Опубликовано: 1085

Анна унд Марта БАДен

Анна унд Марта БАДен

Скоро в десятый раз в Алматы пройдет Международная выставка по здравоохранению "КИХЕ-2003". Свою продукцию в трех разделах - фармацевтика, медтехника и стоматология - представят около 300 фирм из 16 стран.

Можно, конечно, сколько угодно делать вид, что Казахстан - равноправный участник выставки и потенциальный желанный партнер для ведущих медицинских компаний. Увы, это тот классический случай, когда желаемое и действительное находятся слишком далеко друг от друга. Производителей всевозможной медицинской продукции и вправду интересует наша страна - но лишь как рынок сбыта. Мир завален лекарствами, витаминами, чудодейственными средствами - как действительно новейшими разработками, так и откровенно халтурными препаратами. К примеру, БАДами - и вреда от них вроде бы нет, но и пользы никакой. Разве что по принципу "плацебо", когда у больного срабатывает только сила самовнушения. К нам биологически активные добавки в последние годы полились широкой рекой. Убедительно-настойчивая реклама и тонкий психологический расчет: как ни странно, наши граждане до сих пор считают, что если препарат - дорогущий, да еще и заморский (из плавников, хрящей, рогов, копыт и еще черт знает каких экзотических частей, сулящих чудесное выздоровление, долголетие и сексуальную реанимацию), то уж он-то непременно поможет. На моих изумленных глазах тетенька, едва передвигающаяся на размолоченных артритом ногах и отнюдь не в норковое манто одетая, потребовала в аптеке средство ценой почти в 100 долларов. "Что, и правда, помогает? - поинтересовалась я у провизора, увидев, с какой жалостью смотрит она вслед удаляющейся с трудом фигуре. "Обыкновенная растительная добавка, - грустно ответила опытная аптекарша. - А необходимый курс по инструкции - это 5-6 флаконов. Если бы она меня спросила, я бы посоветовала действительно хорошее лекарство в десять раз дешевле. Но ведь рекламы начитались! Не переубедишь!" Да, и телевидение не отстает: популярные актеры с улыбкой рассказывают, как вернуло их к жизни то или иное средство. Можно только догадываться, каким голоданием или влезанием в долги дается его покупка многим слишком доверчивым и не слишком имущим гражданам. Меж тем до сих пор биологически активные добавки, импортируемые в Казахстан, не включены в перечень продукции, подлежащей обязательной сертификации. Хотя на недавнем заседании межгосударственной комиссии по стандартизации, регистрации и контролю качества лекарственных средств СНГ ставился вопрос о необходимости введения жесткого государственного контроля за рынком пищевых добавок. Сегодня в Казахстане он хаотичен. По данным министерства здравоохранения РК, в республике на сегодня зарегистрировано более 7 тысяч лекарственных препаратов, и эта цифра будет расти из года в год. Мало того, что в цивилизованном мире регулярно разрабатываются и производятся новые средства, так еще параллельно идет поток фальсифицированных. Уследить за ним безуспешно пытались всевозможные контролирующие органы на протяжении последних лет пяти. Если в советское время большой город спокойно обходился двумя десятками аптек, то сегодня только в Алматы их - около 1000. В южной столице зарегистрировано более 700 аптечных организаций, имеющих лицензию минздрава на занятие фармацевтической деятельностью, в том числе, с правом розничной торговли лекарственными средствами - 500. До сих пор торгуют анальгином, димедролом и прочими потребными населению снадобьями на уличных лотках, на рынках. Погнавшиеся за дешевизной граждане рискуют не только своим здоровьем, но иногда и жизнью. По мнению специалистов, "базарное" лекарство может обернуться настоящей отравой. К этому приводят нарушения условий хранения, несоблюдение срока годности и, самое главное, сомнительное происхождение. Врачи любой бригады "Скорой помощи" знают немало случаев, когда человек едва не отбросил коньки после приема некачественного препарата. Управления фармакологического контроля, призванные осуществлять от лица государства контроль за качеством лекарств, бессильны в борьбе с нелегальными торговцами. Обнаружив вопиющие нарушения правил хранения и реализации, они не могут даже конфисковать опасный "товар", не говоря уж о том, чтобы его уничтожить - не имеют на это права, отсутствует законодательная база. Нет ни в Уголовном, ни в Уголовно-процессуальном кодексах такой статьи, которая позволила бы наказать виновного, несущего, по сути, прямую угрозу здоровью и жизни людей. Решить вопрос о привлечении к ответственности самодеятельного "провизора" может только суд. Но какой суд у нас в стране примет к производству заведомо безнадежное дело - ведь нужны свидетели, многочисленные акты экспертиз... Единственное, на что имеет право комитет фармации - обнаружив нарушения, отозвать лицензию (у тех, у кого она есть) и наложить штраф. При огромных суммах, вращающихся в теневом лекарственном бизнесе, штраф это выглядит весьма символическим и вряд ли потрясет кого-либо из подпольных дельцов. Никем не отслеживаемые БАДы и контрабандные лекарства продолжают активно вливаться