Опубликовано: 860

Жоэль Шапрон: В кино нужна статистика

Жоэль Шапрон: В кино нужна статистика

Достойным дополнением VI международного кинофестиваля «Евразия» в этом году стал I фестиваль французского кино. Его казахстанской публике представил Жоэль Шапрон, вице-директор компании Unifrance по Восточной Европе и эксперт Каннского фестиваля.

Господин Шапрон – приветливый, обаятельный и мудрый человек, посвятивший себя продвижению кино своей страны. Он прекрасно ориентируется в современном кинематографе и, что немаловажно для нас, свободно говорит на одном с нами языке. Причем освоил он великий и могучий в Сорбонне! Вместе с ним в Алматы прибыла внушительная делегация создателей и артистов восьми картин, часть которых начала с октября прокатное шествие по кинотеатрам Казахстана.

В интервью газете «Известия-Казахстан» он рассказал о задачах Unifrance, о казахстанском кино во Франции и о сегодняшнем дне родины десятой музы. 

– Одна из задач Unifrance – знакомить продюсеров из разных стран, чтобы они могли создавать совместные проекты. Есть ли уже в постсоветских странах такие проекты? 

– Мы только сводим их вместе на одной площадке, а к чему это приведет позже – это уже не наша задача. Возможно, после таких встреч кто-то в СНГ и снимает совместные фильмы, но я не в курсе. Например, в рамках сотрудничества я возил в Париж 10 российских продюсеров, они защищали там свои проекты. И хотя о съемках проектов речи не шло, все они были очень довольны, потому что смогли пообщаться с западными коллегами. С другой стороны, в Казахстане и в России очень непростые условия для копродукции: сложный визовый режим и дорогие полеты. Нам выгоднее снимать в Болгарии, Румынии, уже не так удобно в Бельгии и Чехии. Они рядом, в ЕС, там нет виз, полеты дешевые и ландшафтов достаточно. 

– Что можно сказать о казахстанском присутствии на французских экранах? 

– Восемь казахстанских лент вышли в прокате во Франции за несколько лет. Да, это очень мало, но, с другой стороны, это больше, чем присутствие, к примеру, болгарских картин. Среди режиссеров как мэтры – Дарежан Омирбаев, Ермек Шинарбаев, Сергей Бодров, Сакен Нарымбетов, так и молодые кинематографисты – Гука Омарова, Нариман Туребаев. Правда, его «Маленькие люди» так и не вышли в прокат, были только на фестивале. 

– О каком прокате идет речь? 

– Речь, конечно, не о масштабе. Мы говорим «прокат», если фильм идет в кинотеатре в коммерческой сети хотя бы раз, и за показ надо платить деньги. Сколько, в каких городах – об этом нет и речи. Чтобы фильм вышел в настоящий прокат, надо сделать рекламу фильму, оплатить субтитры, брошюры, плакаты и прочее. У ваших режиссеров на это нет средств, впрочем, это не их забота, а прокатчика, но и для них это тоже очень дорого. 

– Каков ваш образ современного французского кино? 

– У меня нет одного образа, я люблю разнообразие – это то, чем французы могут гордиться. Я смотрю около сотни картин в год, буквально каждую вторую французскую картину. Это моя профессия, поэтому я не страдаю вкусовыми пристрастиями. Могу смотреть «Жизнь в розовом цвете», «Пророчество» Бессона и тут же «Астерикс». У нас каждый найдет себе фильм по душе, любит ли он комедии, ужасы или тонкое авторское кино. Даже когда я смотрю плохое кино, будь-то казахстанкое или французское, я могу найти в нем что-то хорошее: кадр, сюжет, интересное актерское лицо, смешную реплику или титры. Находка есть в каждом произведении. К примеру, «Такси» мне нравятся далеко не все, только «Такси-4», это добротный экшн. Мне интересна история Марион Котийяр, снявшейся в роли невесты героя. Это не дает основания думать, что она плохая актриса, потому что снималась в боевике! Она великолепно сыграла Эдит Пиаф в «Жизни в розовом цвете». Андре Бурвиль всегда считался комическим актером, снимался в «Большой прогулке» с Луи де Фюнесом, но и у него были сильные драматические роли, «Красный круг» с Аленом Делоном, к примеру. Актера и режиссера никогда нельзя воспринимать однобоко. Бывает, что мастер выдает вдруг чушь несусветную, или, наоборот, рядовой автор поразит шедевром. Поэтому я смотрю все, ничем не пренебрегая. 

