Опубликовано: 1827

Будь, Спок!

Будь, Спок!

Эта старенькая, потрепанная книжка хранится в нашей семье много лет. А двадцать пять лет назад, да и позже, она становилась для нас настоящей Библией - открывая ее, мы жадно искали советы по воспитанию детей.

Написал ее американец, доктор Бенджамин Спок - культовая фигура послевоенного поколения, впервые подвергший сомнению принципы традиционного воспитания детей. Говорят, что по популярности книга Спока "Ребенок и уход за ним" уступает только…Библии - за прошедшие шестьдесят лет она вышла тиражом более чем пятьдесят миллионов экземпляров, на сорока пяти языках. Как раз в эти дни доктору Споку исполнилось бы 105 лет, и кто знает, что сказал бы этот удивительный и противоречивый человек, глядя на нынешние поколения землян… "Не бойтесь доверять собственному здравому смыслу. Воспитание ребенка не будет сложным делом, если вы сами не будете его усложнять. Доверяйте своей интуиции и следуйте советам детского врача. Главное, что нужно ребенку - ваша любовь и забота. И это гораздо ценнее, чем теоретические знания. Всякий раз, когда вы берете ребенка на руки, даже если сначала вы делаете это неуклюже, всякий раз, когда вы меняете ему пеленку, купаете его, кормите, разговариваете с ним, улыбаетесь ему, ребенок чувствует, что он принадлежит вам, а вы ему. Никто в мире, кроме вас, не может дать ему этого чувства. Вам, наверное, покажется удивительным, что при изучении методов воспитания детей ученые пришли к выводу, что хорошие, любящие родители интуитивно выбирают самые правильные решения. Более того, уверенность в своих силах - залог успеха. Будьте естественны и не бойтесь ошибок…", - это писал Спок, и его слова миллионы людей во всем мире воспринимали, как новое Евангелие. Председатель Казахстанской Лиги женщин творческой инициативы Асия Хайруллина знает о несчастных детях все. Многие годы организация, которую она возглавляет, занимается вопросами детей, лишенных нормальной семьи и детства, сиротами, маленькими правонарушителями и бродяжками. Тысячи детей, благодаря ей, обрели нормальный семейный очаг. И она также согласна с доктором Споком: главной причиной детских несчастий в семье является отсутствие внимания, уважения и любви. - "Ребенок и уход за ним" - эта книга должна быть настольной для каждого молодого родителя, - считает Асия.- Ничего лучшего по этой теме в педагогической и медицинской литературе, я считаю, пока не создано. Книга универсальна, и неслучайно ее советы без колебания примут и европеец, и араб, и казах, и представитель любой другой нации. Зайдите в наши книжные магазины: ведь нормальных книг по уходу и воспитанию детей в них просто нет! Есть масса книг, объясняющих, как ухаживать за рыбками, собаками или попугайчиками, а книги по уходу и воспитанию младенцев - острый дефицит… Я не говорю уже о литературных достоинствах этого произведения Спока - здесь она вообще вне конкуренции, в ней все так и дышит любовью, нежностью, уважением к маленькому человечку. Я по опыту своей жизни и работы знаю, что именно любовь в семье скрепляет всех ее членов в одно целое, и что дети буквально гибнут без родительской любви. Эта мысль проходит и через всю книгу Спока. Он совершил глубочайший переворот в менталитете родителей всего мира: после него бить детей в целях воспитания перестало быть обыденностью, это стало стыдным, позорным… Конечно, есть еще люди, которые пускают в дело ремень, не задумываясь. Но все-таки психологически приемлемой общественной НОРМОЙ телесные наказания теперь не являются - и за это огромная часть человечества должна быть признательна Споку… Сам Бенджамин Спок родился в трудовой, религиозной американской семье. Отец, вечно занятый на работе, передоверил воспитание детей своей жене, Милдред Луизе. Та сама выросла в пуританской семье, где исповедовались строгие принципы воспитания. И в той же манере растила своих сыновей и дочерей. Суровая атмосфера, царившая в доме, хотя и основывалась на незыблемых принципах христианской морали, сказывалась на детях весьма негативно. Одна из сестер Бена, вспоминая родителей, рассказывала: "Я никогда не лгала отцу, ибо в том не было нужды, а вот матери - постоянно, так как за малейшую провинность она наказывала безжалостно". Дети были уверены, что отец, хоть и мало общается с ними, но любит их, а мать - нет. Сам Спок писал: "В детстве я боялся родителей. Да и не только в детстве, но и в юности. Научившись бояться их, я боялся всех: учителей, полицейских, собак. Я рос ханжой, моралистом и снобом. Со всем этим мне пришлось