Опубликовано: 2287

Икра, которую мы потеряли

Икра, которую мы потеряли

Западные страны рискуют остаться без главного деликатеса всякого рождественского стола. Черная икра, и без того достаточно дорогой продукт, теперь станет дефицитом, и, конечно, резко подорожает.

Впрочем, Казахстан от этого ничего не выиграет, поскольку и он в числе других стран перестает торговать столь дорогостоящим лакомством. Ничего не потеряют и рядовые казахстанцы, для которых икра такая же роскошь, как последние модели сотового или компьютера, которые могут себе позволить лишь единицы. А вот бюджет страны недосчитается солидной суммы. Кстати, прибыли от продажи черной икры афишировать почему-то не принято. Поскольку Россия уже объявила о прекращении коммерческого вылова осетровых на Каспии, то, видимо, ее примеру последует и Казахстан. На июньской встрече экспертов прикаспийских государств в Париже четыре государства - Казахстан, Туркмения, Азербайджан и Россия - согласились до конца года отказаться от вылова осетровых на Каспии. Решение, можно сказать судьбоносное для рыбной промышленности и экономики стран в целом, вызвано тревогой по поводу резкого сокращения популяции осетра. В Каспии находится девяносто процентов всех мировых запасов осетровой рыбы. Но за двадцать последних лет, видимо, благодаря слишком активному вылову рыбы и, наоборот, совсем пассивному ее воспроизводству, ежегодной улов осетровых уменьшился в двадцать же раз. Главной причиной называют огромные масштабы браконьерства. Впрочем, экологи больше склонны относить уменьшение запасов рыбы к техногенным причинам. Каспийский бассейн постоянно загрязняется промышленными отходами, серой и другими вредными веществами. Ученый-биолог Саида Кобегенова заявила на общественных слушаниях в Атырау о том, что вся рыба, выловленная вблизи скважины Восточный Кашаган-1, отравлена сероводородом. Нефтедобыча, действительно, один из самых грязных видов полезно-вредной деятельности человека. Добыча нефти на Каспии периодически подтверждает это. В начале года на побережье Каспийского моря было замечено нефтяное пятно. Нефть на территории старого месторождения Юго-Западный Тажигали, как утверждали специалисты, текла сразу из двух скважин. Тогда нефтяники установили боны, ограничивающие расползание нефти по акватории моря. Но таких законсервированных скважин здесь немало, и опасность разлива нефти сохраняется. Потом был двадцатиметровый фонтан нефти из 12 скважина СП "Казахойл-бурение", затем авария на месторождении Западный Кашаган. И, наконец, не улучшает здесь экологической обстановки постоянные превышения выбросов вредных веществ в атмосферу СП "Тенгизшевройл". Все это проблемы, над которыми работают и инвесторы, и местные власти. А вот как сладить с браконьерством, пока придумать не могут. Сила, и впрямь, мощнейшая, оснащенная новейшей техникой, современными средствами радиосвязи и лодками, которые нашему рыбнадзору и снились. В ОАО "Атыраубалык" утверждают, что по лицензиям в Каспии вылавливается лишь десять процентов всего объема рыбы. ПО некоторым данным, незаконный отлов рыбы в Казахстане каждый год составляет примерно 300 тысяч тонн, что значительно превышает государственную квоту. Всего в этом году в нашей стране официально разрешено добывать около трехсот тонн различной рыбы. Кроме того, более 50 процентов промыслового вылова осетровых также совершается браконьерами. Если учесть, что килограмм черной икры на "черном рынке" стоит в среднем 4-5 тысяч тенге, а в магазинах ее цена доходит до 10-12 тысяч, то можно представить, сколько "зарабатывают" за сезон незаконные ловцы. В Атырауской области с ними пытаются бороться самыми разными методами. Провел на этом черном рынке зачистку бывший аким Имангали Тасмагамбетов, теперь вице-премьер правительства. Тогда вместо ста пятидесяти компаний, которые, получая лимит на вылов рыбы, использовали его для прикрытия огромных неучтенных объемов отлова, к тендеру стали допускать только ОАО "Атыраубалык" и с десяток производственных кооперативов, бывших рыболоведческих хозяйств. А само ОАО пошло на