– Что вы уже смотрели из современного казахстанского кино? 

– Пока ваше кино идет в одном направлении, чаще подражательным путем, но мне очень понравилась картина «Келин». У нее новый язык, она сделана совсем в другом стиле. «Заблудившийся» – тоже занятное кино, хоть и не шедевр. Кое-где режиссеру не удалось достичь того, чего он хотел, но в целом очень серьезное, интересное кино. 

– Какие цели вы ставите перед собой лично? 

– Мои цели совпадают с Unifrance: стремлюсь достичь максимального присутствия французских фильмов в мировом прокате. Есть хорошая фраза: «Мы коммерчески защищаем интересы французского кино, но мы не защищаем интересы французского коммерческого кино». Любые кинофестивали нужны, но обычно мы приезжаем, а после нас остаются лишь воспоминания. Но на сей раз благодаря директору кинотеатра «Арман» Бауржану Шукенову наши фильмы остаются после нас в прокате. Да, там всего одна – две копии и не во всех городах Казахстана, но мы все равно рады. Наша главная цель состоит в том, чтобы французское кино было популярно и без фестивалей, чтобы местные прокатчики покупали его и без нашей поддержки. Нас очень порадовало, как тепло приняли наши фильмы на I фестивале французского кино в Алматы, особенно на его открытии, на показе документального блокбастера «Океаны». 

– А если говорить о проблемах, то… 

– Они не всегда упираются в деньги. Беда Казахстана, как и России, в том, что у вас отсутствует статистика по кино, нет единой системы и организации, которая мониторила бы ситуацию в кино и в прокате по всей стране. А ведь это один из показателей роста экономики в стране. Это очень важно в целом: чем прозрачнее цифры, тем легче убедить иностранцев инвестировать в вашу экономику. В России то же самое, никто толком не знает, сколько было зрителей, допустим, на «Иронии судьбы-2». Приводят очень примерные цифры. Даже я не знаю, сколько французских фильмов вышло там реально в прокате в прошлом году! И у вас каждый отвечает только за себя. У самой большой сети KINOPARK все хорошо, но данные только внутри сети. А в идеале государство должно владеть детальной информацией в целом по стране, по всем сетям, чтобы знать, какова рыночная доля казахского кино и кино других стран. От этого выиграют все. В России уже заговорили о системе единого электронного билета, это поможет выяснить точно цифры кассовых сборов, надеюсь, у вас к ней тоже придут. 

– А как обстоят дела у стран бывшего социалистического лагеря? 

– Сейчас уже лучше. Хотя это потребовало много времени и усилий. Самые передовые на сегодня – поляки, быстро перестроились и чехи, они публикуют цифры ежеквартально. Все было хорошо у венгров до недавнего времени, но кризис повлиял и на них. Не всегда виновато государство, к примеру, в РФ все зависит от Альянса прокатчиков. Они частенько скрывают данные, считают их коммерческой тайной. Но как государству узнать, сколько надо построить железных дорог и поездов, если оно не в курсе, сколько у него пассажиров? В постсоветских странах ежегодно ведут четкую статистику по кино лишь в Эстонии. Почти все страны дают рекламу сегодня на кинорынках, в Каннах есть павильоны у многих. Если киноиндустрия развита не очень высоко, как, например, у вас, они публикуют там одну брошюру со всеми данными о стране, об инфраструктуре. Все о киносфере: камеры, объекты, ландшафты для съемок; сколько в стране режиссеров, кинотеатров, зрителей; где обучают кино; адреса, контакты. У нас во Франции таких книжек несколько, они издаются часто, по разным отраслям и жанрам кино. И это, несомненно, нужно и полезно.

Вера Ляховская, Алматы
Источник: Известия-Казахстан

[X]