на рынок страны. По данным казахстанской Ассоциации импортеров фармацевтической продукции, в некоторых регионах из общего объема продающихся лекарств почти 90 процентов поступают на прилавок контрабандным путем. Бороться с цепочкой нелегального ввоза лекарств нелегко. Ясно, что даже арест конечной ее "точки" - продавца - на процесс этот ни в коей степени не повлияет. Кстати, по мнению некоторых специалистов, отдельные пищевые добавки вовсе не так безвредны, как кажется на первый взгляд. Нелегальный импорт процветает у нас во многих сферах. По мнению предпринимателей, сегодня государство просто-напросто не заинтересовано в борьбе с ним. Ведь необходимо разработать четкую стратегию, которая соблюдалась бы на всех уровнях - от таможни до аптеки. Необходимо объединить усилия разных ведомств - и правоохранительных органов, и медиков, и честных импортеров. Но пока все остается по-прежнему: нелегалы процветают, потребитель страдает. Если от просмотра пиратской копии видеофильма еще никто не умирал, то при циничности черного рынка лекарств человеку иногда и впрямь может быть "достаточно одной таблэтки". А как рядом с контрабандистами чувствуют себя те, кто предпочитает играть по-честному, те, кого государство по идее должно лелеять, холить и всячески оберегать? Далеко не все гладко у них в деле поставки качественных лекарственных препаратов для казахстанцев. Допустим, некая западная фирма решила продать нам свои чудесные новинки. Она должна вначале зарегистрировать их. За регистрацию каждого наименования взимается три тысячи долларов. И если во многих странах процесс длится месяц, от силы два, то в Казахстане - полгода и дольше. На взгляд тех, кто действительно хочет с нами сотрудничать, это абсолютно ненормально. Еще одна проблема - таможня. Таможенникам без разницы - водка ль прибыла из-за границы, сигареты или лекарства, которые, может быть, срочно нужны для спасения чьей-то жизни. Ритуал один для всех - тщательный неторопливый поиск ошибок при оформлении документов и дальнейшая волокита. Каждый медикамент должен быть сертифицирован, и это, безусловно, правильно. Но именно длина и сложность цепочки порождают ее конечный результат - высокую цену препаратов. В принципе, это не выгодно ни поставщику, ни потребителю. Западный бизнесмен не может просчитать перспективу оборота (объем взяток и налогов растет с каждым днем), отечественная бабулька получает инфаркт у витрины с любимым валокордином. Может быть, в таком случае для государства выгоднее стремиться к сокращению импорта и к привлечению инвестиций в развитие собственного производства? Ведь сегодня Казахстан в состоянии производить лишь около 5 процентов объема лекарств, необходимого населению. Но, по расчетам специалистов, создание отечественной фармацевтической промышленности невыгодно. Можно построить завод, который за неделю завалит народ желанными таблетками. А дальше что? Дальше нужно работать на импорт. При наличии на мировом рынке монстров с двухсотлетней репутацией все попытки представить дубль их продукции обречены на провал. Конкуренция требует качества и репутации. Перспектив развития собственного производства лекарственных препаратов у нас нет. Во-первых, никогда не будут изысканы базовые средства на какие-либо попытки, хотя бумажная государственная программа развития фармацевтической промышленности в республике (от 1996 года) и существует. Во-вторых, нет смысла - конкуренции не выдержать. К тому же немало людей заинтересовано в как можно более долгом существовании систем госзакупок, не всегда выгодных державе, но всегда выгодных лично. По мнению профессионалов, еще можно было бы подумать о расширении производства трав - словом, того, что пока еще дает наша природа. Синтез, которому посвящают годы исследований и труда огромные институты на Западе, нам недоступен. В общем-то, в импорте нет ничего страшного - большинство развитых стран предпочитают часть лекарств покупать у известных мировых фирм. Но невозможно представить, чтобы, к примеру, в Великобритании врачи стационаров продавали втридорога препараты, должные предоставляться больным бесплатно, и что государство в качестве меры пресечения ввело штемпель "бесплатно", который будет ставиться на каждой упаковке гарантированных лекарств. Такой бюрократически-чернильный метод борьбы с расхитителями и корыстными гиппократами могли придумать только мы. В сущности, это признание собственной беспомощности в контроле над движением фармацевтической продукции. Но сегодня производство биодобавок превратилось в сверхприбыльную альтернативную отрасль фармацевтической промышленности. В европейских странах и в США работают фирмы, производящие БАДы для целевого сбыта - именно в развивающиеся страны, в том числе, и в Казахстан. На внутренний рынок они не поступают, поскольку не проходят соответствующего контроля. Словом, нате вам, боже, что нам не гоже. В такой ситуации, безусловно, введение сурового фармакологического и таможенного контроля невыгодна ни производителям, ни организаторам разветвленного сетевого маркетинга, ни тем, кто покровительствует этому виду бизнеса.

[X]