Опубликовано: 993

Игры дипломатов

Игры дипломатов

Процесс мирного урегулирования конфликта, произошедшего на грузинской территории, имеет свои специфичные черты.

Очевидно, что использованные дипломатические методы в последующем будут оказывать неоднозначное влияние на расстановку сил в регионе. Итак, план урегулирования, к согласованию которого непосредственно была причастна Франция, подписали Россия и Грузия - основные участники конфликта. Однако "за бортом" переговоров остались два других активных его участника - Южная Осетия и Абхазия. Ясно, что президент Франции Николя Саркози свои усилия на переговорах направлял в сторону легитимных с точки зрения международного права стран - России и Грузии. Позицию Парижа в этом смысле понять можно, так как Тбилиси и Москва являются основными сторонами противостояния. И заключив между ними перемирие, Франция снискала себе звание миротворца, способного дипломатическим путем урегулировать конфликт на Южном Кавказе. При этом действиям Франции во время урегулирования конфликта вряд ли можно дать однозначную оценку. Так, очевидно, что Франция намеренно не привлекла к переговорам Южную Осетию и Абхазию - самопровозглашенные республики, которых не признало международное сообщество. Тем самым Париж попытался вывести из игры Сухуми и Цхинвали. Вместе с тем своим игнорированием существования де-факто других участников противостояния Париж мог столкнуться с нерадужными перспективами реализации плана урегулирования конфликтов. Ведь если под известным документом стояли бы подписи только глав России и Грузии, то у Абхазии и Южной Осетии остались бы "развязанными руки". Другими словами Сухуми и Цхинвали могли и дальше продолжать вести боевые действия по отношению к Тбилиси, используя при этом российскую боевую технику и вооружение. И аргументом здесь могло быть отсутствие соглашения между конфликтующими сторонами. Как результат - вооруженный конфликт продолжается. Однако, уже после подписания плана урегулирования конфликтов с Грузией, Россия попыталась на свой лад "исправить" ситуацию. В этом смысле московская встреча президента России Дмитрия Медведева с главами Южной Осетии и Абхазии стала очередным тому подтверждением. Так в ходе встречи Сергей Багапш и Эдуард Кокойты подписали в присутствии президента Дмитрия Медведева и главы внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, согласованный с Францией документ о принципах урегулирования. Таким образом, Москва вовлекла в переговорный процесс Цхинвали и Сухуми. С одной стороны, шаг Москвы оправдан. Кремль ясно дал понять, что Сухуми и Цхинвали также являются участниками конфликта и его разрешение невозможно без их непосредственного участия. В результате, поставив свои подписи под документом по урегулированию конфликтов, Сухуми и Цхинвали принимают на себя часть обязательств, и, как предполагается, не смогут уже продолжать вооруженное противостояние по отношению к Тбилиси. С другой стороны, Москва, пригласив проигнорированные Парижем две непризнанные республики, достигает и другой цели. А именно ту, что, поставив подписи под грузино-российским планом урегулирования конфликтов, Кремль практически поставил Южную Осетию и Абхазию на одну ступень с субъектами международного права - Россией и Грузией. Таким образом, Москва с минимальными для себя усилиями удержала в процессе российско-грузинского противостояния Цхинвали и Сухуми. Кроме этого Кремль попытался взять у Тбилиси реванш за изменение 6 пункта урегулирования конфликтов, согласованного 12 августа президентами России и Франции и позднее измененного Грузией. Напомним, что на встрече с Сергеем Багапшем и Эдуардом Кокойты президент России предоставил Южной Осетии и Абхазии самим определиться со своим статусом. При этом Москва обещала "…согласиться с их выбором и более того, его гарантировать…". В свете происходящих событий нетрудно предугадать, какой статус выберут для своих республик жители Абхазии и Южной Осетии. И если, например, ранее в 2006 году в ходе референдума большинство населения проголосовало за свою независимость, то после военной операции Тбилиси, сомневающихся в отделении Южной Осетии от Грузии практически не осталось. То же самое можно говорить и в отношении Абхазии. *** В целом стоит отметить, что позиция Москвы по отношению к обретению суверенитета Южной Осетии и Абхазии является знаковым событием. Так как подобное решение, а тем более его реализация является для России тем самым рубиконом, перейдя который, страна приобретает качественно новое состояние. Это понимают как в Кремле, так и в Белом доме и странах ЕС. Кроме того заявленная позиция Москвы является своеобразным сигналом для тех республик СНГ, которые находятся в схожей с грузинской ситуации. Насколько ясно осознают этот недвусмысленный намек другие страны - станет понятно уже в среднесрочной перспективе. А пока что внимание многих стран сконцентрировано на действиях Москвы, так как уже не раз приходилось наблюдать не только половинчатость в практических мерах России, но и изменение оглашенных ранее решений… Фото с сайта http://www.bbc.co.uk
Загрузка...

X Закрыть