогов порядка тридцати с лишним миллиардов тенге. Как известно, банки второго уровня, в том числе, и указанные выше, относятся к субъектам крупного бизнеса, а налогов сдают в два раза меньше, в отличие от бизнеса малого. При этом считается, что отечественная банковская система является одной из лучших в пространстве СНГ. Но об этом говорят сами банкиры, цифры же и конъюнктура говорят немного о другом. Как известно, все познается в сравнении. Честно говоря, пока трудно себе представить, что наши банки выдержат конкуренцию с западными (более мускулистыми). Как только фискалы начали осуществлять проверки, оппозиционная пресса сразу отыскала политический подтекст в проведении ревизии. А Нуржану Субханбердину, главе ККБ (и некоторым другим), прочат судьбу нефтяника и политического узника Михаила Ходорковского за то, что первый финансирует и, следовательно, участвует в оппозиции. Вообще российские события очень любят порой перекладывать на местные реалии. Трудно пока говорить о том, станут ли как-то сильно подвергать реструктуризации (или обструкции) крупные банки. Станут ли их распиливать в данной ситуации, как это сегодня пытаются проделать с "ЮКОСом", пока не может сказать никто. Если руководители ККБ или БТА окажутся настолько непримиримыми и несговорчивыми, придется искать какие-либо действенные способы внушения. Иногда борьбу между властями и финансово-промышленными группами, последние пытаются выставить как наступление на интересы всего общества со стороны властей. Однако, как известно, интересы узкой группы - это еще не все общество. Впрочем, об этом говорят сами толстосумы, когда их начинают прижимать власти за участие в большой политике и за уголовные деяния. К примеру, сейчас говорят, что в России искореняют свободу слова в свете "усиления кремлевского тоталитаризма". Здесь возникает вопрос, как стало возможным освещение дела "ЮКОСа" в прессе, если свободы слова больше нет?! Думается, это клич самого Михаила Ходорковского и иже с ним, кому сегодня подрезали крылья. Случай, когда Кремль начинает "строить" олигархов, можно квалифицировать как классический. Того же Ходорковского, если отбросить все подробности и рассматривать материалы суда, которые освещают в прессе с завидной периодичностью, сегодня пытаются призвать к ответу именно за финансовые преступления. Как известно, "ЮКОС" задолжал госказне около 1 млрд. долларов. Сумма для России не малая. Закрадывается подозрение в том, что сами налоговики и прочие чиновники помогали "ЮКОСу" утаивать и недоплачивать. Печально только то, что на скамье подсудимых оказались лишь два друга Михаил и Платон (Ходорковский и Лебедев). А ведь скамья эта очень длинная, - на ней должно было бы сидеть намного больше народа, хотя бы из директората остального "ЮКОСа", его подставных дочерних компаний, а также чинов из налоговых и иных органов, которые помогали выстраивать схемы по недоплате налогов. Понятно также и то, что 1 млрд. трудно украсть даже за один месяц или год. Это долгая история. Она говорит также и том, что "ЮКОСу" просто помогали богатеть и наращивать мощь со стороны. Мощь "ЮКОСа" росла до тех пор, пока нефтяной бизнес не перерос в солидную политическую силу, начиная с середины лихих 1990-х. И, конечно же, эта сила стала не на шутку соперничать с Кремлем, просто угрожая существованию нового постельциновского режима. Какое-то время политические амбиции "ЮКОСа" совпадали с кремлевскими. А потом, после ухода Бориса Ельцина политический климат становился все суровее и суровее. Расхождения усиливались. Во-вторых, большие или громадные деньги волей-неволей выталкивают в большую политику, потому что требуют безопасности, сохранности и надежности, рождая своим гипнотическим действием большие амбиции. Вероятно, планы по сохранению огромного капитала подсказывают его владельцу карабкаться высоко на Олимп. Только дорога на Олимп бывает очень скользкой и опасной - на ней можно сломать шею. При одном или двух неправильных шагах еще можно как-то уцелеть - энергия и власть больших денег сохраняют жизнь и свободу. Порой, для того чтобы поскользнуться, необходимо методично совершать неправильные поступки. Как говориться, лезть на рожон. Это, собственно говоря, и произошло с Михаилом Ходорковским, а также с его казахстанскими коллегами. А теперь спроектируем ситуацию на Казахстан. Финансовую проверку банков, думается, следует рассматривать как некое знамение, предупреждение или звоночек. Казахстанским банкирам, по их просьбе, давали и дают возможность для становления и развития. В свое время они обращались к главе государства с просьбой не пускать на отечественный финансовый рынок иностранные банки. Уже в силу того, что они несравненно сильнее наших финансовых учреждений и запросто согнули бы пополам нашу банковскую систему. Иностранцы могут предоставить относительно дешевые кредитные ресурсы, скажем от 2 до 5% годовых банковской комиссии. Это, несомненно, подорвало бы конкурентоспособность отечественной банковской системы. Мысль о низкой конкурентоспособности наших банков высказал не так давно и премьер Ахметов. Ведь у местных банков (с непомерными аппетитами) кредиты