Опубликовано: 1181

ЦА как одна из зон национальных интересов США

США уже длительное время объясняет свое присутствие в Центральной Азии продолжением борьбы с экстремистскими исламскими движениями.

Вашингтон на протяжении нескольких лет держит в зоне своего пристального внимания центрально-азиатские республики, являющиеся членами СНГ и время от времени пытается убедить их в том, что американские военные базы на территории стран Центральной Азии обеспечат мир и стабильность в регионе. Но насколько это так? Да, после событий 11 сентября правительства стран региона предложили поддержку США в проведении антитеррористической операции "Прочная свобода", а сами страны ЦА присоединились к коалиции, предложив любое необходимое содействие со своей стороны. Центрально-азиатские республики предоставили Вашингтону право пролета над своими территориями. Таджикистан и Туркменистан помогали в доставке гуманитарной помощи в Афганистан в первые месяцы кампании. Притом, что несколько стран региона предоставили свои авиабазы для долгосрочного базирования. Так гражданский аэропорт "Манас", обслуживающий столицу Киргизстана Бишкек, был выбран в качестве основной базы для авиационной поддержки сил коалиции в Афганистане. Казахстан также предоставил право на посадку самолетам коалиции в тех случаях, когда они не могли совершать ее в "Манасе" из-за погодных условий или технических неисправностей. Когда анализируешь события, когда с декабря 2001 года в аэропорту Кыргызской Республики "Манас" стали размещаться наземные службы по организации военной базы, а на территории Узбекистана - в аэропорту "Ханабад" появились военнослужащие вооруженных сил США, создается впечатление поэтапного размещения ограниченного контингента вооруженных сил США на территории стран Центральной Азии длительностью не менее 5 лет. И хотя стабильное положение Центральной Азии в последнее время не вызывает ни у кого сомнения - военные базы не свертываются и численность ограниченного контингента войск не уменьшается. При этом многие официальные представители Белого дома заявляли, что у Вашингтона нет намерения создавать постоянные военные базы США в Центральной Азии. Но уже становится очевидным, что Вашингтон, преследуя намерения идти "по пути установления долгосрочных отношений в сфере безопасности и в вопросах доступа к военным базам", будет отодвигать на более позднее время обсуждение вопроса по свертыванию военных баз. Есть еще один аргумент в пользу существования военных баз США в Центральной Азии - это наличие террористических организаций в самих республиках региона. В сентябре 2002 года Вашингтон включил в свой список террористических организаций ряд объединений, функционирующих в Центральной Азии. В их число были отнесены Исламское движение Узбекистан и Исламское движение Восточного Туркестана. Обе организации приравнены к активно действующим на территории республик - бывших членов СССР и в регионе (Китай, Афганистан, Турция, Пакистан). При этом интересен тот факт, что одним из критериев опасности террористических организаций, включаемых в список Белого дома, является проведение терактов в отношении дипломатических миссий в регионе. Возможность распространения экстремизма и появления террористических организаций уже давно используется Белым домом в качестве основного аргумента своего военного присутствия в той или иной стране мира или регионе. По всей видимости, в миссию ограниченного контингента вооруженных сил НАТО (читай США) входят мероприятия по не допуску возможности распространения религиозного экстремизма и терроризма в странах региона. Подобный аргумент будет актуальным на протяжении длительного периода времени, при этом он может быть использован не только в качестве расширения военного влияния, но и при распространении его (влияния) на экономическую, энергетическую области. Здесь нельзя исключать и дипломатический уровень в целях стимулирования политических, экономических и социальных реформ и улучшения положения с правами человека в соответствии с обязательствами, которые имеют эти страны перед ООН и ОБСЕ. Это уже стало заметно на ситуации, связанной с соблюдением прав человека в Центральной Азии. Многие считают, что Соединенные Штаты закрывают глаза на репрессии в Центральной Азии в обмен на сотрудничество в области безопасности. И как следствие этого, ситуация, связанная с соблюдением прав человека в республиках региона пошла на спад. В настоящее время ситуация с соблюдением прав человека в Центральной Азии носит противоречивый характер. Так в Узбекистане и Таджикистане налицо ограниченный, но реальный прогресс, в Туркменистане - застой, а в Казахстане происходит определенный откат. Кроме того, Вашингтон, оказывая свое влияние на политическую ситуацию внутри центрально-азиатских республик, стал реализовывать программы, направленные на развитие демократических свобод. Только за один год своего присутствия в Центральной Азии США субсидировало около 50 млн. долларов специально на программы в области демократии. Эти программы в большинстве своем были направлены на поддержку НПО, на лоббирование в принятии национальных законов на распространение в Центральной Азии европейской модели государственного устройства и институционализации. Какую внешнеполитическую доктрину выберет США по отношению к Центрально-азиатским республикам и на что она будет направлена? Вполне вероятно, что внешнеполитическая линия Вашингтона в регионе направлена на решение следующих стратегических задач: - использование благоприятной для США военно-политической конъюнктуры, сложившейся в ходе военной операции в Ираке для всестороннего укрепления отношений со странами Центрально-Азиатского региона; - обеспечение американскому бизнесу доступа к топливно-энергетическим и другим природным ресурсам Центральной Азии; - создание условий, при которых другие внешние силы, прежде всего Россия и Китай, не смогли бы контролировать и направлять развитие процессов в Центральной Азии в ущерб американским национальным интересам, включая и интересы американских транснациональных корпораций, работающих в нефтегазовой сфере; - модернизация и расширение предоставленных Вооруженным Силам США военных баз, при этом основной акцент будет сделан на Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. Казахстан также может ожидать подобной участи, но только после упомянутых стран; - открытие рынка Центрально-азиатских стран для американских товаров и услуг. США интересует в Центральной Азии не столько политическая стабильность, сколько контроль над углеводородами и путями их экспорта. И здесь вступают в игру Россия и КНР. Сам факт роста активности этих стран в Центрально-азиатском регионе должен насторожить не только самих "игроков", но и стран, на чьей территории разыгрывается очередная партия. Не стоит объяснять, что передел сфер влияния несет различного рода конфликты и изменения, но никак не политическую стабильность и мирное сосуществование. При этом странам региона отводится второстепенная роль, и все вышеупомянутые сферы деятельности государств могут быть подвержены трансформации извне. И на чьей стороне окажется больше сторонников, та страна и сможет реализовать программу, направленную в первую очередь на соблюдение своих национальных интересов, и вовсе не способствующую оказать помощь центрально-азиатским республикам в решении их проблем.
Загрузка...

[X]