Опубликовано: 852

Белое платье горячки

Белое платье горячки

...Вот она идет - приземистая, бесформенная, с пятками, привыкшими к вольготной обуви, в никакой китайской блузке, с "химией", над которой обрыдались бы ностальгирующие советские эмигранты. В пакете они бережно несет кирпичик хлеба и бутылку дрянной водки. Часа через два - повтор того же пути из магазина, только походка более осторожная, пузырь несет в руках, пакет и хлеб отсутствуют.

...Вот она подъезжает к дому на такси и поднимается в лифте - красивая, длинноногая, в модных тряпках ценой в полприхожей. Бросив сумку, опрометью бежит к бару с затейливыми бутылками и трясущимися руками выбирает что поградуснее. Потом еще одну. ...Через три дня они встречаются на соседних койках в наркодиспансере. Невеселый диагноз, с которым туда попадают, минздрав РК нынче формулирует по-новому красиво и достаточно мягко: психические и поведенческие расстройства в результате употребления алкоголя (в народе - "алкашки несчастные"). Так вот, по данным сего высокого ведомства, с таковым диагнозом в республике состоят на учете 23 177 женщин. По убеждению же экспертов Всемирной организации здравоохранения, для того, чтобы иметь более-менее реальное представление о женском алкоголизме в Казахстане, цифру эту необходимо увеличить в 8-10 раз. Но и тогда картина не будет полной - ведь многие пьют - и пьют хронически - без какого-либо учета. Пить дочери Евы стали активнее. Во всяком случае, в прошлом году на учете состояло почти на 2 тысячи "единиц" меньше. В чем же дело, отчего прекрасные ручки все чаще тянутся к пагубному зелью? Некоторые причины, конечно, лежат на поверхности. И любая их тех, кто еще в состоянии оправдываться, с готовностью назовет вам их. Одиночество. Отсюда - стрессы и стремление как-то снять их. Поначалу рюмочка - очень хороший в этом деле помощник, потом и ей становится скучно, и она зовет к себе в компанию много-много рюмочек. Исследователи давно пришли к выводу: у женщин алкоголизм развивается куда быстрее, чем у мужчин - от полугода до 3 лет "злоупотребления". В чем тут дело, наркологи понять пока не в силах. То ли химические какие-то тонкости, то ли свойства психики. Загадку исследователи видят и в том, что одинокие женщины спиваются быстрее тех, что квасят в коллективе. Как правило, это интеллигентные, с высшим образованием дамы, у которых болезнь проистекает без каких-либо значительных нарушений психики. Они тщательно скрывают свой порок на работе, не теряя способности к ней, и долгое время ни по внешности, ни по интеллектуальному уровню никто ничего не замечает. Но неизбежно, хотя и медленно наступает деградация: ухудшается память и реакция, и проступают предательские красные жилки на носу. Лечение в диспансере одинокие замкнутые особы воспринимают как дамоклов меч и могут затем "завязать" навсегда. Семейные конфликты. С одной стороны - у кого их нет. С другой - тетенек, пьющих "горькую", вполне можно понять. Поди, попробуй пожить лет 10 с таким чучелом и ни разу не выпить при этом. А так - тяпнула перед сном пол... бутылочки, оно и полегчало. Или наоборот ... еще хуже стало. Так и убила бы его, мерзавца. И убивают, и калечат. Супружеский алкоголизм особенно страшен. Не разовое, так называемое пьянство, а именно алкоголизм - когда изо дня в день, без тормозов. Полицейские сводки в разных областях страны практически каждый день содержат жуткие строки о происшествиях, причина которых - женский алкоголизм на почве семейных конфликтов. Как правило, это личности уже полностью опустившиеся, не способные контролировать свои действия. Невыносимая тяжесть бытия. Так можно суммировать еще множество причин, поставивших перед женщиной рюмку, от которой она не захотела, а потом уж и не смогла отказаться. Это и безработица, и дискомфорт, и проблемы на той работе, которая есть, и чувство бесперспективности. Прибавим, говоря научным языком, влияние алкоголического окружения - к примеру, муж запил и подругу жизни приобщил. Тяжелую наследственность прибавим - врачам известны целые семьи алкоголиков, где будущее беспрерывных детей прослеживается совершенно отчетливо. Женщина в нашем государстве оказалась в нелегком положении и в буквальном смысле. Из 7 752 300 казахстанских гражданок 1 542 900 не заняты никакой работой, 700 000 самостоятельно кормят семью. Да, создаются кризисные центры для борьбы с бытовым насилием, проводятся разные умные теоретические семинары. А в реалии идет дискриминация по возрасту - 50-летних трудяг тихо меняют на ярких компьютерных девочек. Много говорится об адресной социальной помощи, но пособие многодетной матери по-прежнему составляет 1473 тенге. Алкоголизм и материнство - вещи безусловно несовместимые. Известный ученый С. Пащенков в течение 5 лет наблюдал 3300 пациенток, лечившихся от хронического алкоголизма и пришел в выводу, что у них в 2,5 раза выше уровень гинекологических заболеваний. Нарушается процесс формирования яйцеклетки, задолго до зачатия изменяются хромосомы, несущие генетический код. Отсюда - волчья пасть, заячья губа. И хотя часто говорят с досадой про какую-нибудь соседку-забулдыгу: "Пьет и рожает, хоть бы что ей", - это только видимость, дети вечного "карнавала" просто не могут быть здоровыми. Так излечим он, черт побери или нет? А, доценты с кандидатами? Нет однозначного ответа. Различные научные школы который год пытаются отстоять свою точку зрения теоретически. Хотя, на мой взгляд, куда лучше было бы экспериментировать на практике. Взять конкретную страдающую женщину (учитывая все оттенки ее личности и варианты причин) да и попытаться навсегда вылечить от запоя. На сегодня же у нас для нее лишь два реальных пути - это диспансер и кодирование. Диспансер имеет звучное название: медико-социальной коррекции. На самом деле здесь просто с помощью препаратов приводят запившихся в чувство и отправляют восвояси. И вскоре те попадают на стационарное лечение вновь и вновь. Социальная адаптация - это утопия. Ни средств, ни специалистов, ни времени у диспансеров на это нет. Что касается кодирования, то опытные психологи считают его эффект почти нулевым, поскольку неизбывно любопытство человеческое: выпью, а что будет? Страх проходит, любопытство - особенно женское - остается. Глоток - и снова срыв. Это мало утешает, но женщины пьют больше во всем мире. (А начали вообще Бог знает когда, в древние века.) Итальянский врач Д. Квери назвал женский алкоголизм государственной проблемой, немец Тьерн - угрозой национальному развитию. Хотелось бы, конечно, чтобы это осознали не только медики. ...И все-таки: почему пьют те двое (что начали с первых строк материала) - такие непохожие, из разных слоев общества, с разными проблемами? И почему тысячи женщин, оказавшись в точно таких же, может быть, жутко трудных ситуациях, не пьют? А это, батенька, уже к психиатру.

[X]