потом бороться всю жизнь". Результаты такого семейного воспитания говорят сами за себя. Уже будучи взрослыми, четверо детей семьи Спок были вынуждены прибегать к психиатрической помощи, трое так и не смогли создать собственные семьи, а у двоих неудачно сложились первые браки. Поэтому, наверное, молодой врач воспринял с таким энтузиазмом учение Зигмунда Фрейда, который все причины неврозов объяснял подавленными влечениями и желаниями. Из этого представления, которое само по себе правильно, Спок одним из первых сделал вывод, что дети вырастут в менее невротичных, более приспособленных к окружающей действительности и, главное, менее агрессивных людей, если их с малолетства оберегать от любых разочарований (фрустраций) и во всем им уступать. Как показало время, этот тезис не всегда выдерживал экзамен на научную объективность в сложных жизненных обстоятельствах. Нобелевский лауреат, австрийский зоопсихолог и социолог Конрад Лоренц писал: "Американская система воспитания, построенная на этом предположении, лишь показала, что инстинкт агрессии, как и другие инстинкты, спонтанно прорывается изнутри человека. Появилось неисчислимое множество невыносимо наглых детей, которым недоставало чего угодно, но уж никак не агрессивности. Трагическая сторона этой трагикомической ситуации проявилась позже, когда такие дети, выйдя из семьи, внезапно столкнулись, вместо своих покорных родителей, с безжалостным общественным мнением. Как говорили мне американские психоаналитики, очень многие из таких людей, воспитанных подобным образом, превратились в невротиков, попав под нажим общественного распорядка, который оказался чрезвычайно жестким". Споры о "воспитании по доктору Споку" не прекращаются и по сей день. Сам доктор в конце своей жизни косвенно признавал, что в этой его методике что-то неладно, но уверял, что его неправильно поняли. "Я никогда не призывал к вседозволенности", - оправдывался он. И в этом он, в качестве примера, вполне мог бы привести свою собственную семью. Главный парадокс в жизни доктора Спока состоял в том, что от тяжелого и горького опыта собственного детства ему, видимо, так и не удалось освободиться. В кругу собственной семьи он представал совсем не таким, каким его воображали миллионы почитателей. В отношении своих сыновей он вел себя в прямом противоречии с собственными рекомендациями. "Я никогда не целовал своих сыновей", - признавался он на склоне лет. Джон Спок, младший сын доктора, в возрасте 52 лет, когда отца уже не было на свете, рассказал: "Отец постоянно устраивал нам нешуточные разносы даже по мелочам. У нас в доме царила гнетущая обстановка. Моим обычным состоянием были страх, чувство унижения и подавленности". Вполне понятна та ирония, с какой Джон относится к бестселлеру доктора Спока. Он запомнил своего отца совсем другим - "отвратительным тираном по отношению к родному сыну". Не сложились отношения доктора и с матерью его детей - Джейн. По свидетельству близких, она была его первой помощницей в подготовке книги, но все время чувствовала себя недооцененной. Душевный дискомфорт плавно перерос в алкоголизм, что разрушило их брак накануне золотой свадьбы. Доктор Спок повторил противоречивый жизненный путь философа-романтика Руссо, учение которого произвело громадный переворот в мышлении человечества, став, однако, причиной многих горьких разочарований и ошибок. Руссо также призывал вернуться к "естественному человеку", к безграничной свободе личности - а сам отдавал своих рождавшихся детей в детский приют, в общении с окружающими был невозможен, а порой проявлял явные признаки сумасшествия… И все-таки нельзя не восхищаться этой героической попытке одного человека, с помощью воспитания слепить из маленького человека ангела! Медицинскую часть его учения можно и сегодня воспринимать без грамма сомнения - такой любовью, нежностью и заботой о детях дышат его рекомендации. Но вот педагогические методы были жестоко "откорректированы" жизнью, не все принципы безграничной свободы для ребенка можно принять сегодня за аксиому… Тысячи и тысячи изломанных детских судеб, которые обязаны своим положением именно отсутствию контроля и внимания со стороны родителей, именно пресловутой "свободе" - тому доказательство! Бенджамина Cпока сегодня можно воспринимать как виднейшего педагога, реформатора-утописта, романтика, "штурмующего небо". Он может служить примером беззаветного, а подчас - и трагического служения самым лучшим гуманистическим идеалам. Много ли таких подвижников сегодня? Фото с сайта ru.wikipedia.org

[X]