Опубликовано: 2400

Застывшая музыка архитектора Кацева

Застывшая музыка архитектора Кацева

Как-то совершенно случайно в конце года попал мне в руки настенный календарь. Отчасти свою миссию он уже выполнил – целый год провисел на стене, радуя глаз великолепными видами Алматы.

Точнее будет назвать их даже ликами, настолько искусно кистью и карандашом эти образы перенес на бумагу Владимир Кацев – заслуженный архитектор РК, лауреат Государственной премии СССР, председатель Алматинского филиала Союза архитекторов РК, академик Международной академии архитектуры стран Востока, почетный профессор КазГАСА.

Многоноликий Алматы

Что и говорить, лики Алматы нас впечатлили. А вскоре мы уже беседовали с Владимиром Зеликовичем в его мастерской, расположенной в здании известной высотки на углу Абылай хана и Казыбек би.
Наш собеседник в свое время проектировал ряд зданий, которые стали для нашего города знаковыми, вошли в золотой фонд отечественной архитектуры.

Это здание цирка, Дворец спорта, высокогорный спортивный комплекс "Медеу" и многие другие сооружения. Есть в Алматы и фонтаны, в создании которых принимал участие Владимир Кацев, в частности полюбившийся алматинцам фонтан "Восточный календарь".

– Все началось с идеи Владимира Твердохлебова, – вспоминает Владимир Зеликович. – Он пришел ко мне и рассказал, каким видит этот фонтан. Затем в Главархитектуре мы согласовали место, получили добро президента Академии наук (тогда этот пост занимал Аскар Кунаев). Каждую фигуру, как водится, я изобразил на бумаге.

Следующий этап – визит к академику Маргулану – требовалось обговорить перечень казахских национальных символов, которые составят основу проектируемого фонтана. Заметьте, китайские и казахские символы неодинаковы. У них дракон – у нас улитка, у них тигр – у нас барс, у них свинья – у нас кабан и так далее.

Ну а после этого скульпторы В. Твердохлебов и А. Татаринов приступили к лепке: изготовили фигуры сначала из глины, промыли в гипсе, затем отлили в бронзе (отливали в электромеханических мастерских).

"Восточный календарь" был сооружен в 1979 году, и открытие его было приурочено к 60-летию республики, – продолжает далее Владимир Кацев. Но так получилось, что правительственная комиссия приняла этот объект, когда еще не все наши задумки были воплощены. Замысел был таков: дополнить фонтан надписями на казахском и русском языках, соответствующими определенному году, выбить на боковых гранях даты, демонстрирующие 12-годичный годовой цикл. Более того, мы, авторы, рассчитывали, что "Восточный календарь" будет светомузыкальным! Но поскольку комиссия приняла и одобрила, продолжения не последовало – все работы прекратились.

Также я проектировал фонтан "Семиречье" на углу проспекта Абая и улицы Тулебаева, а в 1972 году – фонтан перед зданием цирка…

А у нас лучше…

Вообще здание цирка уникально, доводилось слышать мнение московских архитекторов, они считают его одним из лучших в мире.

– Мы согласовывали в свое время проект цирка почти в 20 инстанциях, – рассказывает Владимир Зеликович. – Это был длительный и кропотливый процесс. "Союзгосцирк" пытался нас убедить, что цирк в Алма-Ате надо строить по типовому проекту, который разработали архитекторы "Гипротеатра". Но я обнаружил в нем немало ошибок и упущений и всячески доказывал, что цирк должен быть построен по нашему проекту. В итоге все-таки доказал.

Дело в том, что в цирке масса всяких нюансов, о которых рядовой зритель и не догадывается. Вот вам пример. Под ареной есть специальный трюм. Без него ни один иллюзионист не сможет показать свои номера. Но если трюм сделан с ошибками, номеров публика также не увидит. Ни одного. У цирка также имеется своя коммуникационная "анатомия" – линии внутренней и внешней связи, в том числе правительственной. И в свое время мне приходилось заниматься схемой их размещения. Сделай я что-то не так, представители руководства республики не смогли бы сделать звонок из правительственной ложи цирка, скажем, в Москву.

Хорошего должно быть понемногу

Мастерская Владимира Кацева – это музей в миниатюре, настоящее хранилище уникальных работ – живописных, графических. Вот он раскрывает перед нами с виду обычную общую тетрадь. Обычную, да не очень! Это своеобразный дневник Сергея Калмыкова! Собрание фраз. Интересно, что слова здесь не написаны, а как бы нарисованы. Это лишь один из раритетов, бережно хранимых Владимиром Зеликовичем.

Развязывая тесемочки советских картонных папок, он показывает свои многочисленные рисунки, сделанные с натуры. Хива, Самарканд, Бухара, Иссык – сюда он приезжал специально, чтобы зарисовать уникальные памятники архитектуры, которые были возведены еще до XIV века. Эти рисунки по замыслу В. Кацева легли в основу настенного календаря "Великий Шелковый путь. Памятники архитектуры", который скоро должен увидеть свет.

Когда-то очень небольшим тиражом в свет вышел уникальный альбом "Казахский эпос" с рисунками Евгения Сидоркина. Предназначался он в основном для иностранных гостей, и, разумеется, разошелся довольно быстро. Жаль, конечно, что тираж был невелик, сейчас, пожалуй, такой календарь и в библиотеке не отыщешь. Но ведь хорошего, как известно, много не бывает. А вот у Владимира Зеликовича один экземпляр имеется – подарок Е. Сидоркина.

Вообще архитектор Кацев считает: излишнее тиражирование опошляет оригинал. Именно поэтому и будущий календарь с памятниками архитектуры выйдет небольшим тиражом.

[X]