Опубликовано: 2245

Арал и взаимоотношения государств ЦА

Арал и взаимоотношения государств ЦА

Арал гибнет, и этот неоспоримый факт уже длительное время не дает покоя многим странам и политическим деятелям.

С середины 60-х годов зафиксировано резкое падение уровня воды в нем. В настоящее время в море содержится около 15-20 процентов воды. На юге Арала на площади 200-300 километров, в восточном направлении и 50-100 километров в направлении север-юг обнажилось дно. Глубина Арала в настоящее время составляет 8 метров. Амударья сейчас отделена от Арала десятикилометровым соляным пляжем. Ежегодный выброс соли в атмосферу составляет 1 миллион тонн. Ветер разносит тонны соли и песка с высохшего морского дна в радиусе 350 километров, что может служить причиной возникновения катастрофы регионального масштаба. При этом становится популярным тезис о том, что соляные воздушные потоки губительно сказываются на ледниках Памира, Северного Кавказа и даже швейцарских Альп. Международный фонд спасения Арала, созданный по инициативе глав государств Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана периодически проводит заседания с участием первых лиц республик, но эффективность от подобных мероприятий очень мала. Участники встреч сходятся во мнении, что спасение Арала невозможно осуществить без реализации проекта поворота сибирских рек, разработанного еще во времена СССР. Но насколько реально претворить его в жизнь? И согласится ли Москва с точкой зрения стран, заинтересованных в решении Аральского вопроса? К решению проблемы привлечены различные международные природоохранные организации, которые вкладывают значительные финансовые средства в спасение Арала. Но при получении помощи от международной общественности не называется главная причина упадка Арала: бесперспективная система хозяйствования, которую не напитаешь никакими реками и которая заранее запрограммирована на фиаско. Так, лишь десять процентов воды, не попавшей в Аральское море (хотя гораздо целесообразнее назвать Арал озером, так как его глубины недостаточно, чтобы действительно считать его морем), пришлось по назначению - остальная вода просочилась сквозь земляные стены водоотводов и каналов, испарилась с поверхности заболоченной почвы. И какой бы значительной не была финансовая и материальная помощь со стороны международного сообщества, без изменения системы водопользования, водоснабжения данная помощь будет уходить, как и вода Арала в почву безвозвратно и безрезультатно. А ведь когда-то Арал был четвертым по величине озером в мире, а территория Приаралья - цветущим оазисом. Во время существования СССР Арал был не только водоемом, наполненным живительной влагой, способствующей установлению мягкого климата вокруг озера, но и подспорьем для многих республик во время ирригационного периода. Тогда казалось, что запасы воды в Амударье и Сырдарье, впадающих в Арал, безграничны, поэтому вопрос о ее экономии при строительстве оросительных систем не учитывался вовсе. Но масштабы орошаемого земледелия в бассейне Аральского моря превысили возможности данной экосистемы, что способствовало началу его конца. Можно сказать, что к началу 90-х годов море потеряло около 50% своих водных ресурсов. После парада суверенитетов море продолжало уменьшаться. Уже в 1995 году море потеряло около трех четвертей воды, берег отодвинулся на 100-150 километров. Это способствовало появлению засушливых почв, которые становились местом образования новой пустыни с соответствующим названием - Аралкум. Начался процесс, который был сопряжен с одной стороны увеличением площади пустыни, засолением и заболачиванием почв, с другой стороны - ухудшением климата. Как результат начала исчезновения Арала и появления новой пустыни проявились негативные последствия - резкое снижение качества воды и ухудшение здоровья населения. Существует и еще одна проблема, связанная с высыханием Арала, о которой многие пытаются не вспоминать - это остров Возрождения. Еще во времена СССР здесь создавалось и испытывалось бактериальное оружие, а после осушения Аральского моря появилась двойная угроза: распространение опасных для человеческого организма вирусов и увеличение радиуса их действия. И это становится уже реальностью, так как в настоящее время штаммы сибирской язвы, чумы и других инфекций уже распространяются за пределы Приаралья. Подобные реалии не могут не волновать республики, которые тем или иным образом привязаны к Аралу и его гидроресурсам. И создание Международного фонда спасения Аральского моря является своеобразной мерой для активизации деятельности