необычные меры. Оно пригласило к сотрудничеству самих браконьеров, приглашая их сдавать рыбу по высоким ценам. Таким образом, какую-то часть левого улова удалось отправить по легальному руслу. В конце семидесятых годов в Атырау в год производили до 1200 тысяч тонн икры. Сейчас это число сократилось почти в сотню раз. А в когда-то икорных цехах теперь производят хлеб и рыбную колбасу. Итак, рыбные запасы по разным причинам катастрофически истощаются, а промышленное производство слишком слабо развито и потерь не восполняет. В области только два мальковых завода мощностью в три миллиона особей, причем один из них строили целых двадцать лет. Тогда как в российском городе Астрахани таких заводов уже восемь. Проблема в том, что естественные нерестилища находятся в двухстах километрах от устья, поэтому до них доходят лишь единицы рыб, готовых к нересту. К тому же надо прочищать постоянно зарастающие речные протоки, но, кроме Казахстана, никто этой работой не занимается, хотя рыбку ловят еще четыре государства. Кстати, постоянный комитет Конвенции по международной торговле животными и растениями, находящимися под угрозой уничтожения (СИТЕК), почему-то не включил в число стран, которые должны прекратить отлов осетровых, Иран, сочтя, что эта страна наиболее эффективно претворяет в жизнь программу сохранения этой уникальной популяции. Но, судя по всему, мировое сообщество, в принципе, добивается от "осетродобывающих" стран совсем не прекращения отлова ценных пород рыб, а принципиально нового подхода к использованию ресурсов Каспия. По словам начальника отдела по охране биоресурсов департамента госинспекции по охране окружающей среды Хаирбек Мусабаев, участвовавшего в составе казахстанской делегации на парижской встрече, западные природоохранные организации предложили странам- участницам пойти гораздо дальше временного запрета на вылов. Каспийская программа ЕС по охране окружающей среды (СЕР) и вовсе высказала пожелание создать комиссию для совместного контроля за выловом осетровых. На июльской встрече в столице Азербайджана СЕР была намерена представить странам-участницам проект программы совместного контроля за выловом. Однако встречу в Баку проигнорировала Россия, заявив, что она сама справится с проблемой восстановления популяции осетра. Такое поведение нашего северного соседа вызвало резкую критику. Международные эксперты обвинили Россию в том, что ни один из предложенных ею за последние десять лет проектов по охране биоресурсов не отвечает мировым требованиям. А поскольку из-за России запланированная в Баку встреча была сорвана, ее организаторы заявили, что это может привести к сокращению квот на экспорт икры всех прикаспийских государств. "Мы не можем недооценивать вред, который причинил всему международному процессу отказ России", заявлял руководитель проекта СЕР Стюарт Ганн. Видимо, убедившись, что игнорировать решения представительного международного органа негоже, Россия все-таки объявила о прекращении коммерческого лова осетровых на Каспии. Последует ее примеру и наша страна. Сейчас на утверждении в правительстве находится постановление о запрете. И все же отказ от лова, как способ борьбы с браконьерством, специалисты считают не слишком эффективной мерой. Тем более что на рынке черной икры действуют не только перечисленные выше пять стран. Экспортом икры занимаются еще и Турция и Объединенные Арабские Эмираты, на территории которых нет нерестилищ осетровых и добычи этих видов рыб. Совершенно ясно, что в эти государства она вывозится незаконно, в основном через Иран, поэтому частичный запрет будет только способствовать расцвету браконьерства и беспощадному вылову осетра. Получается, вводить временный мораторий на вылов и экспорт икры надо для всех стран без исключения. Впрочем, поживем - увидим, как будут развиваться события дальше. Совершенно ясно только одно: если с браконьерством не покончат, если не будут работать экологические программы по спасению вида осетровых, наши внуки смогут полюбоваться на эту царь-рыбу и ее икру только на картинках в Красной книге.

[X]