стоят очень дорого - около 18­23%. Следовательно, власти стали закрывать глаза и на утаивание налогов и прочие грехи крупных местных банкиров. При этом хотелось напомнить, что процедура отсева банков уже прошла. Оставили самое оптимальное количество. Банковской системе, словно малому дитю, чтобы оно росло нормально, нужно было, в том числе, простить и прегрешения. С одной стороны, принято считать, что наша банковская система устоялась и сформировалась, а с другой стороны, она все равно сильно боится иностранных и западных конкурентов. Иначе их уже давно впустил на рынок. С другой, отечественные банки почти не выпускают за границу. А это как раз то, чего они добиваются в последнее время, но, видимо, пока безуспешно. Отечественная банковская система - колосс на глиняных ногах, иллюзия стабильности и силы. По большому счету, система еще рыхлая. На фоне Казахстана она вроде бы сильна, а на фоне других стран может пострадать, не выдержав конкуренции. Следовательно, обольщаться пока рановато. Отечественные банки, вероятно, уже аккумулировали солидный капитал, который волей-неволей выталкивает их в большую политику, по крайней мере, ККБ и БТА. К примеру, по заявлениям того же ККБ, их общая капитализация возросла до $4 млрд. А сумма прегрешений, по словам Сарыбая Калмурзаева, главного финансового полицейского страны, составляет $30 млн. только у одного ККБ. Для сравнения, казахстанский бюджет исчисляется суммой в $5,6 млрд. Власти, позволив окрепнуть банковской системе, нажили себе богатого соперника. Только у властей, в отличие от простых олигархов, есть административный ресурс, с которым тягаться очень тяжело. Как говорится, против лома нет приема. Сегодняшняя оппозиция второй волны середины­конца 1990­х не та оппозиция, что была в начале тех же 90­х. Нынешняя оппозиция выросла на приватизации, которая до сих пор вызывает множество сомнений. И сегодня, когда на оппозиционеров заводят уголовные дела, они обязательно переводят это в политическую плоскость, разыгрывая большое шоу. И некоторые начинают просто забывать про существование финансовых нарушений. На самом деле - это отвлекающий маневр. Примером может послужить Булат Абилов. Финансово состоятельный политик-бизнесмен вдруг заговорил о своем страхе перед судебной системой. Вероятно, видя судьбу своих коллег Жакиянова и Аблязова, он решил предохраниться, открыв телевизионную передачу. Мол, когда будут увозить в чудной решетчатой карете по уголовному делу, можно будет крикнуть на весь белый свет: караул, забрали за политику! В принципе, хорошее прикрытие, но только не совсем оригинальное. И вообще, немного комично наблюдать состоятельного человека, который начинает прибедняться с деланной скорбью в глазах. Породив эту оппозицию своими руками, властям приходится сражаться с ней и считаться с ее мнением. А иначе как назвать недавнее назначение (реинкарнацию) сопредседателя ДВК Алтынбека Сарсенбаева на должность министра информации?! Ведь именно его уход с этого поста был связан с публичным получением членства в партии. При кажущейся монотонности, события в Казахстане в сферах экономики и политики разворачиваются достаточно динамично. И динамичность эта связана с либерализацией данных сфер. Это означает, что парламентские и президентские выборы рискуют стать более напряженными. В начале 90­х годов еще не были четко сформированы финансово-промышленные группы (ФПГ). Зато было очень много различных партий, которые представляли не известно чьи интересы, потому быстро и рассыпались. Сегодняшние выборы уже отличаются участием интересов окрепших ФПГ. А в парламенте, наверное, в скором времени, по большей части, будут сталкиваться интересы не только правительственных структур, но также и финансово-промышленных. Не исключено, что парламентарии­толстосумы перестанут удовлетворяться слабыми, беззубыми полномочиями депутатов. Следовательно, они захотят подвергнуть реформе парламентскую систему в сторону увеличения властных полномочий и контрольно-надзорных функций в частности. В борьбу за политические интересы их будут подталкивать капиталы. Президентский советник Ермухамет Ертысбаев в одном из интервью сказал, что процессы, которые происходят в российской Госдуме, были завершены в казахстанском парламенте несколько лет тому назад. Речь идет о подчинении законодательного органа исполнительной ветви власти. Это как раз то, что сделала администрация президента Путина. При либерализации экономики происходит и либерализация политики. Думается, что новые выборы могут принести и новые изменения на уровне законодательного собрания. Об этом говорит сегодняшняя тенденция по объединению политических сил, капиталов и структур: "Асар"+"Отан", Аграрная +Гражданская партии и т.д. Исключением на этом фоне смотрится раскол у коммунистов. Но зато все как один бегают за поддержкой в Ассоциацию движения "Поколение". На голоса пенсионеров сегодня надеются очень многие политики. Видимо самыми организованными и объединенными как класс сегодня являются они. Их в Казахстане, по грубым подсчетам, насчитывается до 1,5-1,8 млн. человек. Электронный адрес автора: martinyhop2003@mail.ru

[X]