республик и координации их действий в данном направлении. Но, несмотря на принятие деклараций и обращений к ООН, встречи в рамках данной организации не способствуют созданию сотрудничества между странами. Основная причина в безрезультативной деятельности Международного фонда спасения Аральского моря лежит в геополитических интересах руководителей центрально-азиатских республик, которые превалируют над принятием совместных решений по спасению Арала. Амбиции в этом случае стоят выше судьбы Аральского водоема. Практически на всех встречах центрально-азиатских республик различных уровней красной нитью проходит утверждение о том, что восстановление водных запасов Арала практически невозможно без финансовой и материальной поддержки международного сообщества. Но насколько эффективной окажется эта поддержка, если четыре суверенных государства до настоящего времени не способны выработать единого плана восстановления Арала? Позиции, занимаемые центрально-азиатскими республиками в отношении решения судьбы Арала, не позволяют говорить о скоординированности действий, а это уже долгое время является барьером к началу реализации крупномасштабных проектов по спасению Арала. В свою очередь многие международные организации, разочарованные деятельностью республик в отношении Арала, сходятся на мысли, что в настоящее время его судьба предрешена. Так по оценкам экспертов ООН, к 2020 году Арал, скорее всего, прекратит свое существование. Но в зоне экологического бедствия находятся люди, которых еще можно спасти, и это, по мнению многих экспертов, является более приоритетной задачей, чем оживление давно безнадежно умершего "организма". Хотя, справедливости ради, нужно отметить и существование других точек зрения. Одна из них сосредоточена на рациональном использовании оставшихся водных ресурсов Арала. Это возможно сделать двумя путями: через прекращение полива традиционными методами (которые в значительной мере способствовали осушению Арала) и переходе на капельный полив по примеру Саудовской Аравии (где вода распространяется через дождевые установки), и прокладыванию синтетических трубопроводов и бетонированных арыков. Существующая концепция поворота сибирских рек не спасет Арал, так как подача воды из Оби заранее ущербная мера для экологии и затратная статья для экономики. При этом на экологии подобный "финт" тоже отразится не в лучшую сторону - грядет еще большее засоление. Ведь вода пойдет по каналу, у которого земляное ложе, а не бетонное, значит, появятся болота. Только в этом случае они будут не пресными, а солеными, так как здесь действует старая истина - чем больше воды, тем больше соли. В данном ракурсе проект поворота сибирских рек выглядит явно убыточным для центрально-азиатских республик. Но здесь он рассматривался только при условии, что Россия дает свое согласие. А вот это - маловероятно, так как для Москвы реализация проекта поворота сибирских рек несет только негативные последствия. К тому же сибирские реки для России значат больше, чем источник гидроресурсов. Зауралье - кислородная подушка для Европы, и вряд ли европейские страны станут жертвовать своей экологической безопасностью в угоду Центральной Азии. Существующая концепция разделения Аральского моря на три части при помощи плотины, которая отделит Северный Арал от Южного, также не находит поддержки у центрально-азиатских республик. С одной стороны разделение Арала дамбой на несколько водоемов выглядит разумным, с другой стороны - оно неосуществимо на практике. По мнению представителей экологических организаций, проблема Арала может быть решена не за счет переброски 10% стока Амударьи в Афганистан, а благодаря сокращению потребления воды Туркменистаном и Узбекистаном в ирригационный период, которые разбирают 90% стока реки. Но с этим предложением не могут согласиться Ташкент и Ашхабад. В этом случае данная концепция не получает поддержки среди участников процесса по спасению Арала и обречена на забвение. Говоря о возможных последствиях, следует учитывать, что изменения климатического режима региона лишь усилит миграционные и депопуляционные процессы. Для республик Центральной Азии обладание водными ресурсами и запасами пресной воды имеет большое значение, как в хозяйственном, так и в военно-стратегическом смысле. Именно по этой причине всякий раз при усилении межгосударственных противоречий в регионе, начинают подниматься вопросы функционирования водно-речных и водосберегающих систем, что только в очередной раз показывает неспособность государств объединиться для решения региональной проблемы.

[X]